Настало время ограничить полномочия раввинских судов

Раввинские суды продолжают выносить решения, противоречащие постановлениям Верховного суда, утверждая, что толкование Верховного суда для них не обязательно по вопросам, находящихся в их компетенции. А разводящиеся супруги вынуждены жить в состоянии неопределенности, которая возникает из-за существования двух параллельных судебных инстанций.

Недавно сообщалось, что Верховный суд проведет еще одно слушание по «делу о супружеской измене», которое определит, имеет ли женщина, изменившая мужу, право на свою часть квартиры, в которой семья проживала совместно. Речь идет о деле, в котором Верховный суд решил не вмешиваться в постановление раввинского суда, решив, что раввинский суд не превысил свои полномочия, когда лишил женщину права на собственность в жилой квартире из-за обвинений в супружеской неверности.

Мы вновь являемся свидетелями невыносимой ситуации, когда раввинский суд наказывает женщину за супружескую измену лишением ее имущественных прав, и все это под эгидой еврейского права. Доколе законы о человеческих, семейных взаимоотношениях будут болтаться между гражданской и религиозной судебной властью, а приговоры будут зависеть от того, кто из разводящихся супругов успеет первым подать на развод и в какую инстанцию? Разве не настало еще время для перемен? Чем скорее - тем лучше.

В Израиле есть две судебные инстанции, суд по семейным делам (гражданский) и раввинский суд (религиозный), и оба имеют полномочия принимать решения по вопросам опекунства, алиментов и разделе имущества - при условии, что эти вопросы рассматриваются в рамках иска о разводе. Источником этого явления является закон о юрисдикции раввинских судов. Эта двойственность очень опасна, она увековечивает неопределенность в решениях, принятых различными инстанциями, и придает законность решениям религиозного суда в соответствии с законом Торы, даже если эти решения противоречат решениям Верховного суда.

Одним из побочных эффектов этого судебного двоевластия является печально известная гонка наперегонки. До недавнего времени было однозначно и ясно, что женщине предпочтительнее разводиться и требовать алименты на ребенка в суде по семейным делам, а не в раввинском суде, который больше склоняется на сторону мужчин и дает маленькие алименты. Также распространено мнение о том, что мужчинам лучше открыть дело о разводе в раввинском суде. Однако в июле 2017 года Верховный суд принял революционное постановление, которое отменило алименты отца по умолчанию, объявив, что оба родителя несут равную ответственность за обеспечение несовершеннолетних, в зависимости от своего уровня дохода и времени пребывания ребенка с каждым из родителей.

Недавно администрация раввинских судов опубликовала ежегодный отчет о разводах. Помимо статистики роста числа разводов в 2018 году по сравнению с 2017 годом, отчет также показывает, что также увеличилось число заявлений о выплате алиментов, поданных в раввинские суды. Не исключено, что эта статистика отражает тот факт, что раввинские суды, которые игнорируют постановление Верховного суда, дают сегодня более высокие алименты, чем суды по семейным делам. И это серьезно отличается от ситуации, которая преобладала до решения Верховного суда об алиментах.

Раввинские суды продолжают принимать решения, противоречащие решениям Верховного суда, утверждая, что они не подвластны трактовкам Верховного суда в вопросах своей первоначальной компетенции, и в особенности законов об алиментах. А по еврейскому праву только отец должен нести основное бремя алиментов.

Решение о проведении дополнительного слушания в Верховном суде по «делу о супружеской измене» является правильным и важным шагом, поскольку на этот раз именно гражданская судебная инстанция узаконивает наказание женщины за супружескую измену лишением имущественных прав. Тем не менее, пересмотр этого дела также свидетельствует о банкротстве системы разводов в Израиле и отражает ее нестабильность, неуверенность и агонию. И во всем этом вынуждены вариться разводящиеся супруги из-за существования двух параллельных судебных инстанций.

Настало время для существенных изменений, которые ограничат полномочия раввинских судов и сведут их исключительно к бракам и разводам, и оставят все дела, связанные с бракоразводным процессом, в компетенции гражданских судов.

Далит Янив-Месер, адвокат, TheMarker, Ц.З. К.В. На снимке: в раввинском суде.
Фото: Эмиль Салман.


Реклама

Анонс

Реклама

Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend