Фото: Hasan Shaaban, Reuters

В самом ли деле «Хизбалла» готовится к атаке

Операция "Северный щит" сопровождается разоблачением агрессивных намерений "Хизбаллы". В Израиле также задают себе вопрос всех вопросов: как устранить угрозу применения «Хизбаллой» высокоточных ракет? При этом, мало кто интересуется, в чем корни израильско-ливанского конфликта и как можно предотвратить нападение террористических организаций.

История арабо-израильского конфликта показывает, что, как правило, арабская сторона не предпринимала насильственных действий против Израиля без уважительной, с ее точки зрения, причины. Этот вывод применим также к «Хизбалле. У нас укоренилась идея о том, что арабы хотят уничтожить Израиль. Никто не удосуживается объяснить гражданам источник израильско-ливанской враждебности.

«Хизбаллу» у нас характеризуют исключительно, как эмиссара Ирана. И, если мы считаем, что Иран заинтересован в эскалации насилия в регионе, делаем вывод, что «Хизбалла» стремится на нас напасть, поскольку безоговорочно служит своему патрону.

На прошлой неделе на одном из телеканалов рассказывали о начале операции «Северный щит» и показали архивную видеозапись середины восьмидесятых годов прошлого века. На ней молодой Хасан Насралла говорит, что мечтает увидеть  превращение Ливана в часть исламской республики во главе с Ираном.

Но за эти десятилетия "Хизбалла" серьезно изменилась. Она превратилась из партизанской группировки, которая воевала против присутствия Израиля на юге Ливана, в значительную политическую партию с военным крылом. Таким образом, «Хизбалла» разделяет ответственность государства за всех граждан Ливана. Следовательно, уменьшились шансы на то, что «Хизбалла» нападет на Израиль. В движении Насраллы понимают: Израиль нанесет удары огромной силы по любому кварталу и участку, с которого будут выпущены ракеты в направлении еврейского государства. Эти удары приведут к колоссальным разрушениям в Ливане, который еще не полностью восстановлен после войны 2006 года.  Следует помнить:  Насралла открыто признал, что ошибочно предсказал реакцию Израиля на захват трех солдат-резервистов боевиками «Хизбаллы» в июле 2006 года. Именно этот захват привел ко второй ливанской войне.

Если не возникает никаких вопросов по поводу израильско-ливанского конфликта, то никто не интересуется также тем, может ли Иерусалим решить разногласия дипломатическими средствами. Контакты с Ливаном по поводу  урегулирования споров велись до начала второй ливанской войны, но израильское политическое руководство не использовало все возможности.  В последние годы разногласия расширились: теперь Ливан и Израиль  спорят и относительно морских границ, в которых страны могут добывать природный  газ. Но израильтяне не потребовали от правительства проинформировать общественность о том,  что оно делает для предотвращения войны.

В таких обстоятельствах для израильского руководства был бы характерен такой шаг: ударить по Ливану (или подтолкнуть «Хизбаллу» к нападению, а потом атаковать в ответ), чтобы устранить ракетную угрозу. Кстати, нет уверенности в том, что эта ракетная угроза со стороны «Хизбаллы» когда-либо воплотится в реальные действия против Израиля, но при ударе ЦАХАЛа население страны неминуемо подвергнется ракетным атакам ливанского террористического движения.

Ягиль Леви, «ХаАрец», Д.Н. К.В.


Реклама

Анонс

Реклама

Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend