Thursday 21.10.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...

    Вот оно – подлинное наследие Нетаниягу

    Надпись на стене дома, где живет человек, активно выступающий против политики Нетаниягу: «Здесь живет предатель-левак». Не в Иерусалиме, где атмосфера накалена. Не в «государстве Тель-Авив». Надпись сделали, как ни странно, в Нес-Ционе. Вот такое «сионистское чудо».


    А в другой дом в этом городе, где живет семья, участвовавшая в местных манифестациях, бросили светошумовую гранату.

    Как вообще возникла Нес-Циона? Это поселение было основано во время Первой алии. Первопроходцы-«халуцим» стремились создать национальный очаг на Святой Земле, чтобы избавиться от европейского антисемитизма. И надо же такому случиться: именно здесь, через сто лет после того, как в Германии нацисты помечали еврейские дома, у нас происходит нечто подобное!

    Что делают с предателями, знают все. Это – самая серьезная криминальная статья во всех уголовных кодексах мира. В Израиле, где смертная казнь де-юре была отменена в 1954 году, измена родине все еще остается главным доводом, оправдывающим применение в исключительных случаях высшей меры наказания.


    Вот наследие Нетаниягу – ненависть. Он эксплуатирует ее на протяжении всей своей карьеры. Собственно, благодаря ей он и пришел к власти. Ее именем он клялся, хватаясь за рога жертвенника и цепляясь за власть.

    Буквально на прошлой неделе, когда проходила демонстрация протеста против всего нынешнего бесстыдства, этот архитектор ненависти выложил в сеть видеоролик с песней в собственном исполнении: «Это – моя любовь и она победит». Что ж, видимо, это «его любовь» вела тех, кто писал распылителем на стене в Нес-Ционе! Это «его любовь» распылена повсюду, она – везде!

    Tomer Appelbaum

    Тех, кто протестует против него, бьют, в них плюют, их поносят на чем свет стоит, их пытаются растоптать, в них швыряют камни и яйца, им желают быть сожженными, похороненными, изнасилованными. Среди сторонников Нетаниягу есть даже такие, кто надеется на совершение теракта против демонстрантов, выходящих на улицу Бальфура, и сетуют, что Гитлер не завершил своей работы.

    Цепочка подстрекательства берет свое начало с лидера и множества его царедворцев, пропагандистов и агитаторов. Затем эта цепочка тянется, минуя молчание и безразличие политических партнеров. Еще одно дополнительное звено – снисходительность полиции и вялость прокуратуры: только недавно выяснилось, что, оказывается, размахивать плакатами с надписью «левые предатели» не считается подстрекательством. В конце концов, обнаружат какую-нибудь «одиночную угрозу» (вроде Йоны Аврушми или Игаля Амира).

    Преступающим закон необходимо на то соответствующее указание. Верующий может пойти за таким указанием к раввинам, остальным же достаточно необходимой атмосферы, возможности допустить кровопролитие, прибегнуть к маркировке неугодных.


    Вот почему на протяжении многих лет прилагаются колоссальные усилия, чтобы добиться делигитимации, зафиксировать в общественном сознании: левый – значит, подлец, предатель, изменник. Все, что связано с понятием «левизна», следует обесчеловечить, то есть уравнять со смертельной опасностью. Отсюда и стремление искажать само написание, коверкать язык – нечто вроде «левак», «блевотина», и даже находить в этом источник вдохновения для пропагандистской машины. Как его находит сын архитектора ненависти, Яир Нетаниягу, использующий термины, которые сегодня кажутся анахронизмом (коммунисты, большевики, анархисты), но на самом деле фигурируют в классических фашистских трудах.

    Ситуация доходит до абсурда каждый раз, когда какой-либо кандидат правого толка вдруг бросает вызов правлению Нетаниягу. На прошлой неделе бдительно выявили нового врага («выпрыгнув, как чертик из табакерки, Гидеон Саар объявил, что присоединится к левому правительству только для того, чтобы свергнуть Нетаниягу»).

    В современном Израиле не существует границы между правыми и левыми, а только между сторонниками Нетаниягу и его противниками. Левый лагерь все равно скукожился до исторического минимума, хотя сам Нетаниягу вряд ли может считаться правым – это он отдал Арафату Хеврон, одобрил продажу немецких подводных лодок Египту и объединил свои силы с Мансуром Аббасом из «Объединенного списка». Но все это неважно, не имеет значения. Логика «бибизма» проста: выступать против Нетаниягу – значит, быть левым. Нетаниягу олицетворяет государство. Следовательно, быть левым – значит противостоять государству, действовать ему во зло, быть предателем, изменником.


    Мир сошел с ума и перевернулся. Демонстранты выступают за осознанное демократическое существование, они никому не угрожают, не прибегают к насилию. Вместо того, чтобы обеспечить их безопасность, полиция и ШАБАК следят за ними, как за врагами народа, и в то же время тратят колоссальные средства на обеспечение безопасности семьи Нетаниягу – главного источника подстрекательства и ненависти в Государстве Израиль.

    Ури Мисгав, «ХаАрец». М.К. Фото: Эмиль Сальман.
    Фото на врезке: Томер Аппельбаум.˜

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend