Главный » Общество » Закон » Наследие Меира Шамгара, одного из отцов израильской судебной системы

Наследие Меира Шамгара, одного из отцов израильской судебной системы

Меир Шамгар, седьмой председатель Верховного суда ушел из жизни 18 октября в возрасте 94 лет. Это был человек, который внес колоссальный вклад в формирование правовой системы Израиля, будучи одной из ее ключевых фигур; кроме того, он вынес ряд судебных решений, ставших краеугольными камнями в израильском законодательстве.

Шамгар последовательно занимал ряд руководящих постов в правоохранительных органах и в судебной системе, и везде оставил после себя заметный след. Так, будуяи на посту главного военного прокурора между 1961 и 1968 годами, именно Шамгар ввел термин «контролируемые территории» и постановил, что палестинцы имеют право обращаться в БАГАЦ. При этом он был одним из тех, кто сформировал политику Израиля в секторе Газа и в Иудее и Самарии.

Занимая должность юридического советника правительства с 1968 по 1975 годы, Меир Шамгар в значительной степени укрепил его статус и добавил ему независимости. Около восьми лет (с 1975 по 1983), когда Шамгар руководил Верховным судом, были отмечены незыблемостью позиций суда, невзирая на сложный период, характеризующийся напряженностью в сферах безопасности, политической и социальной.

Меир Шамгар (Штернберг) родился в 1925 году в городе Данциг (сегодня - польский город Гданьск). Родители Меира были родом из России, сторонники Жаботинского, ревизионисты; сам Шамгар стал впоследствии активистом «Бейтара». Во время Хрустальной ночи в их дом ворвались гестаповцы с обыском, и отец Мира бросил им: «Мы уезжаем в Палестину в самое ближайшее время», на что  те, смеясь, ответили: «И что евреи будут делать в Палестине? Обманывать друг друга!»

В 1939 году, когда Меиру исполнилось 14 лет, они  репатриировались, поселившись в Тель-Авиве. Здесь он стал учиться в гимназии «Бальфур», в 1943 присоединился к ПАЛЬМАХу, а на следующий год -  к ЭЦЕЛю. О том, чем он там занимался, как сражался с англичанами, Шамгар очень долго скрывал, не желая в течение нескольких десятков лет вспоминать о том периоде. Известно, что в 1944 году он стал одним из первых активистов ЭЦЕЛя и ЛЕХИ, задержанным англичанами и высланным в лагеря для интернированных в Африке. В лагере, включив старенький радиоприемник, Меир услышал, что Организация Объединенных Наций 29 ноября 1947 году утвердила план раздела Палестины. А 15 мая 1948 года тот же приемник сообщил, что провозглашено Государство Израиль.

Надо заметить, что Меир несколько раз пытался бежать из лагеря, но попытки заканчивались неудачей, и только отсидев 4 года, он вернулся в Израиль, и сразу ушел служить в армию, приняв участие в Войне за независимость. Кроме того, продолжал изучать право, начав им заниматься еще в изгнании, заочно -  в Лондонском университет, а затем в Израиле. Его политические взгляды и принадлежность к ЭЦЕЛю не помешали присмотреться к нему людям из противоположного лагеря - премьер-министру Бен-Гуриону, а затем министру юстиции Яакову-Шимшону Шапиро, чтобы назначить его на руководящие должности.

Так в 1961 году молодой юрист стал главным военным прокурором. По требованию Бен-Гуриона он гебраизировал свою фамилию Штернберг, выбрав имя судьи, упомянутого в ТАНАХе – Шамгар Бен-Анат, который к тому же был военным; так появился Меир Шамгар.

Но прежде чем занять высокую должность, он настоял на том, чтобы пройти спецкурс батальонных командиров: по его мнению, это давало ему понимание реальности. В своей автобиографии, изданной в 2015 году, Шамгар пояснял: «Мне хотелось выйти за рамки стерильного мышления юристов, просиживающих в конторах, и испытать по-настоящему то, что чувствуют командиры на местах».

Еще до Шестидневной войны, до занятия Израилем территорий Иудеи и Самарии и сектора Газа, этот мудрый человек разработал правовое обоснование будущей возможной ситуации. Среди прочего, он подготовил предварительные приказы, директивы и инструкции, которые в совокупности составили последовательный и систематический план контроля над законом и порядком на будущих завоеванных территориях. Своим оппонентам, который утверждали, что, мол, Шамгар узаконил будущую оккупациюи, он ответил: «Тот, кто возглавляет профессиональную систему, должен быть готов к любому развитию событий, каким бы оно ни было. Я возглавлял юридическую систему, и всегда полагал, что Израиль должен быть страной, которая в любой ситуации придерживается принципов международного права, его духа и буквы».

Как уже было указано, в 1968 году Шамгар стал юридическим советником правительства. Все, кто с ним работал, вспоминают о его невероятной трудоспособности; недаром в его окружении ходил каламбур, мол, на самом деле юридического советника надо называть «Кан гар» («живущий здесь»), а не «Шам гар» («живущий там»), так как он приходил раньше всех и уходил позже всех.

Именно Шамгар был тем, кто в значительной степени укрепил статус юридического советника правительства, добавил ему исключительной независимости, добиваясь верховенства закона: был даже случай, когда Шамгар отказался представлять Государство Израиль в Высшем суде справедливости, где рассматривался иск иммигранта из США против МВД, отказавшегося признать его евреем из-за того, что он прошел реформистский гиюр.

Как сказал Аарон Барак, заменивший впоследствии Шамгара, «он сделал юридического советника своего рода премьер-министром госслужбы». Шамгар разработал также основы руководства для юридического советника – это 11 томов, включающие принципы по различным областям права.

Как юридический советник, Шамгар считал, что Четвертая Женевская конвенция неприменима к Израилю, поскольку не было никакого законного юридического суверена, изгнанного с контролируемых территорий. Однако на практике, подчеркнул он, Израиль следует всем общепринятым гуманитарным нормам. «Израиль соблюдал все нормы международного права больше, чем многие страны, которые восприняли их формально», - подчеркнул он. А объясняя присоединение восточной части Иерусалима, он говорил следующее: «…это был естественный и нормальный шаг; мы пришли к выводу, что эта территория была частью британского мандата, и что в свое время иорданский монарх завоевал Иудею и Самарию, аннексировав восточный Иерусалим – и этот факт был признан всего лишь несколькими странами. Следовательно, объединение города всего лишь продиктовано освобождением той его части, которая была оккупирована Иорданией».

В 1975 году Меир Шамгар вошел в состав Верховного суда, костяк которого составляли самые лучшие юристы страны. И даже среди них он выделялся своей масштабностью. Профессор Авиад Хакоэн, декан юридической школы и Академического центра «Шаарей мишпат», назвал Шамгара «Иродом Великим израильского права».

Однако в некоторых случаях Шамгар поддерживал весьма спорные правительственные решения, связанные, в частности, с государственной безопасностью. Так, когда ЦАХАЛ похитил ливанских террористов Абу Обейда и Мустафу Дирани, чтобы использовать их в качестве разменной монеты для освобождения штурмана Рона Арада, Шамгар отклонил ходатайства об их освобождении.

В то же время Шамгар выступал за свободу слова во всех ее проявлениях. «Основополагающее право на свободу выражения имеет решающее значение для характеристики правящего режима, - писал он, - это необходимое условия для обеспечения существования и добросовестного сохранения большинства других основных прав». По его словам, свобода выражения мнений должна пользоваться приоритетным правовым статусом: «Разрешение и предоставление возможности критиковать правительство, его институты, компании, их эмиссаров и сотрудников – это принцип, без которого не может быть надлежащего демократического правления».

Именно Шамгар ввел термин «судебный активизм», расширив возможность вмешательства суда в различные сферы жизни, в том числе, в политические. В 1995 году Меир Шамгар ушел в отставку, но и потом не прекращал активной деятельности, возглавляя различные комиссии, занимавшиеся разбором громких дел и носящие его имя – имя Шамгара.

В 1996 году он был удостоен госпремии Израиля в номинации «Дело жизни».

На церемонии Шамгар  говорил о главной ценности, которой  следовал всю жизнь – о терпимости: «Субъективная истина одного не обязательно является субъективной истиной для другого. Ценности могут конфликтовать. Противостояния могут возникать между культурами или внутри групп в одной культуре, или между двумя людьми из одной и той же группы… Потому необходимо быть терпимыми друг к другу, отказываясь от яда и насмешек, издевательств и высокомерия».

Офер Адерет, «ХаАрец», М.К. Фото: Эмиль Сальман


Реклама

Реклама

Партнёры

Загрузка…

Реклама

Партнеры

  • Все новости | Cursorinfo: главные новости Израиля
  • Error
  • Error
  • Error

Министр иностранных дел Исраэль Кац 22 ноября выразил поддержку премьер-министру Биньмину Нетаниягу, ...

В ночь на пятницу, 22 ноября, танкер Delfi под флагом Молдавии сорвало с якоря в акватории порта Южн ...

Подведены итоги первой недели акции по сбору оружия в арабском секторе. ...

Похоже, в украинском футболе зреет коррупционный скандал. ...

Боксер обещает горячий ивент, который готовит вместе с президентом UFC Даной Уайтом. ...

RSS Error: WP HTTP Error: Предоставлен неверный URL.

RSS Error: WP HTTP Error: Предоставлен неверный URL.

RSS Error: WP HTTP Error: Предоставлен неверный URL.

Send this to a friend