«Народу книги» больше не нужна качественная литература?

Рынок литературных переводов в Израиле живет по принципу «от халтуры – до халтуры». Переводчики, редакторы и другие создатели ивритской литературы не зарабатывают достаточно, чтобы «закрыть месяц». А издатели русскоязычной литературы жалуются на снижение спроса.


По этой причине многие сотрудники книгоиздательской отрасли, работающие частным образом, Неделю книги не празднуют и не отмечают никак – но призывают министра культуры Хили Трупера («Кахоль-лаван») вмешаться в ситуацию.

«Язык иврит имеет очень небольшую читательскую аудиторию, – говорит Ширли Пинци Лев, переводчица с итальянского на иврит и член комитета в Литературной Ассоциации.  – «Мы сотрудничаем с 5-6 крупнейшими книжными издательствами страны. Они устанавливают цену и удерживают ее, потому что имеют исключительный контроль над рынком. Этой работой невозможно зарабатывать на жизнь. По нашим данным, переводчик, который работает на полную ставку, получает за месяц 7000 шекелей, в среднем». И это, добавляет Пинци Лев, без социальных условий и прав, положенных наемным работникам. «Я, например, не добираю даже до минимальной зарплаты, хотя обеспечена заказами на перевод на год вперед, я очень востребована. А когда я 20 лет назад была программистом, зарабатывала за полтора месяца столько, сколько сегодня за год».

Со стороны кажется, что фрилансеры могут предлагать свои услуги по любой удобной им цене, но на самом деле книгоиздательский рынок не свободен. Дуополия, царящая в книготорговле, оказывает давление на издателей, и те тоже существуют в состоянии постоянного стресса. В итоге «тот, кто попытается улучшить условия своей работы, просто ее потеряет, – говорит Пинци Лев, – у нас нет ни выбора, ни условий для реальной конкуренции. На практике не такие уж мы и «независимые» предприниматели».

Несмотря на это, профессия остается востребованной, есть желающие изучать ее и работать в ней. Но вскоре, поняв, что заработать на достойную жизнь трудом переводчика невозможно, наиболее профессиональные люди уходят в другие места работы. Заработок «фрилансеров» рассчитывается по устаревшей модели, в соответствии с числом знаков перевода – и он не зависит от тиража и популярности книги, над которой работали.

Литературная Ассоциация связалась с министром Трупером и потребовала встречи с ним в преддверии открытия недели книги, которая пройдет в Израиле с 15 по 22 июня. «В прошлом многие из нас работали в книжных издательствах. Сегодня почти все стали фрилансерами, не по своей воле, а не имея другого выбора», – говорят здесь, добавляя, что ситуация ухудшилась, когда министром культуры была Мири Регев: она отменила закон о книгах, регулирующий минимальную цену и скидки. Этот закон призван был улучшить положение работников отрасли, но Регев остановила его действие еще до истечения проверочного периода. У Трупера литераторы хотят просить финансовой поддержки, чтобы лучшие образцы современной литературы продолжали качественно переводиться на иврит.

А что на русском?

Поток книг в обратном направлении, будь то переводы с иврита на другие языки или публикации книг по еврейской тематике, тоже давно усох. За рубежом еще пользуются спросом «научно-популярные» издания про Каббалу или еще какие-то мистические течения, в Израиле же спрос на «еврейскую тему» все меньше.

«Торговля в Израиле книгами на русском языке пришла в резкий упадок, – рассказал «Деталям» издатель Михаил Гринберг. – Если в начале 2000 годов в Израиле было около 350 магазинов и отделений, продающих русские книги – например, у «Стемацкого», – то сейчас говорят, что магазинов таких около 50-ти, но книгами из них торгуют реально 6 или 7, для остальных главным товаром стали сувениры, елки и новогодние товары, валенки, вино, китайские подушки из бамбука, а где-то в углу стоят еще и книги.

Я издаю книги на еврейскую тему, исследования израильских ученых. Таким магазинам не очень интересны книги по еврейской тематике, они стараются их не брать. Приезжающие в последнее время перебрались в Израиль физически, но пока еще не душой, они целиком еще в той культуре и в той литературе.

Выход я нашел такой: выезжаю сам по городам и весям, участвую в семинарах и конференциях. Выступал в Эйлате и Ариэле, сейчас еду в Ноф ха-Галиль, где народ собирается – там он и покупает. Но большая часть тиражей продается в России. Правда, и там тиражи падают. Книга, которая раньше имела тираж в 3-5 тысяч экземпляров, теперь уходит тиражом в 300-500, как в Израиле, так и в России».

Хадас Йом-Тов, Davar1 / Эмиль Шлеймович, «Детали». Фото:⊥

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
МНЕНИЯ