Израилю не нужен «Яндекс»

Что движет Либерманом, когда он раз за разом выступает соратником путинского режима? Когда и почему Шакед, не различающая запахов фашизма и демократии, решила действовать не только против украинских женщин-беженок, но и в поддержку богатых российских мужчин? Почему израильским министрам позволено прикрывать своими демагогическими заявлениями тот явный факт, что поисково-информационная система «Яндекс» давно уже стала одной из шестеренок большой «машины войны» Путина, средством обслуживания его агрессии, распространения его пропаганды?


Кто эти люди

Когда 25 мая выяснилось, что глава НДИ Авигдор Либерман, глава МВД Айелет Шакед («Ямина») и министр технологий («Кахоль-лаван») не просят даже, но требуют от Нафтали Беннета срочно обсудить передислокацию офиса «Яндекса» в Израиль (вместо уже действующего тут представительства) – они еще не знали, что 3 июня совладелец и гендиректор этой компании Аркадий Волож будет включен Европейским союзом в список сообщников Путина под номером 1175 в перечне лиц и компаний, против которых введены санкции. Им еще не была известна точная формулировка, в частности эти слова:

«»Яндекс» отвечает за продвижение государственных СМИ и нарративов в результатах поиска, а также за снижение рейтинга и удаление контента, критикующего Кремль, например контента об агрессии России против Украины…» Там же Волож назван одним из лиц, несущих ответственность за «поддержку действий или политики, которые подрывают или угрожают территориальной целостности, суверенитету и независимости Украины».

Впрочем, не знал этого лишь тот, кто не хотел ничего видеть. «Яндекс» стал де-факто участником российской пропагандистской кампании задолго до новой войны в Украине. Еще в 2017 году эта платформа изменила политику показа новостей иностранным посетителям на своей главной странице: раньше здесь отражались местные русскоязычные СМИ (в Израиле, соответственно, израильские), но теперь их сменили публикации сайтов, зарегистрированных в РФ. В итоге люди про Израиль узнавали не из первоисточников, а, например, по перепечаткам на сайте Islam.ru.

Сделано это было после того, как российские власти приняли закон об агрегации новостей. Чем в «Яндексе» и оправдывались. Однако оправдание слабое: по сей день нет в России никакого закона, который бы запрещал компании убрать какой-нибудь блок с главной страницы сайта. И если на главной «Яндекса» новостной топ-5 превратился в пропагандистский рупор, в этом вина его руководства – и никого другого.

Итак, представим, что Либерман не знал, кто такой Волож. Не знал, что он еще недавно являлся обладателем состояния в 2,5 миллиарда долларов (в это уже трудней поверить, но – предположим). Даже в этом случае ничто не мешало ему открыть список совета директоров и обнаружить в их числе, например, Александра Волошина, координатора экспертного совета при правительстве РФ, а прежде – выдвинувшего идею «управляемой демократии» (точнее будет сказать – манипулятивной демократии), при которой «проблемы, которые нельзя решать демократическими методами, решаются другими методами». Весьма актуально для «Яндекса»!

Еще один интересный персонаж «Яндекса» – его бывший гендиректор в России Елена Бунина. Героически написав «Я против войны и крови» в своем «Фейсбуке» в конце февраля, в апреле Бунина с шумом уволилась и уехала в Израиль. Но, по имеющейся у нас информации, в опале не оказалась, работала в местном офисе «Яндекса», да и по сей день не отлучена от системы (возможно, даже вернулась в Москву). Со стороны это выглядело согласованной PR-акцией в рамках запоздалой попытки руководства дистанцироваться от российской политики – в собственных интересах. Увы, не можем это опровергнуть: «Деталям» Бунина интервью дать отказалась, объяснить причины своего отказа тоже не захотела.

Большая «подстава»

Лев Гершензон руководил службой «Яндекс. Новости» около десяти лет назад. Сегодня живет в Германии. Когда Россия развязала новый этап захватнической войны против Украины, он обратился к руководству этого поисковика с просьбой убрать пропагандистскую новостную подборку с главной страницы.

– Но до сих пор, хотя идет уже четвертый месяц войны, блок новостей на главной странице «Яндекса» не изменил содержания, и его трудно назвать информационным – это мощнейший ретранслятор, на десятки миллионов пользователей в день, представлений, которые формируются очень коротким списком приближенных и официальных источников», – сказал Гершензон в интервью «Деталям».

– Этот блок функционирует так: нет слова «война» – что-то про спецоперацию, про освобождение, нацистов и прочее. Когда еще существовали «Дождь», «Эхо Москвы», «Новая газета» – их в списке изданий, выводимых на главную, не было, хотя они предлагали другую, более адекватную картину происходящего. Те, у кого есть друзья или родственники в Украине, с первых же дней знали, что там происходит. Но десятки миллионов российских граждан, заходя на главную страницу «Яндекса», видели совершенно иное. Это – одна из движущих сил войны, которая сделала возможным то, что она ведется вот уже четвертый месяц.

Руководители могли бы признать проблему. Собрать людей и сказать: «Мы не ожидали, что наше плодотворное сотрудничество с государством превратит нас в геббельсову машину пропаганды войны, что мы будем скрывать правду и распространять ерунду. Но так вышло, поэтому давайте подумаем, что теперь мы способны сделать». И поверьте – можно найти варианты, поменять алгоритмы.

– Это не приведет их к потере денег?

– Издержки, финансовые и прочие, которые «Яндекс» уже несет от своей, заметной всему миру, роли и участия [в обслуживании власти], на порядок больше поступлений, который они могли бы потерять от смены алгоритма. Они – часть общего механизма войны. Я так вижу, и не я один.

Из разных стран видят главную страницу по-разному. Раньше был отдельный украинский выпуск – а после Майдана изменилось его формирование…

– То есть еще задолго до нынешней войны «Яндекс» стал проводником государственной политики России, в том числе применительно к Украине?

– Когда оказалось, что Россия уже не сторонний наблюдатель, а участник, возник вопрос, кому и что надо показывать? Всегда существовал принцип: нужно аудитории данной страны показывать источники из этой же страны. Не исключительно только их, но все же, потому что они ближе, лучше понимают ситуацию. Но как только информирование уходит на второй план, а на первый выходит информационная война, становится тяжело. После 2014 года «Яндекс» уже не справился с задачей, а дальше все становилось только хуже. А ведь это фактически системообразующая информационная структура в России.

– Мы привыкли считать, что мозги промывает в первую очередь телевизор, а роль интернета поменьше. Насколько «Яндекс» как поисковик и новостной агрегатор влиятелен в этом?

– Некоторое время назад аудитория главной страницы «Яндекса» была больше, чем аудитория Первого канала. Думаю, что сейчас «Яндекс» обгоняет аудиторию всех центральных каналов суммарно. 30 миллионов посетителей в день, а когда происходят какие-то события – еще больше. Но есть еще и такой эффект: если у людей после просмотра телеканалов возникают сомнения – они бегут в интернет за проверкой. А интернет в России – это «Яндекс». И что они там увидят? Тот же самый телевизор. Это большая подстава, потому что люди неискушенные считают, что там не телевизор, там что-то другое. Но там именно это и есть.

Лев Гершензон. Фото: Анатолий Лебедев

Посмотрите для сравнения на Googlе: у него нет главной информационной страницы, на десктопе – только окошко поиска.

– А что влиятельнее – поиск или новости?

– «Яндекс» – это продукт, который отвечает на два вопроса: «Что случилось?» и «Не случилось ли чего?» Вторая часть очень важна. В мирное время люди просто читали заголовки, убеждались, что ничего сверхъестественного не произошло. А когда что-то происходит, они переходят в поиск. Но оказалось, что в ситуации войны, которую ни в коем случае нельзя называть войной, людям достаточно просто сказать: «Войны нет!» Мы же все боимся войны? А если нам говорят, что это «спецоперация», уже не боимся, особенно если она где-то далеко и ею занимаются специалисты.

Людей, которые видят новости, просто потребляют их, ничего не спрашивая, во много крат больше, чем тех, которые спрашивают. Однако и говорить «у нас есть поисковая строка, каждый может пойти и увидеть разные ответы» – тоже лицемерие! Когда уже выяснилось, что творилось в Буче, – про десятки военных преступлений, про убитых людей со связанными за спиной руками, про пытки, про разрушения города,– «Яндекс» через свой поиск по запросу «Буча» показывал туристические картинки! Так выяснилось, что и с поиском там тоже что-то не то…

Зачем нам «машина войны Путина»?

По словам Дмитрия Гендельмана, руководителя одного из израильских рекламных агентств, поиском «Яндекса» в Израиле пользуются не меньше 40% русскоязычных израильтян – наряду с Google, к поиску которого прибегают более 80% русскоязычных израильтян. Эти данные были получены в результате опроса, проведенного исследовательском компанией Target Polls и Институтом Рафи Смита в мае этого года в рамках исследования медиапредпочтений русскоязычных израильтян.

В этих цифрах может таиться подлинный интерес (полный или частичный) Либермана к лоббированию компании Воложа. Ведь если существует возможность манипулировать алгоритмами, то несложно выводить в топ «Яндекса» по Израилю заголовки и темы, более лояльные лидеру НДИ.

AP Photo/Mark Lennihan

«Основатель «Яндекса» обратился к нам с письмом с целью получить содействие правительства расширению деятельности этой крупной интернет-компании в Израиле. Он отметил, что намерен передислоцировать штаб в Тель-Авив и перевести сюда сотни программистов, инженеров, хайтекистов», – пишет Беннету Либерман. И начинает объяснять дальше, дескать, экспорт израильского хайтека падает, а потому мы должны усилить международную активность в этой сфере. Он просил собрать кабинет, чтобы обсудить эту «единоразовую возможность».

Вот только это – возможность для Воложа, для Тиграна Худавердяна (который был гендиректором до него и попал под санкции до него), для Волошина и в конечном итоге для Путина и его «смотрящих» за СМИ в русскоязычном мировом поле. Никакого выигрыша Израиль от этого не получит по ряду причин. Либерман и Шакед наверняка вновь начнут убеждать, будто их «интересуют только и исключительно интересы Израиля», но кое-что мешает этому поверить.

Первое: в Израиле нехватка инженеров (18 тысяч свободных вакансий), программистов, представителей целого ряда специальностей, востребованных в высокотехнологических компаниях. Вводя сюда «Яндекс», Либерман и Шакед не решают эту проблему, а лишь усугубляют ее: появится еще один технологический игрок, стремящийся забрать кадры, тогда как сманить его сотрудников, напротив, будет очень проблематично.

Если бы Либерман и Шакед действительно хотели помочь местному хайтеку, то вспомнили бы о его трудностях не после письма Воложа, а в тот момент, когда многие израильские фирмы просили перевести в Израиль их украинских сотрудников – но получали отказ в МВД; или путем предоставления дополнительных финансовых льгот хотя бы тем профессионалам, которые, даже имея право на репатриацию, бегут из Украины и России от израильских цен в Германию и другие страны, где и будут в итоге работать и платить налоги. Но ничего этого сделано не было.

Второе: как сообщают источники «Деталей», в МВД готовы были рассмотреть выдачу временных документов Израиля для пересечения границ («лессе-пассе») сотрудникам «Яндекса» в Израиле – даже несмотря на то что они не являлись бы гражданами страны. Это позволило бы россиянам разъезжать по миру, в том числе пытаясь попасть и в США – в то время как сейчас сделать это порой очень затруднительно.

И то, что в США и Европе могут воспринять это за попытку помочь россиянам обойти санкции, еще полбеды. Куда хуже, что вместе с сотрудниками «Яндекса» или под их видом в Израиль могут легально перебраться российские хакеры или сотрудники электронного шпионажа: неужели про массированные хакерские атаки на американские объекты в месяцы перед войной наши министры тоже ничего не слышали? Неужели они думают, что, если Воложа или его сменщика на посту директора сверху, через Волошина, попросят ввести в штат нужных человечков, те смогут оказать?

И наконец, деньги. Возможно, кому-то они «не пахнут» – но уже многократно говорилось, что Израилю желательно максимально дистанцироваться от токсичных активов российских олигархов, а не тащить их в свои пенаты.

Лев Гершензон в настоящее время готовит к запуску новостной агрегатор, который будет лишен подобных манипуляций. Он собрал команду из 30 единомышленников. «Журналистика – это работа. Наша задача – не вмешиваться в нее, а помочь пользователям дотянуться до качественных изданий. Должен быть выбор. Каждый человек, читая цитаты или видя заголовки, должен решить, читать ему об этой же теме, например, в Russia Today или в «Голосе Америки». Задача – вытащить людей из их информационных пузырей. Они могут сказать, как в случае в Бучей: «ерунда, я в это не верю» – мы не собираемся их переубеждать. Но дать доступ к другим источникам информации – нужно.

В будущем мы хотим иметь и классификаторы новостей: вот тут нет ссылок, а там слишком эмоциональная речь, а вот этот факт поступил из анонимного телеграм-канала со ссылкой на анонимного члена следственной бригады – мы не знаем, верен ли он, читатель, будь осторожен. Если информационная гигиена войдет в привычку, как мыть руки – думаю, станет лучше», – рассказывает он.

Но это пока – лишь стартап в поисках начального финансирования, тогда как «Яндекс» жив, здоров, уже сегодня имеет капитализацию около 8 миллиардов долларов (потеряв три четверти с начала войны). Да и Воложу есть что на хлеб намазать, так что работать с ним кому-то покажется выгодным. В Израиль эту российскую структуру тащат люди, от которых иного и ждать не стоило: Авигдор Либерман, недавно отказавшийся признать военные преступления России в Буче, и Айелет Шакед, делавшая все возможное, чтобы не впустить украинских беженок в Израиль.

Яндекс-Nasdaq
AP Photo/Mark Lennihan

Коалиционная нестабильность повышает шансы Либермана добиться своего. Но важно понимать: это хорошо для Воложа, а не для Израиля и не для русскоязычных израильтян, выступающих против войны России в Украине – в том числе и против информационной войны, участником которой стал «Яндекс».

Реакции:

Из пресс-службы партии НДИ ответили: «Содержание статьи – обычная ложь и дурные фантазии, к сожалению, типичные для сайта «Детали» и его редактора».

Из пресс-службы МВД ответили: «Данный вопрос проверяется министерством внутренних дел, министерством иностранных дел и Штабом национальной безопасности («МАЛАЛь»)».

Эмиль Шлеймович, «Детали». Фото: Эмиль Сальман √