Tuesday 22.06.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    Фото: Охад Цвигенберг
    Фото: Охад Цвигенберг

    Нафтали Беннет – человек, который станет премьер-министром Израиля

    Семь лет назад Нафтали Беннет снялся в видеоролике, который затем выложили в сеть. Таким своеобразным образом он отреагировал на резкую критику проводимой правительством Израиля политики, с которой выступили леволиберальная  «ХаАрец». Это был сатирический ролик, где Беннет предстал в роли бородатого еврея, который перед всеми извиняется. В финале мы видим уже того Беннета, который нам известен, и он заявляет гордо и смело: «Начиная с сегодняшнего дня, хватит извиняться!»

    Семь лет назад Беннет вряд ли мог предположить, что в той же «ХаАрец» Анхель Пфеффер, известный израильский политобозреватель, посвятит его биографии огромную статью.

    «Нафтали Беннета, который в ближайшие дни станет тринадцатым премьер-министром Израиля, легко назвать религиозным сторонником жесткой линии, лидером ультранационалистов и поселенцев с одной стороны, миллионером, сделавшим состояние на хайтеке, бойцом спецназа и политическим вундеркиндом, с другой. Большинство из этих определений при ближайшем рассмотрении не применимы. По крайней мере, не полностью».

    Упомянув известные факты о том, что Беннет не совсем последователен, за последние 14 лет побывал в пяти различных партиях и теперь, когда он собирается возглавить кабинет министров, его нынешняя партия распадается, и половина ее либо дезертировала, либо думает о побеге,  журналист плавно переходит к жизнеописанию нашего героя.

    И тут выясняется, что кипа, крепящаяся скотчем на его выдающейся лысине, вовсе не является признаком религиозной упертости; скорее Беннет амбивалентен, и амбивалентен во всем. Он провел детство в Нью-Йорке и в Монреале.  «Как самопровозглашенный фанатик Эрец-Исраэль, он никогда не проявлял особого интереса к жизни на Западном берегу и построил себе дом в тихой, но престижной Раанане, – говорит Пфеффер. – Во время посещения центра ХАБАДа в Хайфе пять лет назад Беннет рассказал, как его родители, приехавшие из Сан-Франциско в 1967 году после Шестидневной войны, из-за него стали соблюдать кашрут и субботу».

    Нафтали родился в Хайфе в 1972 году, а когда ему было три года, семья переехала в Канаду, где его отец занимался тем, что искал богатых доноров для хайфского Техниона. Малыша отдали в детский сад ХАБАДа, чтобы там он учил иврит. Там же он приобщился к религии, стал носить кипу, и родители тоже стали потихоньку приобщаться к традиции, больше ходить в синагогу и даже соблюдать кашрут.

    Вскоре семейство Беннетов вновь вернулось в Израиль. Из трех сыновей лишь Нафтали какое-то время вообще провел без кипы, и к тому же женился на светской девушке.

    Пфеффер задается вопросом: насколько религиозен «первый религиозный премьер-министр Израиля»? И какое это имеет значение? По общему мнению, пишет он, Беннет – скорее всего, облегченный вариант верующего. Он не так часто ходит в синагогу и не скажет сразу, какова недельная глава Торы или какой сегодня день по еврейскому календарю. Если Беннет и закончил йешиву, то вряд ли его отличают глубокие познания в Талмуде.

    Да и придя в политику, он тотчас начал привлекать в партийные ряды светских людей, и, встречаясь с избирателями, редко цитирует Тору, а гораздо чаще потчует слушателей байками из армейской жизни или делится минувшими успехами в бизнесе.

    Беннет в самом деле может гордиться своей службой в армии, тем более, что он уже в 18 лет оказался в легендарном спецназе генштаба, к которому готовил себя заранее, видя перед собой пример для подражания: Йони Нетаниягу, погибший во время знаменитой операции в Энтеббе.

    Пфеффер выделяет следующую деталь: в 1990 году в элитные подразделения ЦАХАЛа не брали выпускников религиозных учебных заведений. И полтора года спустя, когда Беннета отправили на офицерские курсы, он снял кипу и вел болеее светский образ жизни.

    Так прошло шесть лет службы. Беннету действительное многое пришлось пережить, в том числе участие в ливанской кампании «Гроздья гнева», направленной против «Хизбаллы». Он командовал ротой, совершавшей глубокие рейды в тыл противника, и на восьмой день операции израильские бойцы попали под сильный минометный обстрел. Как удалось выяснить, минометы были установлены недалеко от комплекса ООН, где укрывались мирные жители. Беннет запросил артподдержку, от которой погибло 106 мирных жителей. В результате вспыхнул международный скандал, и операцию пришлось завершить раньше времени.

    Сам Беннет не участвовал в корректировке артиллерийской стрельбы, но впоследствии оправдал ее, сказав, что «Хизбалла» стреляла из школ и больниц, а прикрывающий огонь «спас нам жизнь». Он узнал о погибших  только несколько часов спустя, когда вертолеты доставили спецназ обратно в Израиль.

    Тем не менее, через несколько лет на условия анонимности высшие армейские чины заявили, что Беннет на самом деле запаниковал раньше времени, и артиллерийской поддержки можно было избежать. Что убедило его в посредственности командования ЦАХАЛа и привело к решению демобилизоваться.

    Далее, пишет Пффефер, жизнь Беннета текла обыденно: учеба на юрфаке и обучение бизнесу в Еврейском университете, знакомство с будущей женой Гилат (кстати, как отмечает журналист, жить вместе они начали еще до свадьбы, что лишний раз подтверждает относительность его религиозности). Несколько месяцев молодожены прожили за «зеленой чертой», но затем снова вернулись в центр страны. Как считает Пфеффер,  Беннета меньше волновало заселение Иудейских холмов и больше – зарабатывание денег в качестве гендиректора Cyota, стартапа, специализирующегося на программном обеспечении безопасности онлайн-банкинга.

    Четыре года супруги прожили в Нью-Йорке, Гилат работала кондитером в ресторанах Манхэттена, а Нафтали искал инвесторов и клиентов для своей фирмы. В конечном итоге Cyota была продана RSA Security за 145 млн долларов в 2005 году, сделав Беннетта миллионером в 33 года. Через какое-то время после свалившегося на голову богатства молодой предприниматель решил, что самое время вернуться в Израиль, завести детей и заняться политикой. На момент принятия этого решения ему исполнилось всего 35 лет.

    Впереди был путь, полный метаний, взлетов и падений, работа в канцелярии Нетаниягу в течение полутора лет, ссора с советниками своего босса, с его женой, а затем и с самим боссом, попытка создания новой партии, успех в рядах религиозного сионизма, который давно нуждался в политическом обновлении: так Беннет стал лидером «Еврейского дома».

    При этом, как пишет Пфеффер, Беннета всегда раздражала необходимость советоваться с раввинами, ему претила необходимость играть роль второй скрипки при «Ликуде», он нервничал из-за того, что ему диктовали, кого именно следует ввести в список. После шести лет лидерства в «Еврейском доме» он порвал с этой партией, создал другую («Новые правые»), провалился на выборах, не пройдя электоральный барьер, а затем создал «Ямину», получил 7 мандатов  и... взлетел в небеса.

    Те, кто работал с Беннетом бок о бок, настаивают на том, что на самом деле он гораздо более умерен, и его крайне правые заявления носили в значительной степени предвыборный характер, чтобы отделиться от Нетаниягу. «Когда Нетаниягу уйдет, и появится еще немного места, – сказал однажды один из хороших знакомых Беннета, – Нафтали станет куда умереннее и попытается привлечь внимание избирателей-центристов».

    Так где же подлинный Беннет?

    Отвечая на этот вопрос, Пфеффер вспомнил недавнее телеинтервью лидера «Ямины», который после пафосных заявлений и разного рода обычных благоглупостей неожиданно признался: «Я сказал своим детям, что их отец собирается сделать шаг, который сделает его самым ненавидимым человеком в Израиле. Но я делаю это для своей страны».

    Как пишет Пфеффер, Беннет хочет быть премьер-министром и по-прежнему стремится подражать Нетаниягу, но, в отличие от Нетаниягу, который добивался, чтобы им восхищались и боялись, Беннет просто хочет, чтобы его любили. Как считает Пфеффер, его надо окружить внимание и любовью, и тогда все может сложиться. Хотя вряд ли он долго пробудет на посту премьер-министра. В любом случае, даже если это правительство продержится два года, в августе 2023 года Беннет по ротации должен уступить свое место Лапиду. А шансы получить на будущих выборах достаточно мест, чтобы снова стать главой правительства, ничтожно малы.

    «Ему 49, и к 50 годам ему уже нечего будет доказывать в политике. Если с Лапидом ему удастся добиться успеха этого маловероятного правительства и сохранить его курс в течение следующих четырех лет, его запомнят как премьер-министра, который положил конец эпохе Нетаниягу и способствовал наступлению периода политической стабильности. Миссия будет выполнена, и пора искать себе новые приключения. Как и другие представители поколения Israel 3.0, ему трудно оставаться на одном месте слишком долго», – так завершил Аншель Пфеффер свой биографический очерк.

    Марк Котлярский, по материалам «ХаАрец» и израильских СМИ Фото: Охад Цвигенберг˜

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend