Sunday 20.06.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...

    Над пропастью во лжи

    Министр внутренней безопасности Амир Охана внезапно пропал без вести. Он превзошел сам себя в последние две недели, когда решил – не будучи наделен подобного рода полномочиями и в нарушение закона, директив минздрава и здравого смысла – не вакцинировать израильских заключенных. По всей видимости, министр думал, что это сделает его «героем», сражавшимся с убийцами, но это всего лишь выставило его в глупом свете. Ципи Рафаэли,  мать супер-модели Бар Рафаэли,  отбывающая наказание в тюрьме, заразилась коронавирусом от одного из надзирателей. И если, не дай Бог, коронавирус усугубит ее состояние здоровья, политической карьере Оханы придет конец, и это будет справедливо.

    Но, похоже, одной глупости, сотворенной министром, ему было недостаточно. 19 января он вызвал на ковер нового генинспектора полиции Яакова (Коби) Шабтая, чтобы выяснить, почему нет полицейских отрядов в ультраортодоксальных городах. Это произошло после того как по телеканалу общественной телерадиокорпорации «Кан» сообщили, что в Тель-Авиве на 1000 человек было выписано 5,6 штрафов, а в Модиин-Илите – только полтора. И это при том, что в Тель-Авиве всего 4 процента положительных результатов на коронавирус, а в Модиин-Илите – 19 процентов.

    Избирательное правоприменение, которым почему-то руководствуется полиция, и факт того, что в ультраортодоксальных городах правоприменения практически не существует, несмотря на широко распространенные нарушения директив миздрава на время эпидемии, а также вполне понятные указания раввинов нарушать правила поведения и следовать обычному распорядку в учебных заведениях – не новость. СМИ об этом твердят чуть ли не ежедневно с тех пор, как в нашу жизнь ворвался коронавирус.

    Не так давно в прямом эфире был показан один сюжет о массовой хасидской свадьбе в Бней-Браке и, конечно, в закрытом помещении. Рони Нума, координатор борьбы с коронавирусом в ультраортодоксальном секторе, месяц назад дал интервью на эту тему, согласившись, что в религиозных городах не предпринимают каких-либо строгих мер, исходя из политических соображений.

    Скорее всего, Охану, энергичного министра, способного принимать драматические решения, на данный момент мало заботило бездействие полиции в ультраортодоксальных городах. Да у него и не было особых причин этим интересоваться, поскольку единственное, что его мотивирует – как отреагирует дворцовая камарилья с улицы Бальфура. Все то время, что резиденция премьер-министра не выказывала особого желания обеспечить соблюдение руководящих указаний минздрава в ультраортодоксальных городах, Охана действовал соответственно, ничего не предпринимая. Как только на улице Бальфура поняли, что обстановка накалилась до предела, и светский сектор в ярости от вопиющей дискриминации, Охану тотчас отправили с поручением: переложить ответственность на плечи только что назначенного генинспектора полиции.

    Ультраортодоксы помешали принять закон о повышении карантинных штрафов

    Генинспектор Шабтай, если он попытается хоть как-то постоять за себя, должен напомнить министру, что полиция на самом деле хотела обеспечить соблюдение руководящих указаний минздрава в ультраортодоксальных городах – но этому помешал высший политический эшелон, то есть премьер-министр, предотвративший исполнение. Полиция вместе с министерством здравоохранения и министерством юстиции выступала за то, чтобы активнее штрафовать нарушителей, увеличивая сумму штрафа. Речь шла о том, чтобы накладывать большие штрафы за проведение массовых меропрятий, будь то свадьбы в арабском секторейфя или работающие, невзирая на запрет, учебные заведения в ультраортодоксальных городах.

    Вначале предлагалось довести сумму штрафа до 50 тысяч шекелей, но полиция возражала. Она приводила следующие доводы: во-первых, в Израиле не существуют столь внушительных административных штрафов, а, во-вторых, полицейским будет не так-то просто оформлять протокол, предписывающий обычному человеку выплату большого штрафа. «Судите сами. Если перед полицейским стоит плачущий человек, умоляющий его не оформлять протокол о нарушении, то даже чисто психологически полицейский не сможет пересилить себя, чтобы оформить штраф в размере 50 тысяч шекелей», – говорят те, кто участвовал в разработке законопроекта о карантинных штрафах.

    Это звучит как попытка уклониться, как свидетельство неэффективности и излишней щепетильности израильской полиции, но мы должны признать, хорошо это или плохо, что такова ДНК нашей полиции. Той самой полиции, которая менее эффективна отчасти потому, что недостаточно агрессивна.

    Полиция настоятельно просила не открывать учебные заведения втихую, утверждая, что полицейские чувствуют себя весьма неудобно, когда попадают в учебные аудитории и должны стращать учащихся. По мнению полиции, в данном случае правоприменение должно осуществляться муниципальными инспекторами.

    Но... муниципалитеты сразу же открестились от этой идеи, заявив, что у них нет возможностей подобного контроля – более того, в ультраортодоксальных городах муниципалитеты нередко связаны с «пиратским» открытием учебных заведений.

    После долгих раздумий и обсуждений пришли к компромиссу. Было решено, что принудительное исполнение директив минздрава будет осуществляться полицией, но максимальная сумма штрафа составит 20 тысяч шекелей. Помимо этого, в закон добавили также пункт о возможности наложения штрафов на нескольких нарушителей одновременно (поставщик провизии, хозяин зала, ди-джей и счастливые брачующиеся), а также добавили статью о закрытии. Точно так же, как магазин, который открывается во время карантина, подлежит закрытию, закон распространил эту возможность также на банкетные залы и учебные заведения.

    Серьезная проделанная работа, включая межведомственную координацию, многочисленные обсуждения и устранение противоречий, в конечном итоге привела к принятию законопроекта об увеличении штрафов. То есть появился инструмент, способный обеспечить эффективное правоприменение против массовых инцидентов и пиратского открытия учебных заведений, поскольку финансовые и административные санкции – штрафы и приказ о закрытии – выглядели довольно жестко. Поскольку именно массовые скопления признаны основной причиной распространения вируса, этот шаг мог стать решающим в борьбе с эпидемией, будучи направленным против тех, кого можно считать главными разносчиками инфекции. Только инструмент, увы, не сработал. Закон приостановили под давлением ультраортодоксальных партий.

    В текст закона не вошло упоминание ультраортодоксов, но там, где шла речь о закрытии учебных заведений, открытых по-пиратски, все прекрасно понимали, что имелось в виду – есть только одно общество, чьи учебные заведения продолжали функционировать в «красных» городах на пике заболеваемости. Как говорится, на воре и шапка горит, а в данном случае вор еще и прекрасно знал, что рыба воняет с головы. Ультраортодоксы надавили на Нетаниягу, и он не допустил принятия закона.

    Над пропастью во лжи

    Полиция безусловно поняла намек. Босс не хочет допустить принуждения в ультраортодоксальных городах, поэтому там и нет принуждения. Шабтай, которого только что назначили, не виноват. Полиция не виновата. Единственный виновник тот, кто сознательно сдается на милость своих политических союзников, от которых он зависит, чтобы спастись от суда и приговора – премьер-министр.

    Нетаниягу прекрасно понимает, что прекращение и предотвращение массового скопления людей – это политика, необходимая для борьбы с эпидемией. Но он сознательно саботировал эту политику. Он не предпринял ничего из того, что могло бы предотвратить смерть от коронавируса и избавить от страданий миллионы людей из-за постоянного введения карантина. Главное, чтобы, не дай Бог, какая-нибудь йешива не заплатила штраф в 20 тысяч шекелей.

    Трудно себе представить какого-либо главу правительства во всем мире, который нанес своей стране больше вреда, чем Нетаниягу. А сейчас по собственной прихоти он начинает четвертую по счету избирательную кампанию под брендом «Мистер Вакцина». На практике же все, что он сделал за 11 месяцев эпидемии – саботировал деятельность правительства, саботировал работу полиции и подорвал доверие общества. В саботаже коронавирусной политики он особенно преуспел.

    Фактически, он преуспел даже в том, чтобы переложить ответственность за собственный саботаж на других, в особенности, в данном случае – на плечи генинспектора полиции Яакова Шабтая.

    Нетаниягу – мастер постоянного вранья, он врет всегда и всем – даже тогда, когда его ложь становится нашей обыденной жизнью.

    Мейрав Арлозоров, TheMarker. M.K. Фото: Охад Цвигенберг˜

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend