Главный » Политика » Начало суда над Нетаниягу может изменить политическую динамику

Начало суда над Нетаниягу может изменить политическую динамику

Есть в марте нынешнего года несколько дней, важных для нашей ограниченной демократии. 2 марта - всеобщие выборы. 8 марта в резиденцию президента потянутся представители партий для консультаций о том, кому Реувену Ривлину следует предоставить мандат на формирование следующего правительства. 16 марта новоизбранные депутаты 23-го кнессета будут приведены к присяге, а уже на следующий день в окружном суде Иерусалима действующий премьер-министр Израиля впервые предстанет перед судом.

Единственное, чего мы не можем знать, будет ли в марте приведено к присяге новое правительство – не исключено, что этого не случится. За пять месяцев, прошедших с последних выборов, опросы почти не сдвинулись с места, и ожидается , что ни у Биньямина Нетаниягу, ни у Бени Ганца не будет большинства для формирования правительства. Если опросы не ошибаются или если в общественном мнении в оставшиеся дни не произойдет существенного сдвига, нас ожидают еще несколько месяцев политического тупика.

Но сообщение о том, что суд над Нетаниягу должен начаться 17 марта, может изменить политическую динамику. Повлияет оно, вероятно, не на решение избирателей голосовать за ту ли иную партию, а на расчеты депутатов. Возможно, политика уже более года в тупике, но судебный процесс против Нетаниягу, который в течение трех долгих лет многочисленных расследований и колебаний генпрокурора продвигался вперед с черепашьей скоростью, внезапно набрал скорость.

С тех пор, как три недели назад Нетаниягу отозвал свою просьбу о предоставлении ему парламентской неприкосновенности, обвинения против него были поданы в суд, назначена коллегия из трех судей и дата - намного ближе, чем кто-либо ожидал.

В этот день Нетаниягу просто будут предъявлены обвинения, затем последуют долгие месяцы споров о необходимости его присутствия на всех заседаниях и начнется доказательная стадия судебного процесса.

Но, вызывая стороны в суд уже в ближайшем месяце, председатель суда Ривка Фридман-Фельдман подтверждает свою приверженность правилам. Нетаниягу предпочел предстать перед судом в Иерусалиме, потому что «в Иерусалиме судьи ходят в синагогу, а в Тель-Авиве - в филармонию». Правда, Фридман-Фельдман - выпускница известной религиозной школы для девочек в Хореве, но у нее есть опыт жестких приговоров в отношении высокопоставленных обвиняемых, включая предшественника Нетаниягу Эхуда Ольмерта. Она не собирается никого ждать, даже премьер-министра.

17 марта - самая ранняя из дат начала судебного процесса, сразу после выборов и на следующий день после присяги нового кнессета. Это означает, что если результаты выборов не будут кардинально отличаться от результатов опросов общественного мнения, партии только начнут спорить и торговаться из-за условий вхождения в коалицию. Это означает, что если большее число депутатов выразят поддержку  Нетаниягу, чем Ганцу (поскольку арабский «Объединенный список» может вообще никого не поддержать, что вполне вероятно), у Ривлина возникнет дилемма относительно того, может ли он передать мандат на формирование правительства кандидату, которому суд в ближайшие дни предъявит обвинения.

Национальное единство без Биби

То, что суд назначен на 17 марта, означает, что на этот раз «Кахоль-лаван» не сможет даже и рассуждать о возможном правительстве национального единства, в котором премьер-министром сначала будет Нетаниягу, пусть даже в течение нескольких месяцев, как предлагал в сентябре Ривлин. Для партии Ганца этого варианта просто больше не будет. Единственное правительство национального единства, в которое она может ейчас войти - это то, где Нетаниягу уходит в отставку, и самое большее, что ему обещают – это вторую половину срока на посту, да и то лишь, если к тому времени он будет оправдан. Нетаниягу к этому не стремится.

Наиболее очевидное следствие ранней даты суда над Нетаниягу, по-видимому, состоит в том, что шансы на проведение четвертых выборов возросли. Это предположение не учитывает усталость всей политической системы, включая союзников Нетаниягу. Верные партнеры Нетаниягу по коалиции, ультраортодоксальные партии, никак не могут позволить себе еще одни выборы, поскольку тогда принятие всех законов, а главное, нового бюджета, будет приостановлено.

Система ультраортодоксального образования, и особенно стипендии для студентов йешив, частично зависят от средств, которые не входят в основной бюджет, но утверждаются каждый год отдельно. Очередные выборы означают, что к концу июля деньги на йешивы закончатся.

На первый взгляд, партнеры Нетаниягу никогда не были к нему так близки. Только на этой неделе лидеры трех партий, входящих в правящую коалицию - ШАС, «Еврейство Торы» и «Ямина», подписали еще одно обещание, что они будут поддерживать только правительство «Ликуда» под руководством Нетаниягу.

Поддержка, которую оказывает ШАС Биньямину Нетаниягу, реальна, но она также является алиби. Если, как ожидается, Нетаниягу снова не удастся сформировать правительство, лидер ШАС Арье Дери сможет сказать ему: «Мы сделали все, что могли». И тогда, наконец, настанет время искать компромисс с Ганцем, что может означать только одно - уход Нетаниягу с его поста. Дери хочет стать крестным отцом правительства национального единства, а не видеть, как Авигдор Либерман находит способ помочь сформировать «светское» правительство меньшинства.

Король "Ликуда"

Дата суда - не единственное, что отличает последствия выборов в марте от выборов в сентябре. Другим важным событием были праймериз руководства "Ликуда". Уверенная победа Нетаниягу над Гидеоном Сааром положила конец любым предположениям о восстании в партии. Неоспоримое лидерство Нетаниягу в «Ликуде» дает ему фору в переговорах о правительстве национального единства.

«Кахоль-лаван» не будет сидеть в правительстве, где премьер-министр находится под судом, а по закону единственная официальная должность, которую обвиняемый депутат кнессета может занимать в правительстве - это пост премьер-министр.

Но есть и другие способы признания за Нетаниягу лидерских позиций в «Ликуде». Для начала он может распределить с Ганцем портфели в кабинете и решить, кого из ликудников на какой пост назначить. Таким образом, он сможет и впредь над ними властвовать. Ему может быть предоставлено право вето на повестку дня правительства и все законодательные акты, включая бюджет.

Во многих отношениях в долгие месяцы судебного разбирательства такая позиция может стать для него идеальной – он сохраняет власть над правительством, но не несет ни за что никакой ответственности. Когда что-то пойдет не так, – а это произойдет - он сможет спокойно сообщить журналистам, что он повел бы дела иначе.

Любое решение суда, если это только не тюремный срок и не признание того, что его действия носили «аморальный характер», что помешает ему в течение семи лет баллотироваться на выборные должности, он представит, как абсолютную победу.

Его возвращение к власти произойдет намного скорее, чем если бы он отказался от руководства «Ликудом» и ушел из кнессета – шаги, которые он предпринял и о которых пожалел, проиграв выборы 1999 года. Ему потребовалось 10 лет, чтобы вернуться на премьерский пост.

Существует небольшая вероятность, что март может оказаться месяцем, когда Нетаниягу оттеснят. Близкая дата, на которую назначен суд, чуть повышает вероятность подобного исхода.

Аншель Пфеффер, «ХаАрец», М.Р. Фото: Офер Вакнин

 

Реклама

Анонс

Реклама

Партнёры

Загрузка…

Реклама

партнеры

Send this to a friend