Главный » Безопасность » На юге Сирии рождается новая оппозиция Асаду и Ирану
Фото: White Helmets, Reuters

На юге Сирии рождается новая оппозиция Асаду и Ирану

С момента достижения соглашения о прекращении огня на юге Сирии прошло чуть больше года. Российская военная полиция с тех пор патрулирует районы вблизи границы с Израилем на Голанских высотах, батальоны армии Асада дислоцированы в провинции и городе Дераа, проиранские милиции и бойцы «Хизбаллы» закрепились на своих позициях, поэтому могло показаться, что установившийся статус-кво обеспечивает нормальную жизнь в регионе. Но в последние недели, а точнее начиная с конца июля, СМИ и правозащитные организации в Сирии сообщали об усилении насилия и  столкновениях местных ополченцев с армией Асада и проиранскими силами.

По данным веб-сайта «шахидов Дераа» (daraamartyrs.org), который регистрирует число жертв в районе Дераа, с момента прекращения огня не менее 12 человек были убиты. К этому присоединяются сообщения о казнях повстанцев, похищениях мирных жителей, арестах и ​​пытках в застенках сирийского режима.

В ответ повстанцы часто совершают нападения на сирийские военные цели, ведут обстрелы и закладывают мины на блокпостах и перекрестках, призывают местных жителей бороться против режима Асада. Официально российские полицейские силы вместе с сирийской армией несут ответственность за безопасность в этом районе, но повстанческие милиции, которые были вынуждены сложить оружие, все-таки сумели припрятать много стрелкового оружия и взрывчатки, которые позволяют сегодня возродить восстание.

Режим утверждает, что ополченцы, обслуживающие интересы Израиля, несут ответственность за все нарушения перемирия, в то время как ополченцы обвиняют режим, проиранские силы и «Хизбаллу» в подрыве статус-кво и стремлении подчинить себе весь южный регион. На стенах зданий в Дараа недавно появились надписи граффити на стенах: «Каждый, кто продал свою совесть, достоинство и веру, пусть знает, что мы все видим и мы с вами встретимся, революция до победного конца!» По-видимому, такие лозунги нацелены на тех ополченцев, которые подписали соглашение о прекращении огня, ведь некоторые боевики продолжают считать это предательством. Но не исключено, что эти лозунги были написаны, чтобы замаскировать истинных виновников этих нападений.

Теория о том, что Израиль стоит за возобновлением повстанческой активности в южном регионе Сирии, гласит, что амбиции Израиля заключаются в том, чтобы убрать оттуда четвертую дивизию под командованием брата президента Махера Асада, в которую включены также силы Ирана и «Хизбаллы». Таким образом, Израиль, якобы, хочет продемонстрировать свою способность подорвать мир и спокойствие в этом регионе. Согласно этой теории, Израиль предпочитает, чтобы южные районы Сирии контролировала «пятая колонна», которую создала, по сути дела, Россия, подписав соглашение о перемирии с группировками ополченцев-повстанцев. Так Израиль гарантировал бы себе удаление проиранских сил от своих границ. Есть и противоположная теория о том, что иранцы и Махер Асад намеренно провоцируют столкновения, чтобы доказать, что «пятая колонна» («российская») не способна контролировать район, а, значит, полный контроль следует передать им.

Эти теории, которые являются не более чем домыслами, основаны на одном несомненном доводе: некоторые силы в Сирии недовольны российским военным контролем над этим и другими регионами, как и структурой соглашений о прекращении огня, которые Россия заставила подписать Дамаск, а также не в последнюю очередь вмешательством России в дела высшего командования сирийской армии. Спор между 4-й дивизией и «пятой колонной» требует от Израиля более пристального внимания к происходящему в этой области, поскольку Россия не выполнила свое обещание держать проиранские силы подальше от границы с Голанскими высотами, и в настоящее время это самая важная гарантия того, что проиранские силы, включая «Хизбаллу», не укрепятся здесь и не расширят свое влияние в регионе.

Угроза краха

В самом Дераа жизнь постепенно нормализовалась, магазины снова открылись, сотни беженцев недавно вернулись в свои дома из Иордании, а южная граница между Сирией и Иорданией уже открыта, но системы гражданской администрации еще не функционируют. В соответствии с соглашением о прекращении огня сирийские вооруженные силы не будут входить в сам город, но сирийский флаг будет поднят над правительственными зданиями, а государственные служащие смогут вернуться к работе, чтобы вновь заработали школы и суды, а также стали бы поступать бюджеты на восстановление города. Возобновление этой деятельности задерживается, и большинство служб управляются местными комитетами, которые разделяют ответственность между собой. Например, судебная власть осуществляется племенными вождями, старейшинами и влиятельными личностями, которые заработали авторитет во время войны. Режим также пообещал освободить около 4500 заключенных и задержанных, из которых были освобождены не больше тысячи, что также вызывает общественную напряженность и возмущение, которые угрожают сорвать соглашение о прекращении огня.

Россия, которая создала специальный механизм прекращения огня между армией и повстанческими формированиями по всей Сирии, как часть стратегического шага по передаче контроля над страной Асаду, в большинстве случаев преуспела в обуздании вооруженных столкновений. Но если перемирие рухнет, первые признаки чего мы уже видим на юге Сирии, это может подорвать легитимность всей российской политической деятельности, особенно широкого политического процесса урегулирования, который Россия пытается инициировать для поиска постоянного и всеобъемлющего решения.

Новая вспышка сопротивления на юге может повлиять и на самую легковоспламеняющуюся точку - на Идлиб, где сосредоточены около 50 тысяч вооруженных повстанцев, которые перебрались туда из разных районов Сирии. Россия требует, чтобы Турция выполнила соглашение, подписанное в сентябре прошлого года, и вывела все вооружения, кроме легких, из Идлиба в обмен на то, что силы Асада и Россия не начнут крупномасштабного наступления, которое может привести к массовой волне беженцев из Идлиба в Турцию. Турция до сих пор не выполнила свою часть соглашения. Либо ей не удалось убедить некоторых суннитских ополченцев сдать тяжелое оружие, либо она обусловила выполнение этого договора созданием зоны безопасности на севере Сирии.

Турция настаивает на том, что зона безопасности должна включать в себя курдские районы, ее глубина будет около 25-30 километров, а длина - около 40 километров. Эта зона будет находиться под исключительным контролем Турции. Это требование было в центре споров между Анкарой и Вашингтоном, который выступал против требований Турции, опасаясь, что это будет не зона безопасности, а прямая турецкая оккупация, которая нанесет вред прежде всего курдам в Сирии, союзникам США в войне против ИГ. Но после трех дней напряженных переговоров между Пентагоном и министерством обороны Турции, стороны достигли соглашения о создании совместного оперативного штаба, который будет наблюдать за управлением зоной безопасности, чтобы «она служила распространению мира и позволила тысячам беженцев, проживающих в Турции, вернуться в свою страну». В коротких официальных заявлениях не уточняется, когда и как будет создана зона безопасности, как будет осуществляться совместный контроль, где будут проходить ее границы. Но это соглашение на данном этапе предотвращает крупное военное наступление Турции на севере Сирии, и Вашингтон, который в открытую предостерег Турцию от такого шага, сможет сократить свое присутствие в Сирии, если это соглашение окажется эффективным и обеспечит безопасность курдов.

В то же время, в кругах курдского руководства опасаются, что это турецко-американское соглашение предоставит Турции слишком большую свободу действий в их районах, и в руководстве тоже происходит противоборство сил между Демократическим союзом (PYD) и Курдским национальным советом по вопросу о представительстве сирийских курдов в политическом процессе урегулирования. Курдский национальный совет, поддерживаемый Турцией и руководством курдской автономии в ​​Ираке, является членом коалиции сирийских оппозиционных сил против Башара Асада, и именно а таком качестве совет приглашен для участия в мирных переговорах.

Демократический союз и его боевое крыло «Комитет народной обороны» определяются Турцией как террористическая организация, связанная с Курдской рабочей партией PKK. Турция выступает против их участия в любых формах политического процесса, считая, что США, поддерживая их, тем самым поддерживают терроризм. PYD не стремится к созданию независимого курдского государства, они поддерживают сотрудничество с режимом Асада и надеются получить автономный статус в рамках политического решения. В последние недели многие члены Курдского национального совета вышли из его состава и вступили в PYD, укрепив тем самым ее политические позиции и повысив цену их представительства.

Но соглашение между Соединенными Штатами и Турцией, если оно будет когда-либо выполнено, может оказать важное влияние не только на соотношение политических сил в курдском секторе, но и на статус Идлиба. У Турции больше не будет оснований не выполнять своих обязательств по соглашению с Россией, и она выведет тяжелое и среднее оружие, которое находится у ополченцев. Но даже когда Турция начнет переговоры с этими ополченцами, это не будет быстрым и плавным шагом. Наверняка возникнут глубокие споры по поводу продолжения борьбы против Асада и гарантий безопасности. Даже если случится чудо и Турция преуспеет в этой миссии, Россия и Сирия столкнутся с трудной дилеммой: они должны будут определять свою позицию по отношению к статусу Турции в качестве оккупационной власти в Сирии, но это уже совсем другая история...

(В опубликованном на этом неделе отчете министерства обороны США говорится, что «Исламское государство» в Сирии использует слабость противника для восстановления своего потенциала. Организации Абу Бакра аль-Багдади удается наносить удары силам режима Башара Асада и шиитским ополчениям, а также курдских милициям. ИГ действительно больше не контролирует территорию, на которой оно вводило шариатское правление, но это только один аспект. Оно сохраняет военную активность и в последнее время увеличило число нападений, как в Сирии, так и в Ираке. Многие предсказывали, что именно это произойдет, если Соединенные Штаты оставят за собой  вакуум, - примечание «Деталей»).

Цви Барэль, «ХаАрец» Ц.З. На снимке: Идлиб после авиаудара. Фото: White Helmets, Reuters


Реклама

Анонс

Реклама

Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend