На выборах в Израиле победили бедные

Как после любой избирательной кампании, в которой побеждает Биньямин Нетаниягу, так и на этот раз слишком много левых рассердились на бедняков и восточных евреев, голосовавших за него, и особенно на жителей юга, которые отдали ему свой голос, несмотря на ракеты ХАМАС. «Жалость к жителям Сдерота и юга, которые в массовом порядке проголосовали за Биби, закончилась. Кажется, им нравятся воздушные шары с взрывчаткой и укрытия», — подобные комментарии заполнили соцсети.

Но результаты должны были быть обратными: изменить левую политическую перспективу. Да, сегментация голосования по избирательным участкам и населенным пунктам не оставляет места для сомнений: бедные проголосовали за Нетаниягу. Но ведь левый лагерь должен быть на стороне бедных.

Политические объяснения, которые объясняют поддержку Нетаниягу глупостью простого народа, должны вызывать отвращение у тех, кто считает себя левым. Если на этих выборах, в тех обстоятельствах, в которых они проводились, народ решил дать Нетаниягу мандат в четвертый раз подряд (и пятый в совокупности); если, несмотря на ракетные обстрелы Сдерота, за него проголосовали 42 процентов его жителей; а в Кирьят-Шмоне – 49 процентов жителей; если, несмотря на обвинения против него и на то, что его представляют богатым гедонистом, который живет за счет народа — бедные доверяют ему, тогда ясно, что Нетаниягу дает им что-то невидимое с политической точки зрения его противников, и эти противники должны пересмотреть свою точку зрения. Те, кто из результатов выборов делают вывод, что жители Сдерота любят воздушные шары с взрывчаткой, именно они, — а не жители Сдерота — глупы.

Уже во время дела Эльора Азарии можно было почувствовать отчуждение людей от политической перспективы левых. Это дело было фоном нынешних выборов, хотя оно и не обсуждалось в предвыборный период. Вхождение Моше Яалона в блок «Кахоль-лаван» не состоялось бы, если бы не дело Азарии, которое также было связано с его уходом с поста министра обороны. Инцидент со стрельбой в Хевроне и последовавший за этим раскол между руководителями оборонного ведомства и политическими деятелями правого лагеря, выступившими в защиту Азарии, стали моментом оплодотворения списка «Кахоль-лаван».

После заявлений в поддержку Азарии Яалон поднялся на трибуну кнессета и сказал: «Мы — не Исламское государство». Да, он сравнил Азарию с ИГ. Но Нетаниягу остановил его: «Наши солдаты не убийцы, они действуют против убийц», — сказал он. Поэтому неудивительно, что книга, которую собирается издать Азария, является обвинением против Яалона. «Он сразу обвинил меня, и сказал, что мы не будем похожи на наших врагов, «которые не осуждает террор»… Это так разочаровывает, так больно. Почему вы позволяете клеветать на своего солдата?»

А как же Нетаниягу, который сначала тоже осудил стрельбу Азарии? «Есть небольшая разница, — пишет Азария. — Премьер-министр набрался смелости, чтобы позвонить моему отцу и выслушать его, сказать ему, что меня ждет справедливый суд. Яалон же напал и на Нетаниягу, и сказал, что тот позвонил моему отцу, потому что увидел в опросах, что большинство народа поддерживают меня».

Многим людям было трудно понять, что соединяет Яалона с его партнерами из «Кахоль-лаван». Не только ненависть к Нетаниягу, но и ненависть к Азарии могут объяснить странную связь между трио «альтернативных правых», Яалона, Йоаза Хенделя и Цви Хаузера — с Бени Ганцем, Мики Хаймович, Яиром Лапидом, Офером Шелахом и Яэль Герман. Возможно, потому что ненависть к Нетаниягу с годами стала механизмом отмывания ненависти к беднякам и сефардам. «Хотелось бы, чтобы они ненавидели террориста, которого я убил, так, как они ненавидят меня», — написал Азария. До тех пор, просто чтобы быть в безопасности, мы останемся с Биби.

Каролина Ландсман, «ХаАрец», И.Н. На снимке: Моше Яалон. Фото: Моти Мильрод 

 


Анонс

Реклама



Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend