Thursday 21.10.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    AP Photo/Hadi Mizban
    AP Photo/Hadi Mizban

    На выборах в Ираке победит Иран

    Сегодня в Ираке проходят всеобщие выборы – в пятый раз после свержения Саддама Хусейна в 2003 году, после чего в стране была создана сложная многопартийная система, оспариваемой группами, определяемыми в основном по религиозному или этническому признаку. Некоторые иракцы надеются провести реформы после десятилетий конфликтов и бесхозяйственности. Но многие разочарованы и в политической системе, и в демократическом процессе. 


    Выборы должны были состояться в следующем году, но в 2019 году по стране прокатилась волна протестов против разгула коррупции, низкого качества услуг и растущей безработицы. Силы безопасности и вооруженные группировки ответили на требования демонстрантов огнем: всего за несколько месяцев было убито более 600 человек и тысячи получили ранения. Но потом все же назначили внеочередные выборы. 

    Хотя протесты 2019 года заставили предыдущее правительство уйти, с тех пор мало что изменилось. Ожидается, что группы, представляющие шиитское мусульманское большинство, останутся у руля, как это было на протяжении всего времени после отстранения от власти суннитского режима Хусейна. 

    Активисты, которые добивались смещения всего политического класса, разделились во мнениях относительно того, участвовать ли им в голосовании, и ожидается, что они получат максимум несколько мест. 


    Во время предыдущих выборов в 2018 году только 44 процента тех, кто имеет право голоса, потрудились проголосовать. Некоторые компенсировали низкую явку тем, что голосовали несколько раз. Через несколько дней после того, как парламент распорядился о пересчете голосов, склад, где хранился миллион бюллетеней, загорелся. 

    В этот раз власти постарались сделать выборы более заслуживающими доверия. Они увеличили число избирательных округов, что должно принести пользу независимым кандидатам. Около 70 процентов избирателей будут иметь биометрические удостоверения личности, что должно снизить количество мошенничества. А иностранных наблюдателей будет в пять раз больше, чем в 2018 году, включая, впервые, контингент из Европейского союза. Кроме того, согласно введенной накануне выборов квоте каждый избирательный округ выберет для представительства в парламенте как минимум одну женщину-кандидата.

    Но все это вряд ли приведет иракцев на избирательные участки. Аналитики предсказывают рекордно низкую явку. Многие из тех, кто был в авангарде массовых протестов два года назад, призывают к бойкоту, потому что не верят, что вооруженные группировки Ирака когда-нибудь уступят власть. 

    Если выборы не покажут высокой явки, то в выигрыше останутся этнические ополчения, особенно те, которые ближе всего к Ирану.

    Наиболее распространенное опасение заключается в том, что даже если сами выборы будут более честными, чем обычно, последующие переговоры приведут к очередному коррупционному разделу между основными фракциями. Министерства по-прежнему будут разделены между крупнейшими партиями, а доходы от продажи нефти будут рассматриваться как пирог, которым нужно разделить между власть имущими. 

    Шииты, которые составляют большинство иракцев и живут в основном в центре и на юге страны, больше всех потеряли веру в политику. Два года назад сотни тысяч из них присоединились к протестам, требуя свободных и досрочных выборов, чтобы сломить власть ополченцев. Но с тех пор вооруженные группировки в стране набрали силу, безнаказанно расстреливая сотни людей, прогоняя протестующих с улиц и подавляя их попытки сформировать политическое движение. Более того, множество независимых кандидатов, утверждающих, что они представляют протестующих, раскалывают избирателей, в результате чего лишь немногие из них, если вообще кто-либо, получат места. 


    Еще больше раскалывает страну раздробленность трех основных групп населения Ирака: шиитов, суннитов и курдов. Шииты имеют множество партий, многие из которых представляют собой вооруженные формирования. В 2018 году наибольшую долю голосов получила партия «Сайрун», которую возглавляет лидер ополчения и священнослужитель Муктада ас-Садр. Его партия так и не смогла использовать свое влияние в парламенте для улучшения положения своих сторонников, и теперь на его избирателей претендуют другие вооруженные группировки, более близкие к Ирану. Каис Хазали, лидер «Асаиб Ахль аль-Хакк», группы ополченцев, отколовшихся от Садра, теперь поет под дудку Али Хаменеи, верховного лидера Ирана. «Катаиб Хизбалла», еще одна вооруженная шиитская группировка, известная тем, что обстреливала ракетами посольство Америки, тоже участвует в выборах. «Аль-Джазира» сообщает, что несколько шиитских ополчений обратились к Ирану за советом, чтобы он спас их от разделения голосов.

    Как пишет колумнист Middle East Eye Ибрагим аль-Мараши, протестное движение «имело потенциал для возникновения межэтнической и межконфессиональной коалиции, мобилизующей шиитов, суннитов и курдов». Но такое единство оказалось трудно достижимым. В условиях общей апатии и скепсиса иракцев в отношении выборов и раздробленности протестных лидеров велика вероятность, что все те же секториальные элиты, склонные к влиянию извне, останутся у руля. 

    Александра Аппельберг, «Детали». AP Photo/Hadi Mizban


    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend