На территории Ирана «Моссад» способен на все

Ликвидация Хасана Саида Ходаяри была отложена на несколько дней – до его возвращения из Сирии, куда он отправился со своей обычной миссией. Информацию о его перемещениях отслеживали в режиме реального времени с предельной точностью. Известны были и его адрес, и распорядок дня.


О причинах ликвидации можно судить по сообщениям из иранских СМИ. По данным сайта Nissim, аффилированного с Корпусом стражей исламской революции (КСИР), Ходаяри был заместителем комиссара по технологическому развитию и вооружению в спецназе Cuds Force. Среди прочих дел он передавал «Хизбалле» технологии повышения точности ее ракет, а палестинским группировкам в Ливане поставлял оружие и боевую технику.

Сайт Jada Iran добавил к вышеупомянутому, что Ходаяри причастен к разработке иранских беспилотников. Сообщается, что информация о его передвижениях появилась после того, как был допрошен Мансур Расули – агент КСИР и наркоторговец, который должен был убить израильского консула в Стамбуле. Расули задержали и допросили сотрудники «Моссада», причем сделали это в… Иране.

Из множества публикаций, подробно описывающих уровень Ходаяри и сферу его ответственности, можно сделать вывод, что Израиль обладает уникальными возможностями по сбору разведывательных данных в Иране и сумел создать тут оперативную инфраструктуру, способную поражать «качественные цели», будь то ученые-ядерщики, или высокопоставленные командиры КСИРа, или технологические объекты.

В то же время существует серьезный разрыв между разведывательными и оперативными возможностями, преследующими тактические цели, – и ведением стратегической кампании, направленной на прекращение Ираном работ в ядерной сфере или прекращение помощи террористическим организациям, будь то «Хизбалла» в Ливане, шииты-ополченцы в Ираке или хуситы в Йемене.

Хотя Израиль заявил, что будет действовать исключительно в собственных национальных интересах, он также пообещал не преподносить «сюрпризов» администрации США. Другими словами, Израилю предоставляется тактическая свобода действий до тех пор, пока она не входит в противоречие со стратегией Вашингтона; не втягивает Соединенные Штаты в политическое или военное противоборство, ими не планируемое; не возлагает на них даже хотя бы косвенную ответственность за действия израильтян.

Американцы руководствуются принципом «правдоподобное отрицание» (plausible deniability), и в прошлом Белый дом несколько раз разъяснял свою позицию в отношении убийств ученых или точечных атак на ядерные объекты, говоря, что эти акции не обязательно сыграли на руку общей кампании против иранской ядерной программы. Однако во внутренних дискуссиях американцы выражались не столь обтекаемо. Они требуют от Израиля не предпринимать никаких решительных действий, способных навредить переговорам по ядерному соглашению.

И в самом деле, за полтора года, прошедших после убийства «отца иранской ядерной программы», ученого-ядерщика Мохсена Фахризаде, ни один другой ученый не погиб и не пострадал. Израильтяне четко придерживались красной линии, отделяющей непосредственных участников ядерной программы от тех, кого квалифицировали как террористов.

Хотя иногда отличить первых от вторых весьма не просто, потому что ядерная программа находится под неусыпным контролем Революционной гвардии, которая в то же время управляет «Силами Аль-Кудс», действующими за пределами Ирана, и их люди могут служить «законной» целью, даже исходя из американских установок. Сами Соединенные Штаты устранили Касема Сулеймани, командующего Quds Force, хотя он также принимал участие в реализации ядерной программы и был одним из принимающих решения по ее поводу.

Но до сего дня ни ликвидации ученых, ни атаки на ядерные объекты Ирана не смогли затормозить развитие ядерной программы, так же как нападения на командиров «Сил Аль-Кудс» не помешали росту военной активности этой структуры на всех фронтах. Тогда как восстановление дипломатических отношений между ОАЭ и Ираном и переговоры Ирана с КСА привели к тому, что хуситы в значительной степени поумерили свой пыл.

И по ядерной программе американцы тоже не отошли ни на йоту от своей позиции, утверждая, что только соглашение способно препятствовать дальнейшему ее развитию и оттягивать то время, когда Иран сможет стать ядерной державой. Правда, переговоры в Вене сейчас официально прекращены, но США продолжают использовать посредников, стараясь прийти с Ираном к какому-либо соглашению. Состоявшийся 10 мая визит властителя Катара шейха Тамима аль-Тани в Иран и переговоры министра иностранных дел Катара с иранским коллегой Хоссейном Амиром-Абдоллахияном в минувшее воскресенье наглядно демонстрируют: Иран готов только «пересмотреть» свои требования, которые он предъявил Соединенным Штатам. И, судя по всему, иранцы направили еще несколько новых предложений комиссару ЕС по ядерным переговорам Энрике Мора, который находился с визитом в Иране в тот же момент, когда туда прибыл высокий гость из Катара.

Визит в понедельник президента Ирана Ибрахима Раиси в Оман также тесно связан с переговорами по ядерной сделке – после того как Оман, опытный посредник, который провел первые секретные встречи между представителями США и Ирана до заключения предыдущей ядерной сделки в 2015 году, вновь предложил свои посреднические услуги.

В то же время администрация США воздержалась от того, чтобы обозначить срок, после которого продолжать обсуждение не имеет никакого смысла. Вопрос исключения КСИР из списка террористических организаций положен, похоже, в «ящик для спекуляций» и ждет решения Байдена. А он с решением не спешит. Он только заявляет, что мяч в данный момент – у иранцев, и ждет их реакции. После миссии Мора иранские предложения, возможно, уже лежат на столе у американского президента. Потому не исключено, что в ближайшее время будет принято решение по вопросу, считающемуся самым взрывоопасным на пути к соглашению.

В то же время внутри Ирана усиливается политическое давление на президента Раиси и его правительство. Демонстрации протеста идут в иранских городах против дороговизны жизни, в том числе с выкриками «смерть Хаменеи!». Слухи о намерении поднять цены на топливо и продукты питания накаляют атмосферу – из-за такого же шага три года назад Иран взорвался беспорядками, при подавлении которых погибли около 1500 человек. В парламент уже внесено несколько предложений, призывающих сместить Раиси или по крайней мере снять министров, отвечающих за экономический блок в его правительстве.

С резкой критикой деятельности Раиси и его кабинета выступают авторитетные теологи, близкие к правительству СМИ и даже высокопоставленные сотрудники спецслужб, предостерегающие от опасности массовых протестов, которые могут парализовать страну. В некоторых СМИ авторы спрашивают, почему Иран по-прежнему тянет время, хотя верховный лидер Али Хаменеи уже согласился провести переговоры и достичь соглашения?

«КСИР будет решать судьбу нашей страны? Но мы не хотим и дальше оставаться их заложниками!» – написано в статье, опубликованной на одном из иранским сайтов.

Хотя ни массовые манифестации, ни ярость протестов нисколько не сдвинули режим с занимаемых им позиций, теперь, если власти не компенсируют гражданам резкое сокращение субсидий и не обуздают рост цен, им будет очень трудно требовать от иранцев еще туже затянуть пояса перед лицом «агрессии и враждебности сил тщеславия и зла». В этих поясах уже, по сути, не осталось дыр. К тому же, в отличие от 2019 года, сейчас у Ирана появилась возможность выйти из экономического кризиса. Иначе попытка мобилизовать общество или успокоить его с помощью пустых лозунгов может вызвать обратную реакцию.

Цви Барель, «ХаАрец». М.К. Фото: IMA Media via AP √