Главный » Общество » Здоровье » Спасет ли нас тактика «контролируемой лавины»?
Фото: Yara Nardi, Reuters

Спасет ли нас тактика «контролируемой лавины»?

Коронавирус, поразивший многие страны в последние месяцы, создал новую реальность – не знающая границ эпидемия, от которой нет ни вакцины, ни лечения. Отсутствие информации об этом новом вирусе и серьезные опасения по поводу возможных последствий заставили многие страны принять экстремальные меры, которые еще несколько недель назад показались бы невообразимыми: прекращение воздушного сообщения, остановка международной торговли, комендантский час на улицах городов.

Использовавшиеся до сих пор методики основаны на двух конкурирующих подходах: подавление и смягчение. Цель первого подхода — полностью остановить появление новых случаев заболевания. Он основан на радикальном сокращении контактов между людьми посредством карантина, дистанцирования при общении и закрытия школ. На различных этапах эпидемии этот метод использовался в Китае и применяется в Израиле, как и во многих европейских странах, таких как Франция, Италия, Испания и Германия.

Второй подход состоит в том, чтобы попытаться смягчить эпидемию и защитить граждан, которые относятся к группе повышенного риска. Он основан на изоляции людей, зараженных коронавирусом, и тех, кто вступал с ними в контакт, а также значительном сокращении числа социальных контактов у представителей группы риска. Это то, что делается в Англии, но в последние дни там произошел поворот, и они тоже перешли к первому подходу — подавлению.

Изменение в политике Англии связано с результатами построения математической модели, представленной исследовательской группой из лондонского Imperial College под руководством профессора Нила Фергюсона, одного из ведущих специалистов в области моделирования эпидемий инфекционных заболеваний. Согласно модели Фергюсона, если эпидемию не подавлять, число смертей в Великобритании превысит 500 тысяч, а в США – два миллиона.

Если применять стратегию смягчения в течение трех-четырех месяцев, это может сократить число серьезных случаев на две трети, а число смертей вдвое. Но при этом количество пациентов, находящихся в критическом состоянии и нуждающихся в интенсивной терапии, будет в восемь раз больше максимальной пропускной способности больниц.

Рекомендация исследовательской группы премьер-министру Борису Джонсону состояла в том, чтобы перейти к подходу подавления. Проблема заключается в том, что этот подход предполагает принятие длительных драконовских мер, которые будут иметь разрушительные экономические последствия. Еще одна негативная черта подавления состоит в том, что после отмены мер снова может возникнуть эпидемия того же масштаба, поскольку этот подход не позволяет развить коллективный иммунитет среди населения.

Исследователи также рассмотрели и третий подход — комплексный, при котором сочетаются меры по смягчению эпидемии с мерами подавления в различные периоды. Переход к использованию мер подавления и их прекращение будет определяться количеством пациентов в отделениях интенсивной терапии. Этот подход будет очень эффективным для значительного сокращения числа тяжелых форм заболевания и смертных случаев, а также для значительного снижения нагрузки на реанимационные отделения больниц. Плохая новость заключается в том, что для успеха этот метод должен применяться в течение примерно двух лет, и две трети времени все равно будут использоваться жесткие меры подавления.

Каждый из этих трех методов имеет серьезные недостатки. Смягчение приводит к краху системы здравоохранения, подавление — к экономическому коллапсу, а комплексный подход – к значительным экономическим потерям в течение долгого времени (при этом неясно, осуществим ли такой подход с политической точки зрения).

То, что мы предлагаем, похоже на способ борьбы с лавинами на горнолыжных курортах. Поскольку накопление снега нельзя предотвратить, а сход лавины может привести к гибели людей, осуществляются контролируемые лавины. То есть искусственно вызывают лавину, выбрав для этого место и время, чтобы снять угрозу и предотвратить ущерб.

Идея основана на трех предположениях: во-первых, у определенных групп населения вероятность тяжелой формы заболевания или летального исхода от коронавируса очень мала. Например, по оценкам группы Фергюсона, для пациентов в возрасте от 20 до 40 лет уровень смертности составляет от 3 до 8 человек на 10 тысяч пациентов.

Эта оценка основана на данных из Китая, причем они относятся к тем этапам эпидемии, когда система здравоохранения пережила коллапс, больницы были перегружены сверх всякой меры и многие оставались без медицинской помощи. К тому же это неточно, потому что в статистику включены как здоровые люди, так и страдающие тяжелыми хроническими заболеваниями, чьи шансы заболеть в тяжелой форме значительно выше. Следовательно, фактическая смертность среди здорового населения, вероятно, будет намного ниже.

Второе предположение заключается в том, что переболевшие коронавирусом приобретают искусственный иммунитет, и вероятность повторного заражения равна нулю. Предыдущий опыт показывает, что после вирусной инфекции организм большинства людей сохраняет антитела минимум два года.

Третье предположение состоит в том, что определить, кто переболел вирусом, можно ретроспективно — с помощью проверки антител, а также можно определить, кто не инфицирован, путем определения уровня вируса в слюне или слизистой оболочке носа. Такие тесты уже проводятся сегодня.

Если эти три предположения верны, мы можем допустить, чтобы люди в группах низкого риска заразились и переболели коронавирусом. Любой, кто согласится на это, будет поставлен под контроль. Весь период болезни он должен находиться в изоляторе, но потом, когда тест на вирус покажет отрицательный результат, он сможет вернуться к работе и перемещаться по улицам без ограничений. Все, кто переболел и выздоровел, должны быть записаны в национальный реестр. Они получат справки для предъявления своим работодателям, клиентам и партнерам. Таким образом, они получат преимущество на рынке труда перед теми, кто не переболел и может заразить других. На рынке будет высокий спрос на работников с иммунитетом.

Каждый может сам сделать этот выбор: заразиться коронавирусом или отсидеться в изоляции, но при условии, что он принадлежит к группе низкого риска. Поскольку шансы на серьезный вред здоровью очень малы, и учитывая высокую экономическую цену, которую каждый из нас платит за навязанную нам изоляцию, следует ожидать, что многие согласятся на то, чтобы заразиться и переболеть. Это улучшит их цену на рынке как наемных работников, так и частников, потому что они могут работать, не опасаясь заразиться или заразить других. Кроме того, чем больше появится людей, которые сами решили заразиться и переболеть, тем больше будет желающих последовать их примеру. Ведь все хотят вернуться к нормальной жизни и экономической деятельности, а изоляция и карантин будут выглядеть все менее привлекательными.

Заражение этой группы населения будет контролируемым и регулируемым, и это ключевой момент. Заболевшие будут сразу помещаться в изолятор, чтобы они никого не заражали. Причем медицинская помощь на самом раннем этапе заболевания будет гораздо эффективнее по сравнению со случаями, когда вирус диагностировался на продвинутой стадии заболевания, что также будет иметь положительные последствия для потенциальных кандидатов на заражение. Конечно, появятся и больные, которые заразились не по своей воле, но со временем, благодаря коллективному иммунитету, их будет становиться все меньше.

Во время этого контролируемого заражения накопится много информации о рисках заболевания и оптимальном лечении, которую можно будет применять к группам с более высокой степенью риска. Впоследствии их также можно будет подвергать контролируемому заражению. Со временем произойдет вакцинация большинства населения, нормализуется экономическая жизнь, появится массовый иммунитет и снизится риск спонтанного заражения людей из групп высокого риска. Методы лечения и профилактики улучшатся, и вероятность появления вакцины также повысится.

В нынешней ситуации мы платим колоссальную цену за эту эпидемию. Мы расплачиваемся здоровьем и экономикой. Число смертей в мире перевалило за 20 тысяч, но это всего лишь капля в море по сравнению с будущим числом смертей,  если не принять жесткие меры по изоляции. С другой стороны, экономическая цена, которую мы платим за эти меры, огромна, и мы не сможем выдержать ее долгое время. Мы верим, что предлагаемый нами подход изменит противостояние человечества этой опасной болезни, и значительно сократит цену, которую мы все платим и будем платить в будущем.

Эяль Клемент, Алон Клемент, «ХаАрец», Ц.З. Фотоиллюстрация:  Yara Nardi, Reuters˜

(Профессор Эяль Клемент - эпидемиолог из Еврейского университета, профессор Алон Клемент - специалист по праву и экономике тель-авивского университета)

 

Реклама

Анонс

Реклама

Партнёры

Загрузка…

Реклама

Партнеры

  • Все новости | Cursorinfo: главные новости Израиля
  • Error
  • Error
  • Error

Мужчина умер от коронавируса в больнице «Асаф ха-рофе». ...

Биньямин Нетаниягу должен будет сдать еще один тест на коронавирус Covid-19. ...

Психолог, блогер, тренер по отношениям Лев Вожеватов рассказал 5 вещей, которые ни в коем случае нел ...

Оперный певец госпитализирован для дальнейшего лечения. ...

В ПА и в секторе Газы введены жесткие карантинные меры, чтобы предотвратить распространение коронави ...

RSS Error: WP HTTP Error: Предоставлен неверный URL.

RSS Error: WP HTTP Error: Предоставлен неверный URL.

RSS Error: WP HTTP Error: Предоставлен неверный URL.

Send this to a friend