Главный » Общество » На следующий день: у лекарства будут побочные явления
Фото: Ronen Zvulun, Reuters

На следующий день: у лекарства будут побочные явления

Благодаря коронавирусу, мы живем в эпоху сногсшибательных цифр, которые всего две недели назад и вообразить было невозможно.

В доказательствах этого утверждения нет нужды — достаточно обратиться к программе спасения экономики, объявленной премьер-министром Биньямином Нетаниягу. Он говорил о цифрах такого порядка, которого Израиль еще не видел.

В прошлом году правительство потратило чуть менее 400 млрд. шекелей и увеличило дефицит (который на тот момент считался опасно высоким) до 3,7 процентов ВВП.

30 марта Нетаниягу пообещал потратить на борьбу с последствиями эпидемии коронавируса не менее 80 млрд. шекелей, что составляет почти 6 процентов ВВП. Большая часть этой суммы будет получена в виде гарантированных правительством займов, но даже в этом случае это приведет к увеличению дефицита до 10 процентов ВВП.

Сравним это с увеличением дефицита во время двух последних крупных спадов в Израиле – он вырос тогда до 4,3 и 4,8 процентов соответственно.

Соотношение долга к ВВП в Израиле на конец прошлого года составляло менее 60 процентов, что является относительно низким показателем по сравнению с большинством развитых стран. Теперь оно должно одним махом подскочить до 75 процентов.

Израиль является составной частью так называемой «новой нормальности» (этим термином в экономике описываются финансовые условия, сложившиеся после глобальной рецессии). На помощь призваны центральные банки, но с такими низкими процентными ставками они мало что могут сделать, поэтому упор был сделан на фискальные меры. Правительства объявляют о программах по предотвращению рецессии или депрессии в сотни миллиардов долларов (в Америке речь идет не менее чем о 2 триллионах долларов), вызванных эпидемией коронавируса. По оценкам агентства  Moody's, дополнительные расходы увеличат дефицит США до 9,4 процентов от ВВП; вложение в эту программу еще одного триллиона, чего, безусловно, можно ожидать, доведет его до 14 процентов.

Рядом с этими цифрами затраты на борьбу с рецессией во время финансового кризиса 2008 года представляются не слишком значительными. В то время президент США Барак Обама подвергся резкой критике со стороны республиканцев за то, что он ограбил казну, выложив 831 млрд. долларов на пакет стимулов. На этот раз даже республиканцы не были против огромного пакета расходов, они просто хотели, чтобы на бизнес пошло больше денег, чем на трудовые ресурсы.

Паника и хорошая экономика

Резкому повышению расходов способствует сочетание паники и того, что я назвал бы очень неплохой экономикой.

Что касается паники, тут все довольно ясно. Пандемия разразилась в крайне короткие сроки, и никто не может сказать, когда она пойдет на спад и сколько человек заболеет или умрет прежде, чем она завершится. Будет ли одна волна пандемии, две, а то и три? А может, она останется с нами навсегда?

Одно мы точно знаем – блокирование экономики приведет к огромным издержкам. В Израиле, например, уровень безработицы превысил 24 процента, и это еще один показатель, вообразить который всего несколько недель назад было невозможно. Что должен сделать  в такой ситуации политик? «В разгар стихийного бедствия это — спасательный круг в шторм», — сказал экономист Пол МакКалли в интервью сайту CNBC.com.

В защиту политиков можно сказать, что экономические меры оправданы. Идея состоит в том, чтобы не позволить бизнесам обанкротиться во время кризиса, оставив людей навсегда без работы, а бизнес — разорившимся, и тем самым подорвать возможность экономики вернуться к нормальной жизни, когда кризис завершится.

Тем не менее, это касается только хорошей экономики. За последние сто лет она никогда еще не проходила испытания в условиях пандемии.

Одно можно сказать наверняка — если пандемия не утихнет, правительства не смогут продолжать тратить все больше и больше денег.

Так или иначе, Израиль находится в относительно хорошем положении, чтобы попытаться вырваться из надвигающейся рецессии. По сравнению с США, Европой и Китаем, мы в 2008-2009 годах лишь незначительно увеличили расходы и добились неплохих результатов в сохранении дефицита бюджета на низком уровне и снижении бремени государственного долга в последующие годы. Большая часть стран остального развитого мира страдает от долгов, с которыми они все еще не рассчитались. Государственный долг в богатых странах вырос с 59 процентов ВВП в 2007 году до 91 процента в 2013 году, а с пандемией коронавируса им суждено вырасти еще больше.

С другой стороны, некоторые экономисты полагают, что гигантская долговая нагрузка является новой нормой, и у них есть аргумент в защиту подобной позиции: даже несмотря на то, что в последнее десятилетие правительства развитых стран наделали большие долги, они смогли получить эти суммы почти по нулевым или отрицательным ставкам.

Это звучит, как сказка, ставшая былью. Эти люди, похоже, думают, что не только правительства, но корпорации и отдельные семьи могут без каких-либо последствий набирать долги. Создается впечатление, что события последнего десятилетия свидетельствуют о том же, и пир займов во время коронавируса может только укрепить в этой мысли. Не будет нужды соблюдать строгую экономию, чтобы финансово подготовиться к следующей рецессии, войне или пандемии.

Но будьте осторожны: когда кто-либо предлагает провести экономическую политику, за которой не последуют мучительные побочные явления, должны загореться красные лампочки тревоги. Реальность такова, что все эти расходы и займы, которые делают Израиль и другие страны, придется возвращать за счет чувствительного сокращения расходов и повышения налогов. Короче говоря, как бы нам из огня коронавируса не попасть в полымя режима строгой экономии

Дэвид Розенберг «ХаАрец», М.Р. Фото: Ronen Zvulun, Reuters˜

 

Реклама

Анонс

Реклама

Партнёры

Загрузка…

Реклама

партнеры

Send this to a friend