Фото: Maxim Shemetov, Reuters

На самом деле, Путин пообещал России упадок

«Говоря обо всем этом космическом оружии, будто взятом напрокат из «Звездных войн», о комплексе «Сармат» или крылатых ракетах неограниченной дальности, российский президент будто вернулся назад, в СССР, чтобы прибегнуть к риторике холодной войны», — сказала «Деталям» доктор истории, политолог Сузанне Шпан.

Доктор Шпан — автор книги «Образ Украины в Германии и роль российских СМИ». В 2011 году в Гамбурге было опубликовано другое ее исследование: «Государственная независимость — конец восточнославянской общины? Внешняя политика России в отношении Украины и Беларуси с 1991 года». Получив образование в Кельнском и Петербургском университетах, она, помимо родного немецкого языка, владеет также русским, английским, французским и польским. Живет в Берлине и занимается изучением процессов, происходящих на постсоветском пространстве.

— Можно ли считать вымышленным все перечисленное Путином вооружение: стратегический ракетный комплекс «Сармат», гиперзвуковые ракеты, боевая лазерная установка, авиационный ракетный комплекс «кинжал», беспилотные подводные аппараты и, наконец, таинственная крылатая ракета неограниченной дальности?

— Надо с большой осторожностью относиться к данному перечню. Судя по всему, не все из перечисленного даже есть в наличии, что-то вообще только проектируется. Нас заверили в том, что вся информация по этому поводу будет публиковаться на сайте министерства обороны.

Но я думаю, что главное в послании Путина — отнюдь не сообщение о новом оружии. Куда важнее политический посыл Urbi et orbi (адресованный граду и миру — традиционное выражение понтифика; с него начинались благословения, когда папа римский решал обратиться к народу с каким-то важным заявлением — прим. «Детали»): «Мы – великая держава, нас надо воспринимать серьезно, вы рано нас списали со счетов. Как мне кажется, задача Путина — создать предпосылки для атмосферы холодной войны.

Но любые цели, какими бы грандиозными и амбициозными они ни были, требуют таких же грандиозных вложений. И вопрос в том, откуда Россия эти средства изыщет. Бюджет США, выделяемый на оборону (около 700 млрд. долларов в 2018 году), превышает во много раз аналогичный российский бюджет (около 46 млрд. долларов в 2018 году). Экономическая мощь России, которая постоянно претендует на звание великой державы, ограничена, ее бюджет верстается, в основном, под цены на нефть. Российская экономика нестабильна, экономические реформы, когда-то обещаные, так и не реализованы — так откуда же возьмутся средства для технологического прорыва, сопровождающего, как правило, создание новых систем вооружений?!

— Как отреагировали на послание Путина в Германии?

— В зависимости от политических взглядов. Местный политический расклад многолик, потому и реакция на «путинские страшилки» неодинакова. Силы, близкие к социал-демократам, считают, что при любых условиях следует вести диалог с Россией. Здесь давно считают, что Россию не надо раздражать, ее надо успокаивать, давно уже пора снять с нее санкции, которые, мол, ни к чему хорошему не приводят. И после послания Путина Федеральному собранию, социал-демократы выглядят довольно испуганно. Они говорят о том, что следует срочно что-то предпринять, чтобы не допустить дальнейшей эскалации напряжения.

Но многие другие поддерживают антироссийские санкции, и среди них – значительное количество сторонников нынешнего канцлера Германии Ангелы Меркель. Они считают, что Россия должна как минимум прекратить противостояние с Украиной, а в заявлении Путина видят попытку неприкрытой демонстрации силы.

— Но ведь можно рассматривать выступление Путина и как предвыборное?

— Конечно, Путин также адресовался и к избирателям. Он явно хотел представить себя национальным лидером, заботящемся о своем народе и одновременно пытающимся вернуть своей стране достоинство и величие. Но давайте посмотрим, как строилась его речь, осмыслим хронометраж его выступления.

Три минуты Путин отвел теме бедности и доходов населения. Две минуты посвятил – демографии и материнству. Четыре минуты ушло на пенсионеров и продолжительность жизни. Вопрос жилья и здравоохранения занял пять минут, экология – еще две. Образование аж десять минут, экономика и бизнес – пятнадцать минут. И сорок две минуты – сорок две, то есть сорок процентов всей речи – президент России говорил о внешней политике, в основном, рассказывая о новых видах вооружения.

Это смахивало на кинокадры из семидесятых, когда советская жизнь мерилась пятилетками и сопровождалась дутыми показателями. Все эти обещания: снизить уровень бедности, увеличить валовый внутренний продукт на душу населения, уменьшить ставку по ипотеке, удвоить расходы на здравоохранение, тратить деньги на инфраструктуру и строительство дорог, увеличить пенсии — обычный блеф и доказательство того, как российская власть относится к своему народу.

Путин сказал, что Россия – это страна больших возможностей. Все верно. Он только забыл добавить, что «больших возможностей для него и для его окружения». Все эти задачи, о которых говорил президент, не выдерживают поверку экономическими показателями, и потому они нереалистичны.

Но если будет реализованный определенный в речи курс на возврат в прошлое, в СССР, в эпоху холодной войны — тогда, соответственно, и экономика будет строиться по-советски: несмотря на то, что бюджет будет трещать по швам, огромные средства пойдут на оборону, на развитие военной техники. За счет других отраслей экономики, в ущерб им — и тогда, как следствие, Россию ждет упадок и стагнация.

Марк Котлярский, «Детали». Фото: Maxim Shemetov, Reuters

тэги

Реклама

Анонс

Реклама


Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend