Понедельник 30.11.2020|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    Tigran Mehrabyan Armenian PM Press Service PAN Photo via AP
    Tigran Mehrabyan Armenian PM Press Service PAN Photo via AP

    На передовой войны: как выживают в Степанакерте

    На линии фронта – невыносимое зловоние. Человеческие останки лежат там неделями. На военном кладбище бульдозеры снесли склон холма, чтобы выложить его рядами новых могил. Корреспондент «Нью-Йорк Таймс» побывал в охваченном войной Степанакерте в Нагорном Карабахе и своими глазами увидел, как живут, сражаются и умирают местные жители.   

    Конфликт между Азербайджаном и Арменией перерос в войну на истощение. Азербайджан развернул превосходную огневую мощь, используя передовые беспилотники и артиллерийские системы, купленные у Израиля, Турции и России. Но спустя недели после начала боевых действий Азербайджану так и не удалось превратить это преимущество в устойчивые военные успехи, а значит, опасаются местные жители – впереди долгая и мучительная война. 

    Официальные лица заявляют, что более половины жителей Нагорного Карабаха покинули свои дома, хотя действующее в настоящее время военное положение запрещает мужчинам призывного возраста покидать территорию. Среди тех, кто остался – женщины, которые хотят быть рядом со своими мужьями, сыновьями и отцами, отправленными на передовую. 

    33-летняя Алена Шахраманян и ее соседи с пятого этажа многоквартирного дома в Шуше, городке на вершине холма, переехали три недели назад в часть своего подвала с земляным полом. Они сделали дверь из листа гофрированного пластика и приклеили картон к проемам в бетонных стенах. Одна из женщин заболела – простудилась от сквозняка.

    Брат Шахраманян, который, как и ее муж, находится на фронте, не отвечает на телефонные звонки. Когда накануне она вышла на улицу, чтобы постирать, ее испугало гудение дрона. Ракетная артиллерия дважды в начале этого месяца обстреляла близлежащий собор Святого Спасителя, и брусчатка снаружи все еще была залита кровью российского журналиста, тяжело раненного во время второго удара.

    «Здесь нам никто не помогает, – сказала Алена Шахраманян. – Мы сами по себе».

    Оставшиеся мирные жители живут в своих сырых и неотапливаемых подвалах, в которых оборудованы импровизированные кухни. Некоторые спят на сплющенных картонных коробках. Обстрелы городов в Нагорном Карабахе и Азербайджане привели к гибели десятков мирных жителей и сотен солдат, а ночи наполнились ужасающими вспышками и грохотами.

    В городе Степанакерт в Нагорном Карабахе часто издалека слышна артиллерийская стрельба. Всю ночь раздаются сирены воздушной тревоги, удары и взрывы. 

    Манушак Титанян, архитектор из Нагорного Карабаха, уже потеряла в конфликте одно из спроектированных ею зданий – Дом культуры в городе Шуша на вершине холма: его крышу снесло, и ее кусок застрял в дереве через улицу; плюшевые красные сиденья покрыты пылью, занавес сцены застрял в щебне. 

    Теперь она опасается за своих троих сыновей, младшему из которых 18 лет. Все они - на передовой. Сама Манушак шьет военную форму в аварийной мастерской, которую власти открыли на фабрике в Степанакерте, столице Нагорного Карабаха. Когда недавно в полдень здание качнуло от грохота ближайшего взрыва, она продолжила шить.

    27 сентября Азербайджан начал наступление, подкрепленное интенсивным артиллерийским огнем и ударами высокоточных дронов. Ограниченная система ПВО Армении не смогла остановить беспилотники, но ее войска, усиленные добровольцами и призывниками, замедлили продвижение Азербайджана.

    Некоторые из добровольцев – ветераны войны 1990-х годов, например, Артур Алексанян, полковник спецназа в отставке, который сказал, что был в больнице после операции, когда начался нынешний конфликт. Теперь он возглавляет отряд добровольцев в окопах на севере. 

    Прошло 15 лет с тех пор, как он в последний раз держал в руках оружие, сказал Алексанян в интервью, собирая сумку, полную радиооборудования, перед отправкой обратно на фронт. Он приподнял форму, чтобы показать повязки вокруг живота, которые ему приходится менять восемь раз в день, и постучал костяшками пальцев по искусственной коленной чашечке, напоминании о последней войне.

    Но, по словам Алексаняна, этот конфликт не похож на 1990-е. Тогда основным оружием был автомат Калашникова. На этот раз перестрелок из стрелкового оружия немного. Алексанян говорит, что из 17 дней, проведенных его подразделением на фронте, 15 дней он провел в окопах, укрываясь от артиллерийских ударов, которые наносились каждые 20 минут. Азербайджан систематически уничтожает армянские танки и другую технику, используя современные «дроны-смертники», которые барражируют над полем боя, прежде чем направиться к подходящей цели.

    «Они настолько быстры, что мы не можем их выследить, – сказал Алексанян. – Не скажу, что мы не боимся. Мы все боимся».

    Алексанян и другие армянские бойцы говорят, что, несмотря на ужасающую огневую мощь Азербайджана, его пехотинцы оказались легкой мишенью. Согласно данным армянской стороны, Азербайджан жертвует целыми колоннами своих бойцов. На некоторых участках фронта армяне вырыли новые окопы и убили большое количество азербайджанских солдат, пытавшихся продвинуться пешком. Их тела не собирают, и они наполнили поле боя гнилостным зловонием.

    На военной базе в Степанакерте армянские бойцы, некоторым из которых за 50, ждут благословения военного духовенства. Нарек Петросян, диакон армянской Апостольской церкви, сказал, что, когда родственники солдат звонят ему с фронта и просят весточки, он пытается дать им надежду, даже если знает, что их близкие умерли. Доставкой этих новостей занимается отдельная группа духовенства.

    «Мы говорим им, что это - священная война, и мы готовы пожертвовать своими жизнями друг за друга», – сказал он.

    Уже убито более 700 армянских солдат и множество мирных жителей с обеих сторон.

    Азербайджан не разглашает число погибших военнослужащих. Но 17 октября правительство заявило, что 14 мирных жителей были убиты в Гяндже, втором по величине городе Азербайджана, в результате ночного ракетного удара Армении.

    Александра Аппельберг, по материалам зарубежных СМИ. На иллюстрации: премьер-министр Армении Никол Пашинян целует руку матери погибшего солдата. Фото: Tigran Mehrabyan Armenian PM Press Service PAN Photo via AP

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend