На борьбу, да не на ту

Светское общество, засучив рукава, мобилизовалось на борьбу с дискриминацией женщин в ультраортодоксальном секторе. В последние дни пресса бурлит по поводу перегородки между мужчинами и женщинами, которую установили на площади Рабина в Тель-Авиве для проведения митинга движения ХАБАД. Тель-Авив – светское сердце Израиля.

«Найс», огромная хайтековская компания, сообщила о бойкоте авиакомпании «Эль-Аль» из-за того, что на ее рейсах женщин просят пересесть в угоду «харедим». Насколько мне помнится, это первый случай, когда израильская коммерческая компания осмеливается выступить с таким категорическим общественным посылом. И, надо сказать, что этот шаг возымел немедленный результат: гендиректор «Эль-Аль» тотчас выступил с заявлением, что подобное больше не повторится.

Но пока светские ведут борьбу с перегородкой на площади Рабина, их обходят с фланга и с тыла. Мы отвлеклись, ослабив внимание, а тем временем готовится закон, который будет иметь решающее влияние на отношения с религиозными в Израиле, на их интеграцию в обществе и на рынке труда. Мы будто просмотрели новый закон о призыве в армию, который проталкивает правительство. Проталкивают поспешно, без правок и уточнений, чтобы узаконить все перекосы и дефекты существующего ныне положения вещей.

Новый закон не только означает серьезные уступки в вопросе о призыве в армию ультраортодоксальных мужчин. Допустим, этот бой и так проигран. Но это уступки по гораздо более принципиальному вопросу – о выходе ультраортодоксов на работу. А, значит, и их интеграции в общество.

Новый закон о призыве сшит по меркам БАГАЦа. И самое важное, это уже не временное уложение, а постоянный закон. То есть, если светские его проморгают, то все проблемы и перекосы достанутся в наследство будущим поколениям с очень малой вероятностью что-либо изменить. Политики пытаются протолкнуть закон с максимальной поспешностью, значит, все понимают, что это раскаленная картофелина, и следующий раз желание вновь вытащить ее из огня возникнет не скоро. По крайней мере, не в обозримом будущем. Это историческая ошибка, нельзя допустить, чтобы она получила статус закона.

Новый закон готовило министерство обороны. Разумеется, так, чтобы были довольны политические круги. Запланированные цифры призыва «харедим» вовсе не были амбициозными. Рост призыва ортодоксов даже меньше, чем был в последнее десятилетие. За невыполнение плана предусмотрены экономические санкции, но очень беззубые, которые ничем не смогут навредить ультраортодоксальному сообществу. Их можно совсем убрать, но это не понравится БАГАЦу (типа, есть запланированный прирост призыва «харедим» в армию и есть экономические санкции). Ну, и «харедим» довольны. Это большой труд составления компромиссов. Очень жаль только, что этим пришлось заниматься настоящим профессионалам министерства обороны, которые придумали, как обойти политическое сопротивление и проверку БАГАЦа.

Теперь все силы мобилизованы на то, чтобы закон поскорее прошел в Кнессете. Говорят, что была даже заключена сделка с арабскими депутатами. Они поддержат новый закон о призыве и получат уступки в законе о муэдзинах.

Министру обороны Авигдору Либерману, конечно, новый закон не нравится. Как и большинству членов правительственной коалиции и оппозиции. Но он его поддержит, как и все остальные. Потому что все опасаются, что если закон не пройдет, то Биньямин Нетаниягу может использовать эту ситуацию для создания правительственного кризиса и досрочных выборов. А поскольку досрочных выборов никто не хочет, то политики покорно проголосуют за во всех трех чтениях.

Новый закон о призыве является исторической ошибкой, поскольку он придает официальный статус нынешнему положению вещей, которое известно всем: большая часть «харедим» в армии не служат. Новый закон позволит им сидеть в йешиве до 24 лет, после чего они получат освобождение от армии и начнут трудный путь на рынок труда. В этом возрасте у них уже обычно есть жена и в среднем двое детей. Получить профессиональные навыки и найти работу в их положении практически невозможно.

За последние 15 лет – с принятием закона Таля и сокращением пособий на детей — начал намечаться поворот «харедим» в сторону рынка труда. 3 года назад был побит рекорд – 54% «харедим» работали (для сравнения: 90% светских мужчин задействованы на рынке труда). Но с тех пор этот показатель вновь пошел вниз, сегодня он составляет менее 50%. И единственное объяснение этому – коалиционное соглашение правительства Нетаниягу. Убрали санкции против тех, кто уклоняется от службы, и вернули пособия на детей.

Во-первых, этот несет в себе потенциал замедления экономического роста. Банк Израиля опубликовал график прогноза экономического роста до 2059 года, где есть две кривые. Одна отражает нынешнюю ситуацию на рынке труда – без «харедим» и арабов. А вторая – при участии в экономике всех секторов израильского общества. Так вот, средний показатель экономического роста – в идеале – составляет 1,4%. При сохранении неработающих секторов – только 0,5%. Такой низкий показатель роста, фактически, похоронит нашу экономику, наше будущее и нашу армию. Без экономического роста нам не на что будет покупать самолеты и танки.

Новый закон о призыве еще больше запрет «харедим» в йешивах. До 24 лет они ничего, кроме священных текстов, учить не смогут. То есть, после получения освобождения от армии они не смогут сразу выйти на работу, ведь нужно хотя бы минимальное светское образование.

Профессионалы в многих государственных ведомствах предлагают сегодня различные поправки к закону. Например, чтобы не заставлять «харедим» сидеть в йешиве до 24 лет. Минфин хочет снизить эту планку до 22 лет. Но против выступает армия, ведь от этого исчезнет видимость «армии всего народа». В любом случае, можно найти гибкие критерии, чтобы дать возможность «харедим» получить какое-то профессиональное образование до этого возраста. Наверняка, и сами ультраортодоксы с радостью согласятся. И армии это не помешает. Но ни у кого нет времени на это, все несутся поскорее в зал голосований, чтобы нажать на кнопку. Поскорей, с глаз долой – из сердца вон.

Вот такая абсурдная позиция, которая наносит вред всем сторонам. Пока светские борются против перегородки на площади Рабина, растут стены «гетто», которые отгораживают «харедим» от рынка труда, приковывая их к йешивам до 24-летнего возраста. При этом мы делаем это своими руками. Чтобы прекратить дискриминацию женщин, нужно прекратить сначала дискриминацию мужчин «харедим» на рынке труда. Разрушение стен «гетто» и интеграция «харедим» в обществе все равно приведут к прекращению дискриминации женщин. Разве это не звучит убедительно? Светские должны засучить рукава, чтобы противостоять новому закону о призыве, а не перегородке на площади.

Мейрав Арлозоров, «ХаАрец» Ц.З.
Фото: Оливье Фитуси.

 

Реклама

Анонс

Реклама

Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend