Главный » Восток » На Ближнем Востоке как всегда: «мене, текел, фарес»

На Ближнем Востоке как всегда: «мене, текел, фарес»

Обстановка на Ближнем Востоке продолжает накаляться с каждым днем. США по-прежнему балансируют на грани «горячей войны» с Ираном и приближаются к началу «холодной войны» с Турцией; мятежники атакуют столицу Ливии; последний оплот повстанцев в Сирии подвергается бомбежкам; в Йемене продолжается гражданская война, в которой принимает участие и Саудовская Аравия; Судан балансирует на грани гражданской войны. Израиль находится в постоянной конфронтацией с сектором Газа, изредка прерываемой так называемым перемирием.

Может ли вообще регион находиться в состоянии стабильности и мира? Или нарастающая эскалация конфликтов является своеобразным сигналом, подобно огненным письменам на стене «Мене, текел, фарес», появившимся во время пира царя Валтасара, незадолго до падения Вавилона?

Эта история описана в книге пророка Даниила, а вышеприведенная надпись «взвешен, измерен, оценен и признан негодным», и в мировой культуре выражение «письмена на стене» стало синонимом грядущей катастрофы. Именно так драматично «Ближний Восток — письмена на стене» была озаглавлена одна из центральных сессий Герцлийской конференции по безопасности.

В ней принимали участие известные эксперты с мировым именем : генерал-майор резерва Амос Гилад, директор Института политики и стратегии (Израиль); Тамир Пардо, бывший глава Мосада; Бретт Мак Гурк, бывший спецпредставитель глобальной коалиции по борьбе с ИГ (США); проф. Эяль Зиссер, вице-президент Тель-Авивского университета и глава института сравнительной истории Ближнего Востока; д-р Джон Дженкинс, бывший посол Великобритании в Саудовской Аравии; д-р Кори Шейк, заместитель директора Межународного института стратегических исследований, (Великобритания).

Амос Гилад кратко охарактеризовал нынешнее состояние региона, основными признаками которого является «стабильная нестабильность» и «арабская весна - 2.0,» приведшая к падению правящих долгое время режимов в Алжире и Судане.

По мнению Тамира Пардо, последний виток нестабильности в регионе начался с вторжения США в Ирак. Это была большая ошибка, впрочем, нередко встречающаяся в истории, войска вошли для разрешения конфликта, но так и не нашли способа выхода. Это привело к «эффекту домино» и после войны начался нынешний период эскалации напряженности. Это совпало по времени с развитием соцсетей, затем расцвела «арабская весна», приведшая в том числе к гражданской войне в Сирии, появлению ИГ, экспансии Ирана, войне в Йемене и Ливии.

Д-р Джон Дженкинс обратил внимание на то, что большинство режимов в регионе, остающихся стабильными, являются наследственными монархиями, как например Саудовская Аравия, арабские эмираты, Катар, Иордания.

По его словам , «единственная стабильная система управления в регионе базируется на трайбализме (племенной системе) и пока во главе режимов стоят королевские семьи, там удается сохранять спокойствие». Наследный принц Саудовской Аравии Мухаммад Бин Салман пытается проводить радикальные реформы и это может повлечь виток нестабильности и в монархических режимах.

На взгляд Бретта Мак Гурка, основной драйвер напряженности в регионе - это разногласия между различными течениями ислама. Хотя данная сессия не касается специально вопросов Ирана, нельзя не видеть, что режим аятолл является одним из таких факторов. Однако дело не только в разногласиях между шиитами и суннитами, противоречия есть и между суннитскими режимами, что отражается, например, в отношениях между Саудовской Аравией, Египтом и Турцией.

Примером сложности ситуации является Сирия, где столкнулись с битве за свое влияние и разные ветви ислама и разные политические силы. Кроме того, на это накладывается и конкуренция сверхдержав: Россия, США и Китая. Все они пытаются занять свои позиции в регионе. Причем, не обязательно, что в условиях слабости местных режимов это является негативным фактором, ибо вакуум власти приводит к еще более худшим последствиям, как это видно на примере Ливии.

Проф. Эяль Зиссер полагает, что к региону вообще неприменимо понятие стабильности в западном смысле. Можно говорить об особенностях нынешнего времени, проблемах «арабской весны», транзита власти, конфликте США и Ирана и так далее. Однако регион в целом настолько сложный, что стабильность в нем вообще понятие условное и ее не наблюдается уже сотни, если не тысячи лет. О чем собственно говорит история с «письменами на стене».

Если вернуться к недавней истории, то одним из примеров постоянно меняющейся ситуации в регионе является, то что сейчас Иран и Турция, который во времена «панарабизма» и главенства Египта во многом были вне игры, теперь возвращаются на лидирующие позиции.

Д-р Кори Шейк согласилась с тезисом, что регион никогда не отличался стабильностью и возможно, что никогда и не станет стабильным. Однако это не значит, что надо отказываться от усилий по улучшению экономической ситуации и системы управления. Хорошим примером является Иордания, которая при всех сложностях долгое время поддерживает стабильность режима, так что ситуация не безнадежна.

Однако, происходит это не в последнюю очередь благодаря массированной экономической помощи Запада. Так что в интересах западных стран продолжать попытки поддерживать стабильность в регионе.

С нашей точки зрения, высказанные положения подтверждают тот факт, что палестинская проблема отнюдь не является центральной в регионе. Таким образом, тезис о том, что ключ к миру лежит в решении арабо-израильском конфликта, во многом иллюзорен. Это не означает, что надо отказаться от попыток его решения, однако проблема коренится намного глубже.

В своей работе «Кризис ислама» известный востоковед Бернард Льюис указывает, что «если фундаменталисты... преуспеют в своей войне, то мир ждет темное будущее, особенно ту его часть, которая исповедует ислам». Так что «письмена на стене» продолжают гореть.

  Владимир Поляк, «Детали». К.В. На снимке: картина Рембрандта "Пир Валтасара".
Фото: Wikipedia public domain

 

 


Реклама

Анонс

Реклама

Партнёры

Загрузка…

Реклама

RSS Партнеры

Send this to a friend