Вторник 20.04.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    AP Photo/Peter Dejong
    AP Photo/Peter Dejong

    Мьянма: десятилетие реформ завершилось военным переворотом

    1 февраля новоизбранный парламент Мьянмы должен был быть приведен к присяге на пятилетний срок. Но прямо перед церемонией военные захватили власть в результате государственного переворота. Армия быстро задержала гражданских лидеров: государственного советника Аунг Сан Су Чжи и президента Вин Мьинта, а также других депутатов от правящей партии «Национальная лига за демократию» и активистов по всей стране. 

    Через принадлежащий армии телеканал военные объявили о введении чрезвычайного положения сроком на год и назначении бывшего генерала Мьинта Све исполняющим обязанности президента, при этом законодательная, исполнительная и судебная власть отдана под контроль главнокомандующему армией старшему генералу Мин Аунг Хлаингу. 

    Предлогом для путча стали подозрения в фальсификации выборов, который прошли в ноябре прошлого года и на которых партия Аунг Сан Су Чжи одержала безоговорочную победу над представителями военных. Армия заявила, что должна провести расследование, а через год в стране пройдут новые выборы, и она уступит власть победителю. 

    Мьянма (ранее – Бирма), много лет управлялась военными, пока в 2011 году не начались демократические реформы, во главе которых встала Аунг Сан Су Чжи. У себя на родине она – героиня и символ долгожданных перемен. На Западе ее образ не столь однозначен. 

    Из героини – в преступницу

    Аун Сан Су Чжи – дочь героя антиколониальной борьбы генерала Аун Сана. Ее отец был убит накануне провозглашения независимости Мьянмы от Великобритании в 1948 году.

    Некоторое время она жила за пределами страны, училась в Оксфорде, вышла замуж за британского ученого Майкла Ариса. Когда в 1988 году она вернулась в Рангун (ныне Янгон), чтобы ухаживать за тяжело больной матерью, в стране проходили массовые протесты с требованием демократизации. И Аун Сан Су Чжи не осталась в стороне, став одной из лидеров протеста. Но демонстрации были грубо подавлены армией, осуществившей 18 сентября 1988 года военный переворот. 

    С 1989-го по 2010 год Аун Сан Су Чжи провела под домашним арестом в общей сложности 15 лет, отказываясь покинуть страну. Все это время она не виделась со своим мужем и двумя сыновьями, которые остались в Великобритании. Запад симпатизировал ее борьбе, и в 1991 году ей была присуждена Нобелевская премия мира за «выдающийся пример силы бессильного». 

    В 2011 году военное правительство начало курс демократических преобразований, и Аун Сан Су Чжи разрешили не только выйти из-под домашнего ареста, но и принять участие в политическом процессе. В последующие годы ее активность, а вместе с тем и популярность, только росли. В 2012 году Аун Сан Су Чжи стала депутатом и лидером оппозиции. В 2015 году, когда в Мьянме были проведены первые за 25 лет свободные выборы, Аун Сан Су Чжи одержала на них триумфальную победу и стала фактическим лидером государства, хотя формально заняла должность лишь государственного советника.

    В 2017 году правительство столкнулось с кризисом с мусульманским меньшинством рохинджа, компактно проживавшем в мьянманском штате Ракхайн. Когда сепаратисты рохинджа напали на несколько полицейских участков, правительство ответила непропорциональными репрессиями.

    Международный суд ООН в Гааге сейчас рассматривает дело по обвинению Мьянмы в геноциде, а Международный уголовный суд проверяет информацию о преступлениях против человечности. Критики Аун Сан Су Чжи говорят, что она несет личную ответственность за произошедшее. 

    Половинчатые реформы 

    Кризис рохинджа – лишь одно из препятствий, вставших на пути Мьянмы к демократии. Среди них – усугубляющийся конфликт между военными и гражданскими, необходимость конституционной реформы и неизжитые травмы прошлого, пишет Foreign Affairs

    Идея демократизации в Мьянме никогда полностью не соответствовала реальности на местах, где жители все еще боролись с последствиями более чем столетнего британского колониального правления и шести последующих десятилетий гражданской войны и военной диктатуры. Давнишние расовые и религиозные разногласия нашли свое самое трагическое выражение в уничтожении мусульман-рохинджа, но не ограничиваются им.

    Процесс демократических преобразований, начатый в 2011 году, привел к освобождению сотен диссидентов, снятию цензуры в прессе и, в конечном итоге, к формированию гражданского руководства. Но за военными оставалось множество привилегий, закрепленных в спешно принятой новой конституции страны. По сути, военные обладали правом вето и могли торпедировать любое решение правительства. Неудивительно, что «Национальная лига за демократию» стремилась изменить конституцию. Когда в ноябре 2020 партия одержала победу с внушительным перевесом, военные решили не ждать еще большего ослабления своего авторитета и вернуть власть в свои руки путем военного переворота. 

    «Переворот никого не должен удивлять, – пишет издание Foreign Policy. – Генералы посчитали, что им это может сойти с рук: новая администрация США озабочена обустройством, Китай занят своими собственными приоритетами, Европейский Союз находится в процессе изменений, а большая часть мира сосредоточена на борьбе с пандемией». 

    Кроме того, Аунг Сан Су Чжи больше не выглядит в глазах западной общественности той героиней борьбы за свободу своего народа, какой она казалась в 1990х, а потому расчет военных вполне может быть обоснованным. В этом случае самую большую цену вновь придется заплатить многострадальному народу Мьянмы.

    Александра Аппельберг, по материалам зарубежных СМИ. AP Photo/Peter Dejong

     

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend