Monday 27.09.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    Фото: Илан Рон, Национальная фотоколлекция, GPO
    Фото: Илан Рон, Национальная фотоколлекция, GPO

    «Мы в разведке знали, что будет война, но высокомерие наверху победило»

    По еврейскому календарю в этот Йом Кипур Израиль отмечает 48-ю годовщину начала войны, известной как Война Судного дня.

    Война оставила болезненный след, который чувствуется в стране и по сей день, хотя бы из-за того, что для большинства населения она разразилась неожиданно, а также из-за сокрушительного провала разведки. А главное – из-за успехов арабских армий на первом этапе войны и высокой цены: потерь убитыми, ранеными, попавшими в плен. Война вызвала национальную травму, и тогдашний министр обороны Моше Даян даже говорил о «разрушении Третьего Храма».

    Эйфория

    «Эта война была полной противоположностью всему, что мы чувствовали и пережили в предыдущей – победоносной Шестидневной войне», – пишет полковник резерва Песах Меловани на сайте Israel Defense.

    «Мы все были пленниками послевоенной эйфории, и даже последовавшая за этим война на истощение не заставила нас понять, что арабы будут стремиться отомстить за свое поражение.

    Помимо прочего лично для меня война была большим профессиональным разочарованием. Я тогда был начальником отдела сетевой разведки в военной части 848 (сегодня 8200), который отвечал за обработку информации, полученной от перехвата сообщений средств связи противника.

    Этот отдел назывался «Шофар», в него поступала вся информация, включая ту, которую передавали другие спецслужбы, а также отчеты наших сил. Здесь создавалась общая разведывательная картина о том, что происходило в армиях региона.

    За месяц до начала войны и особенно за последние две недели, мы видели почти все. Это были две недели, в течение которых египтяне и сирийцы вели обратный отсчет, завершая все свои приготовления ко дню нападения, которые они согласовали между собой.

    Мы видели и чувствовали, как ритм событий нарастает. Мы наблюдали усиление боеготовности, выдвижение сил и средств как в Египте, так и в Сирии. Мы видели переброску огромного количества боеприпасов бесчисленными конвоями на фронт со складов в тылу двух армий, и мы видели учения, которые якобы начались в египетской армии, и мы поняли, что это совсем не похоже на учения того типа, что в предыдущие годы.

    Просто это и не были учения. Мы вспомнили, как Эли Зейра, который был главой армейской разведки в этой войне, раньше, еще когда занимал пост начальника отдела сбора информации в АМАНе, предупреждал нас, офицеров, остерегаться учений противника с уровня дивизии и выше – на фоне советского вторжения в Чехословакию в августе 1968 года, которое началось с учений и закончилось в Праге. Мы это помнили, а вот он забыл об этом и не был осторожен.

    Мы видели, как египетская военно-морская оперативная группа в Красном море, в состав которой входили эсминцы и подводные лодки, выполняла миссию в Баб-эль-Мандебском проливе, хотя официальное  египетское сообщение говорило, что эти силы отправились с визитом  в Пакистан.

    Мы видели экстренную эвакуацию семей советских советников из Египта и Сирии 4 октября и отчет из Москвы 5 октября, в котором объясняется, что этот шаг был сделан из-за намерений Египта и Сирии начать войну.

    Высокомерие

    Мы назвали весь этот комплекс необычных событий и действий противника «предупредительными знаками» и еще до войны подготовили в нашей части 848 брошюру с подробным их списком. У нас не было никаких сомнений в том, к чему мы идем.

    Я помню, что тогдашний командир части, покойный Йоэль Бен-Порат, изо всех сил старался убедить руководителей разведывательного управления, что вся информация о том, что происходит в армиях противника, указывает на одно и только одно – на войну.

    К сожалению, ему это не удалось, и они отвергли его оценку, заявив, что это их работа, и что они лучше него понимают ситуацию, и что вероятность войны самая что ни на есть минимальная. Так они и сообщили начальнику генштаба, министру обороны и премьер-министру.

    Я никогда не понимал, как они из тех же сообщений, что и я читал, делали выводы совершенно противоположные тем, что делали мы. Но они были теми, кто решает, и, если кто-то думал иначе, они знали, как поставить его на место.

    Великий провал разведки

    Когда в субботу, 6 октября, в 14:00, главные базы части 848 на Синае и на севере доложили мне, что египтяне и сирийцы начали атаку, я почувствовал, как будто меня ударили. Я немедленно сообщил об этом командиру части по внутренней связи, в это время у него шло обсуждение последних приготовлений части к войне (к тому времени мы получили информацию, что война начнется тем же вечером, по сообщению «Ангела» – агента «Моссада» Ашрафа Маруана, зятя президента Египта Насера).

    Я был крайне разочарован тем, что вся информация о том, что готовилось, была в наших руках и что наша часть, основная функция которой состояла в предупреждении о таких действиях арабских государств против нас, сделала все что могла.

    Все это не взяли в расчет лица, принимающие решения в разведывательном управлении. Они все знали лучше даже нас, даже без информации, накопленной нами и поступавшей из других источников. Поступая таким образом, они сыграли на руку врагам и способствовали самому большому провалу разведки, и война началась неожиданно как для нашего политического, так и военного руководства.

    Тогда у АМАНа и его руководителей была возможность действовать иначе, но имеющаяся информация не соответствовала их «концепции», поэтому они ее отложили в сторону, даже не сообщив тем, кому были обязаны доложить. Руководители системы провалились, и за это заплатили жизнями лучшие из наших ребят».

     «Детали» в сотрудничестве с Israel Defense, И.Н. На снимке: война Судного дня. Израильские танки в Синае. Фото: Илан Рон, Национальная фотоколлекция, GPO

     

    Автор - Песах Меловани - родился в апреле 1945 г. в Сибири, с 1949 года - в Израиле. Полковник (резерва), служил в ЦАХАЛе, а затем в «Мосаде» на различных должностях в области сбора и исследования разведывательных данных. В настоящее время он занимается историей армий арабских стран как независимый исследователь. В 2010 году он опубликовал книгу «Войны нового Вавилона» об иракской армии и ее войнах, а в 2014 году - книгу «С севера придет зло» о сирийской армии. Занимался советским / российским вмешательством на Ближнем Востоке (книга «Красный флаг над Ближним Востоком") 

     

     

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend