Фото: Ibraheem Abu Mustafa, Reuters

Мы понимаем только силу — хватит и воздушного змея

В середине 80-х правительство национального единства Шимона Переса и Ицхака Рабина помогло организоваться движению  ХАМАС. Предполагалось создать из  него конкурента ФАТХа и тем ослабить палестинцев. Но, фактически, Израиль помог этой организации превратиться в ведущую силу палестинского общества. И, тем самым, ослабил сам себя.

В 2005 году Ариэль Шарон вывел поселения из сектора Газы. С 2004 года Махмуд Аббас возглавляет Палестинскую администрацию. Но Шарон не смог договориться о двустороннем соглашении. Израиль ни разу не выселил ни одного поселенца в результате переговоров с ПА — но оставил массу поселений в пользу ХАМАСа.

«Арабы опасаются этой программы и выступают против нее,»- говорил Шарон о размежевании. — «Эта программа будет для них ударом». Так он полагал. Через два года после этого «удара» ХАМАС захватил власть в Газе.

В октябре 2011 года Нетаниягу освободил в рамках сделки Шалита тысячу боевиков в обмен на одного солдата. Аббас, глава Палестинской администрации, ответственной за ведение мирных переговоров, никогда не добивался освобождения такого количества заключённых.

В августе 2018 премьер и министр обороны заключили соглашение с ХАМАСом. Аббасу объяснили, что ему не стоит добиваться сейчас полного  контроля над Газой. Пусть ХАМАС сохранит свое вооружение, а глава ПА отвечает за все проблемы. Это путь, который, в конечном итоге позволит ему вернуться в Газу. И они приводят в пример Бен-Гуриона, который в 1947 году согласился на раздел Палестины и половину страны.

Аббас слышит это уже 30 лет, и пока это его не убеждает. Зато он убежден, что если процесс переговоров с ХАМАСом будет доведен до конца, то это лишь усилит его противника.

Есть много людей, которые убеждены, что в этом состоит логика Нетаниягу. Путем маневров, уступок, затягивания переговоров он нейтрализует позицию тех, кто хочет разделить Эрец-Исраэль. Хороший пример — программа бывшего премьера ПА Салама Файяда. Она включала восстановление экономики, развитие хозяйства, международную помощь — в обмен на определенные послабления и уступки со стороны Израиля. Однако Нетаниягу тянул время и «прорабатывал варианты» до тех пор, пока Файяд не утратил свой пост.

Горькая правда заключается в том, что нет никакой — ни стратегической, ни тактической программы. Израиль вступает в переговоры и идёт на уступки только под давлением силы, только после пролитой крови. И чем дальше — тем меньше силы необходимо для этого. Сегодня хватает и воздушного змея. Это можно доказать почти математически.

В 1976 году, захватив самолёт «Эйр Франс», террористы потребовали освободить  десятки заключённых. В ходе сделки Джибриля были отпущены 1500 заключённых в обмен на трёх солдат. В 2011 году за одного солдата освободили 1000 человек. Сегодня идут переговоры об освобождении заключённых в обмен лишь на тела двух убитых солдат. 

Вместо стремления к  тому, чтобы все переговоры шли через ПА, Израиль тратит энергию на бессмысленные манипуляции, ослабляющие обе палестинские стороны. Но получается, что есть мирные переговоры с Палестинской автономией, которые ни к чему не приводят — и есть сделки с ХАМАС, которые не выполняются.  

В итоге Махмуд Аббас не получает ничего , кроме пренебрежения. И мы припоминаем ему все его неудачные выражения и высказывания. Мы ведь так чувствительны, когда нас, не дай Бог, обижают! Но приходят Ихье Санвар и Салах Арари, лидеры ХАМАС с кровью израильтян на руках — и получают от нас уважение, пропуск в Газу, обещание, что их не будут преследовать, и мандат на переговоры с Египтом. И никаких проблем!

Равив Друкер, «ХаАрец», В.П.
Фото: Ibraheem Abu Mustafa, Reuters

Реклама



Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend