Главный » Общество » Не троньте павших!

Не троньте павших!

На прошлой неделе состоялась церемония памяти погибших во время операции «Несокрушимая скала» — шесть лет спустя после того, как в Газе был убит мой сын Гилад, боец спецназа бригады «Голани».

Сразу признаюсь: я не хожу на государственные церемонии. Мне это чуждо. Я никоим образом не хочу преуменьшить их значение для других семей, которых они поддерживают, утешают и сближают. На меня это не действует.

В первую годовщину я пришел на церемонию, послушал хвастовство наших руководителей – «победили», «сломили», «устрашили», «защитили южные поселения». Посмотрел на тех, кто это говорил, и решил, что мое место не там. В этом году, к стыду своему, я вообще забыл дату проведения церемонии, и, переключаясь с одного канала на другой в поисках новых «указаний» для предотвращения дальнейшего распространения «короны», которую, как известно, мы тоже «победили», я приземлился на ежегодную церемонию памяти наших детей (которая проходила в отсутствие осиротевших семей) и решил ее посмотреть.

Иногда я вижу заголовки в газетах: «Осиротевшие родители против...», «Осиротевшие родители за...». Меня сразу бросает в пот и в дрожь. Я чувствую, что кто-то говорит от моего имени. У каждого гражданина есть право высказать свое мнение и подписать любую петицию, но мне становится неприятно, когда осиротевшие родители подписывают петиции по вопросам, которые не связаны напрямую с погибшими. Например, аннексия – да или нет, только Биби или только не Биби, когда их слова приобретают резонанс и ореол святости. Большинство знакомых мне осиротевших родителей не изменили своего мнения, которого придерживалось до того, как на них рухнуло горе, и, конечно, они не стали умнее – только печальнее от неизбывной боли.

Все это я пишу для того, чтобы сказать, что все сказанное отражает только мое мнение. Я не принес в жертву «самое дорогое, что у меня есть» – моего сына отрезали от меня на войне, которая всегда вызвана провалом политиков с обеих сторон (если можно назвать их политиками). Жертва – это я. Это не кровь моего сына вопиет из земли, это – мой вопль.

Некоторые вещи на церемонии меня резанули – помимо обычного набора клише на подобных церемониях. Начать с того, что на головах всех участников и ораторов были кипы, включая совершенно светских людей. Разве «Зал славы» – это синагога? Разве это религиозная церемония? Ясно, что когда произносят молитву или читают «Изкор», принято надевать кипу, и я веду себя так же. Но неужели все эти сиятельные кипы хоть как-то почтили память моего убитого сына, который был «глубоко светским человеком», или меня, потерявшего еще двух членов семьи, чьи имена тоже выбиты там? Нет. Ничего подобного я не чувствовал. Зато почувствовал унижение. Во имя ханжества и кичливости они презрели мою честь и честь моего сына.

Темой церемонии было «единство, дружба и взаимовыручка». Там были друзья Гилада, соль земли, представители всех слоев общества (кроме ультраортодоксов и арабов): светские и религиозные. правые и левые, горожане и поселенцы, включая друзов. Они сказали: «Мы все – братья!» Так они чувствовали.

Но заслуживают ли наши правители того, чтобы произносить речи на церемонии под таким девизом? Не цинично ли дать право выступить на церемонии главе правительства, который вместе со своей семьей и своими подпевалами только и занят расколом, очернением и натравливанием людей друг на друга? Взаимовыручка? От кого ее ждать? От правительства из 36 министров во главе с человеком, который в то время, когда многие граждане не могут свести концы с концами, требует вернуть ему налоги за ремонт в его частном доме?

Мы начали ту войну, чтобы устранить угрозу южным поселениям? Неужели кто-то верит, что Израиль пошел бы на  войну, если бы не были атакованы города в центре страны? К нашему стыду, южные поселения были под обстрелом более десяти лет, и никто не предпринимал никаких особенных мер. Угроза была устранена? Разве после «Несокрушимой скалы» не было еще нескольких раундов обмена ударами? Самое сильное государство на Ближнем Востоке сражалось 50 дней. 68 наших лучших сыновей погибли. Они воевали не с мощной армией, а с террористической организацией.

Тот, кто хочет понять путаницу и провалы в управлении кризисом, вызванным «короной», может прочесть доклад госконтролера, посвященный операции «Несокрушимая скала» и описывающий халатность политического и военного руководства: военно-политический кабинет, которому не представили документы об угрозе подземных туннелей; начальник генштаба, который сказал, что армия не готова войти в сектор Газа; военно-политический кабинет, который ни разу не занимался стратегическими вопросами и военно-политическими целями операции и, тем более, политической альтернативой войне. Начальник генштаба сообщил на заседании военно-политического кабинета, что никогда не получал ни от правительства, ни от главы правительства никаких целей войны с ХАМАСом, если она начнется.

Страшно видеть, кто несет ответственность за безопасность в эти дни. Я надеюсь, что нынешний начальник генштаба, в отличие от начальника генштаба во время «Несокрушимой скалы» Бени Ганца (чье поведение доказывает, что он ничему не научился на критике, обрушенной на него госконтролером), сделан из другого материала.

«Победили», «устрашили»... Вместо того, чтобы действительность создавала слова, у нас слова создают действительность. Как это горько!

Ави Яакоби, «ХаАрец», Р.Р. Фото: Илан Асаяг˜

 

Реклама

Анонс

Реклама

Партнёры

Загрузка…

Реклама

партнеры

Send this to a friend