Мы платим сегодня за первородный грех Израиля

На этой неделе в сети AM:PM не стало овсяного молока. Люди, чувствительные к лактозе или просто избегающие употребления продуктов животного происхождения, могут пойти поискать в другое место. Веганство или аллергия, вероятно, запрещены на Песах. И это в сети, которая выгравировала на своем баннере максимальную доступность и даже своим названием сделало обозначение времени на английском языке.


Стремление к универсальности никогда прежде не казалось таким провинциальным. В Тель-Авиве еще можно найти альтернативы. В других местах гораздо сложнее. Даже человек, который хочет выпить кружку пива у бассейна израильского отеля, в который он привез на выходные свою семью, заплатив примерно свою месячную зарплату, оказывается в безвыходном положении. Он может открыть группу поддержки с другими израильтянами, которые проснулись в субботу в этом же отеле и захотели чашечку эспрессо или, не дай бог, омлет.

Моя двоюродная сестра из Южной Африки прислала мне сообщение на этой неделе: «Я прилетаю в Израиль в пятницу вечером рейсом из Лондона, будут ли ходить поезда или автобусы?» Пришлось ей сказать, что мы живем в стране, которая претендует на звание современной, нации стартапов, но в ней нет общественного транспорта по субботам и праздникам.

Когда-нибудь будут завершены работы над метротрамваем и подземкой Гуш-Дана, проектами стоимостью в миллиарды, но даже они будут закрываться по субботам и праздникам. Это все еще обсуждается, но могу поспорить, что, когда наступит момент истины, Идит Сильман или Нир Орбах будут начеку.

Они встанут и объяснят светским гражданам, что для них это вопрос жизни и смерти. И транспорт по субботам не пройдет («Это кара небесная!» – так обосновала Сильман свой уход из коалиции из-за хамеца в больницах. Понятно, что настоящая причина – это обещание забронировать место в списке «Ликуда» и заманчивая для нее должность, но прикрытием стал «еврейский характер государства»).

Удушающая хватка религиозно-ортодоксального истеблишмента над жизнями израильтян от рождения до брака, от развода до смерти – это безумие. Нарушение всех прав личности и свобод. Светские уже так давно свыклись с таким порядком вещей, им настолько неудобно говорить об этом не шепотом, что их трудно пробудить к истинной оценке ситуации и борьбе.

Среди них есть и огромная «традиционная» публика, которая как минимум проявляет понимание и симпатию к религиозному принуждению. А в последнее десятилетие даже наметились тенденции самоунижения светских перед ортодоксией.

У правых это происходит по политическим мотивам, они зависят от ультраортодоксов и ортодоксальных сионистов. У левых – из-за чувства вины и ненависти к себе, которые распространяются в «мультикультурных» и «прогрессивных» кругах (уверен, что эта статья вызовет немало гневных реакций в стиле «снова эти изнеженные тель-авивцы жалуются, что нет овсяного молока для их капучино, когда весь мир катится в пропасть»).

Корень зла – первородный грех Давида Бен-Гуриона сотоварищи, которые не удосужились отделить религию от государства. Кто знает, может, в учебниках истории будущего этот факт перечеркнет все стратегические достижения сионизма – создание государства, победы в войнах, прием миллионов мигрантов из Европы и арабских стран, мирные соглашения с Египтом и Иорданией.

Этот грех не отделенного от религии государства породил все дикие плоды религиозного принуждения, происходящего совершенно открыто. Нам нагло навязывают религиозные законы в публичном пространстве, нам влезают в тарелку и частную жизнь, решают за нас, можно ли нам ездить на автобусе по субботам, жениться или быть похороненным без религиозных ритуалов.

Я не слышал, чтобы евреи в Бруклине, Лондоне и Антверпене требовали прекращения движения поездов по еврейским праздникам или запрета хамеца в больницах.

Трудно не заметить четкую связь всей этой теократии с регулярно возникающими безумствами на Храмовой горе во время Песаха, когда мир и безопасность целой страны зависят от исламских и иудейских радикалов. Это удручает, это возмутительно, это безумие.

Здравомыслящие израильтяне обречены прожить свою жизнь под постоянной угрозой очередного взрыва насилия возле Аль-Аксы или у могилы Иосифа, в местах, с которыми у них – здравомыслящих израильтян – нет реальной эмоциональной связи. И вот они стоят и смотрят, как комфортный и современный дом, который построили их предки, медленно, но неуклонно идет ко дну.

Ури Мисгав, «ХаАрец», Ц.З. Фото: Оливье Фитусси √