Вторник 24.11.2020|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    404492_street_restaurant_people_Rami_Shlush

    Мы – мазохисты

    На минувшей неделе «ХаАрец» опубликовала три статьи, где речь идет об одном и том же весьма болезненном предмете – самоедстве израильского общества, его внутреннем разложении и развале, его неспособности объединиться под одним знаменем.

    Казалось бы, со знаменем все просто – есть израильский флаг с двумя синими полосками и синим магендавидом посередине. Что еще надо?

    Имеется в виду, конечно же, не реальный флаг, а, скорее, идея, облик, характер еврейского государста, которое на 73-м году жизни все еще не может похвастаться тем, что в нем живет единый народ.

    Исходя из классической формулы «один народ, одна земля, один язык», у нас вроде бы есть все компоненты. Вроде бы... потому что на одной земле живут два народа, а многоязычие давно стало повседневной приметой нашего «нового Вавилона».

    Говоря о формуле, мы опираемся не на досужие домыслы, а на слова Всевышнего: «И сказал Господь: вот, один народ, и один у них язык...» (Быт., 11:6). С этими словами закончилось наглое строительство Вавилонской башни, и народ остался совершенно безбашенным, что особенно хорошо чувствуется в современном Израиле.

    В недавней статье «Израиль – государство или штетл?» мы пришли к такому ответу: наполовину – государство, наполовину – штетл. А если так, немудрено, что ни о каком единстве не может быть и речи.

    Впрочем, израильтяне всегда готовы объединиться – только покажите, против кого. Леваков? Раз плюнуть! Биби? А как же! Ашкеназов-сефардов (ненужное вычеркнуть)? Да ради Бога! Ультраортодоксов? С превеликим удовольствием!

    Не дождетесь!

    Арабы умеют ждать. И евреи умеют ждать. Разве что евреи ждут, когда придет Мессия, а арабы – когда отсюда исчезнут евреи. За время этого ожидания арабы не раз проводили параллель с крестоносцами: мол, те были правителями Святой Земли 192 года, а потом раз – и улетучились. Отсюда эти горе-математики делают вывод, что евреям осталось еще 119 лет до того, как они улетучатся. Среди авторов упомянутых трех статей об этом вспомнил Йоси Мельман.

    Схожими подсчетами занимаются не только арабы, но и некоторые евреи, уверенные, что Израиль вовсе не вечен. Когда начались эти подсчеты? После оглушительно-молниеносной Шестидневной войны, когда Давид и Голиаф поменялись ролями, и под железной пятой бывшего Давида оказался чужой народ, с которым надо было что-то делать? Или после Войны Судного дня, когда в первые 48 часов все существование еврейского государства оказалось под вопросом?

    А может, соломинкой для верблюжьего горба стали две невыигранные ливанские войны и невыносимое болото в секторе Газа, доказавшие лучше всего прочего библейскую истину о нашем уделе вечно «жить мечом»?

    Как пишет Мельман, на поле боя мы все еще непобедимы – нас не разбить и не выкинуть отсюда, как крестоносцев. Но раскол, разброд, ненависть всех ко всем разъедает государство и общество хуже серной кислоты. Последнее десятилетие правления Нетаниягу усугубило и ускорило этот процесс, поскольку его девизом всегда было «разделяй и властвуй».

    Что касается внутриеврейской ненависти, она появилась не на пустом месте: разрушение Первого и Второго Иерусалимского храма еврейская традиция приписывает именно ей – «синат хинам», зряшней ненависти, ненависти в чистом виде. Эта ненависть одних евреев к другим не только не сгорела вместе с храмами, она вышла целой и невредимой даже из пламени Катастрофы, доказав, что птица Феникс – это еще одно еврейское изобретение.

    Племенное общество

    Другой автор Бени Хефец пишет: «Сегодня мы переживаем еще одно историческое событие: начало конца израильского общества, а то и всего Государства Израиль. Ворвавшаяся в нашу жизнь эпидемия «короны» застала Израиль неготовым – система здравоохранения больна, правительство провалилось, но более всего эпидемия обнажила все прочие болезни израильского общества. Все, на что мы закрывали глаза десятки лет. Эпидемия «короны» показала болезненную правду, доказав на практике, что израильское общество – это смешение разных групп, которые действуют не как единое целое, а, в основном, друг против друга.

    Эта секторальность или племенной характер годами заметались под ковер, хотя время от времени тот или иной лидер говорил об этом вслух в надежде объединить народ или заработать политический капитал».

    По мнению Хефеца, «прикрываясь фальшивым единством, правительство и «народ» умели возобладать над внутренним расколом, заклеить его пластырем и объединиться против внешнего врага, когда он становился зримым (ХАМАС, «Хизбалла»)... Но это поверхностное единство всегда было мистификацией».

    Более конкретно общее положение видит Йоси Клайн: «Солидарность – наипервейшая забота главного раскольника. Он жаждет единства любыми средствами. Подыхайте, но вместе, – говорит он. – Умрите, но рука об руку.

    Нетаниягу – не Голда и не Бегин. От него вы не услышите «Я больше не могу». Но и ничьей тут тоже не будет – 2011-й не вернется. Невозможно создать комиссию примирения или расследования, или проверки, и начать с того места, где вспыхнул протест. Кому-то придется уйти. Нам – некуда, Биби – тоже. Это не закончится, даже когда он подаст в отставку. Мы все рухнем в пропасть вместе с ним, если он останется».

    Мы – мазохисты

    Наш девиз – «Ам Исраэль хай», народ Израиля жив. Где же он?

    Как показала практика, для формовки и отливки единого народа одного поколения мало. И двух тоже. «Плавильный котел», сработанный в 50-х годах для серийного изготовления израильтян, быстро сломался. Поэтому конечный продукт с этикеткой «Ам Исраэль» не пройдет даже первичный техосмотр.

    Сами посудите: родился у Отца-одиночки, с детства избалован, образование – очень среднее, хорошим манерам не обучен, криклив и тороплив, характер – склочный, жизненный опыт – травматический, склонен к бесконечному авралу и импровизациям, решает все вопросы хитростью и наглостью.

    В то же время «Ам Исраэль» добродушен, общителен, сердоболен, чадолюбив, традиционен. Это – туговыий, изобретательный и остроумный народ. Все хорошо бы, если бы не раскол и ненависть, не самоедство и откровенный мазохизм: нас лупят на чем свет стоит все кому не лень (от главы правительства до последнего клерка), а мы просим: еще, еще! Врежьте нам еще разок!

    Впрочем, местоимение «мы» вряд ли уместно. Кто это «мы»? На него претендуют по обе стороны баррикад в соцсетях, швыряя в лицо противникам  ужасающие проклятия и пожелания. В этом смысле лагеря «Только Биби» и «Только не Биби» самым адекватным образом провели водораздел и обозначили межу.

    На поле боя с Израилем никому не справиться. А наедине с собой? Наедине мы едины? Один народ? Или все те же 12 племен с другими названиями – сабры, новые репатрианты, ашкеназы, сефарды, религиозные, светские, ультраортодоксы, левые, правые, горожане, фермеры.

    А ведь у нас есть опыт объединения. «Поколение пустыни». 600 тысяч евреев, которые во главе с Моисеем блуждали по пустыне сорок лет, пока не освободились от внутреннего рабства и не стали единым народом.

    Может, и нам попробовать? Евреев хватает. Пустыни тоже. Правда, больше нет Моисея. Не в этом ли все дело?

    Владимир Лазарис, «Детали». Фото: Рами Шлуш˜

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend