Thursday 29.07.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    Зеев Вагнер. Фото из личного архива
    Зеев Вагнер. Фото из личного архива

    «Мы должны сохранить коллективную память российского еврейства»

    В жизни Зеэва Вагнера было немало крутых поворотов. В 1970-м он стал одним из пионеров еврейского религиозного движения в России, участвовал в издании самиздатского журнала «Тарбут». Затем, в 1976 году, репатриировался в Израиль, создал йешиву, редактировал религиозно-философский журнал «Возрождение» и принимал активное участие в деятельности организации «Шамир», выпускавшей религиозную литературу на русском языке.

    В 1989 году он снова оказался в Москве, где руководил рядом религиозных и культурных еврейских проектов. В 1991 году Вагнер приступил к работе над созданием «Российской Еврейской Энциклопедии» (РЕЭ). В последующие годы вышло семь томов этой уникальной энциклопедии, но работа над ней продолжается до сих пор и все еще далека до завершения. И разговор у нас пошел не только об истории создания РЕЭ и ее отличии от других энциклопедических изданий, но и о будущем – зачем и кому вообще она нужна.

    – Идея создания Российской Еврейской Энциклопедии родилась в 1991 году в Российской академии естественных наук (РАЕН), – рассказал «Деталям» Зеэв Вагнер. – Изначально хотели создать энциклопедии различных этнических групп, имеющих в России свои диаспоры – евреев, немцев, греков, шведов и других. Но реализовать эту идею в жизнь в итоге удалось только евреям и, отчасти, немцам. Об издании других подобных энциклопедий на русском языке мне неизвестно.

    – Но насколько нужна такая работа? Ведь Еврейская энциклопедия на русском языке издавалась еще до революции. Существует на русском и замечательная Краткая еврейская энциклопедия – как в бумажном, так и цифровом варианте. В каждой из них есть мощный российский пласт. Стоило ли «изобретать велосипед»?

    – Наша энциклопедия не только предоставляет информацию исключительно о евреях, рожденных и живших в разные годы на территории Российской империи и бывшего СССР: специфика в том, что она подходит к каждой теме через призму ее соприкосновения с Россией. Например, у нас обязательно будет статья о Венгрии – но не об истории еврейской общины в этой стране, а о том, какую роль российские евреи сыграли в ее судьбе. То же самое можно сказать, к примеру, о Гондурасе: если мы найдем связь между этой страной и евреями-выходцами из России, то включим ее в энциклопедию. Не найдем – не включим.

    Или, к примеру, еврейские праздники и памятные даты. В отличие от других еврейских энциклопедий, мы не будем описывать их историю, религиозные каноны их празднования. Наша задача – рассказать о тех специфических особенностях, с какими эти праздники отмечали евреи Украины, Грузии, Бухары и других регионов, входивших в состав Российской империи или СССР.

    Энциклопедия строится по тематическому принципу и делится на три части. Первую составляют биографии выдающихся российских евреев, вторую – география, то есть рассказ о всех географических пунктах, в которых когда-либо жило пусть даже очень небольшое число евреев, и третья – все прочее. Поначалу планировалось, что биографии займут один том, но скоро стало ясно, что мы в него никак не вмещаемся. В результате раздел «Биографии» составил три весьма увесистых тома. Раздел «География» вместо запланированного тома разросся до четырех. Таким образом в бумажном варианте было выпущено семь томов РЕЭ. Том «Прочее» до бумажного варианта так и не дошел, он будет существовать исключительно в электронном виде.

    – Как проходил отбор авторов для работы над энциклопедией?

    – В начале работы над биографическими томами мы разделили публикации по направлениям человеческой деятельности – физика, химия, математика, военное дело, литература и т.д. К работе над каждым из направлений постарались привлечь лучших специалистов России и мира. Например, по вопросам физики, химии, биологии и математики на нас работали ведущие сотрудники Института истории науки и техники РАН. Персоналии в области музыки готовили два израильских специалиста по ее истории и авторский коллектив советской «Музыкальной энциклопедии». Профессор Эмиль Любошиц – один из тех, кто трудился с нами над разделом «медицина», потом даже издал отдельную монографию «Евреи России в медицине и биологии (1750-2010 гг)».

    Одним из членов редакционного совета РЕЭ на первом этапе был сэр Исайя Берлин. И он не был «свадебным генералом», многие его советы нам очень пригодились и были учтены. К примеру, сэр Берлин заметил, что нельзя писать в дефиниции «философ», потому что философы – это Сократ и Гегель, и таким определением нельзя бросаться направо и налево. Поэтому в РЕЭ  «философ» применяется только к двум личностям – Франку и Шестову. Как следствие, нам пришлось придумывать новые определения для тех, кто в других источниках обозначен как «философ» – историк философии, культуролог и т.п.

    Но сам Исайя Берлин был, безусловно, философом. С ним было очень приятно общаться. Как и с Маркусом Вольфом – бывшим начальником немецкой разведки «Штази». Он, как и его брат Конрад Вольф, указаны в первом томе нашей энциклопедии.

    – Маркус Вольф – тоже?

    – Отец Маркуса и Конрада Вольфа, еврей Фридрих Вольф, был немецким коммунистом, в 1930-х годах эмигрировал в СССР. Так что Маркус Вольф вырос в Москве, был частью московской «золотой молодежи», и когда в 1945 году ему предложили поехать в Германию, поначалу отнесся к этой командировке, как к временной. Но затем немецкие коммунисты убедили его, что крайне важно бороться с остатками нацизма на территории Германии и во всем мире. В итоге он создал лучшую после «Моссада» разведслужбу в мире.

    Мы говорили с ним по-русски. Вольф, кстати, подсказал какие-то персоналии для энциклопедии. Но вот писать он предпочитал по-английски. То же самое было с Берлиным. Думаю, люди такого уровня просто боятся допустить ошибки в письменной речи.

    – По какому принципу вы отбирали персоналии? Ведь даже единого мнения о том, кого считать евреем, ни у науки, ни у самих евреев нет…

    – Начиналось все со словников – списков претендентов на статью в энциклопедии в разных областях. Составляли два-три, и накладывали их один на другой: если имя встречалось сразу в нескольких словниках, значит, оно однозначно подходило для статьи в РЕЭ. Если же имя оказывалось только в одном списке, начиналось обсуждение. В итоге три тома РЕЭ «Биографии» включают в себя около 10 000 имен, и это не считая множества «биографических капсул» в разделе «География», которых просто никто не считал.

    Хочу заметить, что не успели мы в 1994 году выпустить первый том, как нас мгновенно закидали возмущенными письмами: зачем мы включили в энциклопедию такого-то палача и негодяя? Почему не включили другую очень светлую личность? Но меня подобные упреки не волновали. Не мое дело отделять палачей от их жертв, тем более, что в ХХ веке две эти роли часто совмещались в одном человеке.

    Еще до начала работы над проектом я проводил долгие дни в Национальной библиотеке Израиля и в Публичной библиотеке Нью-Йорка, знакомясь с принципами построения различных энциклопедий. Тогда я и определил концепцию РЕЭ, которая должна отличать ее от всех остальных энциклопедий.

    К примеру, мы, разумеется, не можем обойтись без статьи о Льве Ландау. Но ему посвящены тысячи книг и статей, так что заметка о нем в энциклопедии в итоге сведется к стандартному набору фактов. Это обязательно, но неинтересно, а значит, заметку надо минимизировать. В то же время сведений о Якове Перельмане, на чьих книгах «Занимательная физика», «Занимательная арифметика» и других выросло не одно поколение советских школьников, не было ни в одной энциклопедии. Разумеется, мы включили его в нашу РЕЭ, хотя он не был ни академиком, ни профессором. То есть титулы и награды нами, естественно, учитывались, но решающим все же был вклад человека в ту или иную область.

    Что касается вопроса, кого считать евреем, то уже в первом томе заявлено, что для РЕЭ – именно для РЕЭ, а не для меня лично! – евреем является тот, у кого один из родителей еврей, независимо от вероисповедания. Это – самый либеральный подход, какой только мне известен.

    – Как бы вы сами определили идеологическую направленность РЕЭ?

    – А ее просто нет. К сожалению, все без исключения еврейские энциклопедии, которые выходили прежде, были идеологизированы. В них доминировал либо сионистский, либо религиозный, либо бундовский, либо еще какой-нибудь подход к каждой статье. Энциклопедий без идеологии вообще очень мало, если не сказать, что их почти нет. Я же горжусь тем, что я – религиозный еврей, сионист, антисоветчик – сумел подготовить энциклопедию без всякой идеологической подкладки. Например, при редактировании энциклопедии я всячески избегал таких слов, как «эмиграция», «алия», «репатриация»...

    – А в чем провинилась репатриация?

    – Слово «алия» мы не использовали, хотя оно правильное, но его нет в русском языке. А слово «репатриация» просто неграмотно используется. Мы – не репатрианты, так как репатриироваться можно только туда, откуда ты уехал или тебя вывезли. Такие слова – тоже часть идеологии.

    Нет у нас в энциклопедии и слова «Палестина». В исторических названиях газет и банков оно проскальзывает, но как термин не используется. Это была моя принципиальная позиция, и когда по этому поводу возникли большие дебаты, я заявил, что готов руководить проектом лишь при условии, что это слово использоваться не будет. Мне было очень больно это говорить, но это и в самом деле было принципиально. Очень большие споры вокруг слова «Палестина» возникли, когда мы готовили перевод первого тома на английский язык. Редактор перевода, очень известный английский ученый, настаивал на его употреблении, но в итоге я добился того, чтобы Земля Израиля обозначалась в переводе, как Land of Israel. Хотя сначала еще предлагался вариант Holy Land – Святая Земля, но у него была сильно выраженная религиозная, отчасти христианская, коннотация.

    – Над географической частью энциклопедии, наверное, было все же проще работать, чем над биографической?

    – Мы тоже поначалу думали, что будет проще, что в целом она будет повторять дореволюционную «Еврейскую энциклопедию». Но затем у нас образовалась такая огромная база данных из ранее неизвестных мест, где жило всего несколько еврейских семей, что встал вопрос, включать их или нет. Если включать, мы явно не вместимся в запланированный формат и, соответственно, бюджет. Тут одна из моих сотрудниц - кстати, не еврейка – заявила, что жалко терять такой пласт информации. Я поделился проблемой с профессором Йермиягу Брановером, и он заметил: «Если такая энциклопедия еще раз выйдет, то не раньше, чем через десятки лет. Так что не будем на этом экономить».

    Одним из самых больших потрясений при работе над этой частью было открытие, что у Института географии РАН нет картотеки всех населенных пунктов бывшего СССР. Это серьезно осложнило работу. Раньше я был уверен, что такая картотека имеется. Так что «белые пятна» на еврейской географической карте России остаются до сих пор.

    – Сделаны ли при работе над энциклопедией какие-то открытия? Выявлены новые имена выдающихся еврейских деятелей, ранее забытые, или найдены места, в которых жили евреи, но никто об этом не знал?

    – Да, конечно. И много. Тем более, что это тогда они были открытиями, а сейчас уже – известные многим факты. Например, Эльдар Рязанов или Родион Малиновский.

    Но были открытия, которые не состоялись. К примеру, мы долго колебались, включать ли в энциклопедию имя академика Сергея Павловича Королева. Многие работавшие с ним люди были уверены, что он – еврей. Но достоверно подтверждающих это документов найти не удалось, а мы строили и строим РЕЭ только на основе многократно проверенной информации.

    Среди прочего мы вернули из небытия имя единственной женщины-генерала, служившей в советской военной разведке – Мирры Сахновской (Марьям Файвелевны Гец), которую расстреляли в 1937 году. Я долго не мог понять, как она получила такое звание, будучи всего лишь начальником военного санатория. Мне объяснили, что на самом деле этот санаторий был школой по подготовке разведчиков, партизан и диверсантов. Вот этой школой и командовала генерал Сахновская.

    Хочу напомнить, что мы начали работать еще до эры интернета, напрямую с архивами, что, конечно, гораздо сложнее. Но теперь РЕЭ развивается уже только в интернете. В принципе, у нас уже был почти готов восьмой том, но мой переезд в Тулу, где я стал городским раввином, затормозил работу над его подготовкой к печати. А в 2015 году меня выслали из России. После высылки стало ясно, что продолжать эту работу придется только в интернет-пространстве.

    Мы начали строить интернет-площадку для РЕЭ еще в 2009 году, но у нее оказалась масса технических недостатков, так что пришлось создать новый сайт. Правда, туда до сих по не введено множество статей, особенно из восьмого тома, и есть путаница в географических названиях. Сейчас мы все это медленно, но верно устраняем. Сайт обновляется, на нем появились тысячи новых биографических статей, и сотни географических.

    – Биографическая часть энциклопедии пополняется за счет выдающихся евреев, которые появились в последние десятилетия?

    – В том числе. Они появились в самых разных областях – хайтек, интернет-медиа и другие. Сложность заключается в том, что с каждым новым десятилетием Ивановых и Сидоровых, у которых мамы-еврейки, становится все больше, но достоверно это установить удается далеко не всегда.

    Были случаи, когда люди мне открыто говорили, что не хотят, чтобы их имя фигурировало в РЕЭ. Так произошло, к примеру, с Сигурдом Шмидтом – выдающимся российским историком и краеведом, сыном знаменитого полярника Отто Шмидта. Сигурд Оттович был галахическим евреем – его мать Вера Федоровна Шмидт, урожденная Яницкая, выдающийся русский и советский психоаналитик. Он много и от всей души помогал нам в работе над томами по географии, но фигурировать на страницах РЕЭ не захотел. В 2013 году Сигурд Шмидт скончался, и я думаю, теперь его вполне можно включить в интернет-версию.

    При этом вопрос о том, насколько та или иная фигура «тянет» на включение в энциклопедию, остается открытым. К примеру, мы ввели в список биографий покойного Антона Носика и его мать, руководителя центра иудаики «Сефер» Викторию Мочалову. Виктория Валентиновна, кстати, большой друг нашей энциклопедии, и я не знаю, кто больше нее делает сегодня для развития иудаики в России. Но вот отец Антона Носика, писатель Борис Носик, получит свое место в  новом раздел нашего сайта – в «Московской еврейской энциклопедии», где представлены выдающиеся евреи, родившиеся или жившие в Москве.

    Московская еврейская энциклопедия – это проект в проекте. Очень интересная история! В этом разделе сайта читатель может открыть для себя неожиданные вещи. Что первым московским евреем, например, стал венецианский врач Леон Жидовин, бывший в конце XV века лейб-медиком царя Ивана Васильевича. Или вот, совсем свежее – в ту же категорию недавно вошла депутат кнессета Элина Бардач-Ялова.

    Сейчас мы также делаем большой упор на составление и размещение на сайте статей, посвященных выдающимся евреям из Грузии, Кавказа, Азербайджана и Средней Азии – здесь, как выяснилось, у нас большие пробелы.

    – Когда вы собираетесь завершить работу над РЕЭ?

    – Работа над любой энциклопедией не заканчивается никогда. Даже в бумажную эпоху к солидным энциклопедиям ежегодно  добавляли дополнительные тома. Мы находимся в постоянном движении, и работа даже над основным корпусом статей займет еще многие годы. Особенно с учетом того, что большая часть этой работы делается сегодня на добровольных началах.

    Безусловно, есть вещи, за которые надо платить, но с бюджетом у нас туго. Поэтому мы решили заняться сбором пожертвований на российских площадках, хотя рассчитываем на то, что на наш призыв откликнутся не только евреи в России, но и российские евреи, живущие сегодня в различных странах мира.

    – То есть вы уверены, что проект сохраняет актуальность?

    – Абсолютно. Ведь РЕЭ вмещает в себя коллективную память евреев России и бывшего СССР, и люди понимают, как важно сохранить эту память для будущих поколений. О том, что к РЕЭ есть неподдельный интерес, говорит хотя бы то, как стремительно растет в «Фэйсбуке» группа «Друзей Российской Еврейской Энциклопедии». Активность, которая в ней наблюдается, очень радует.

    Петр Люкимсон, «Детали».  Фото: из личного архива Зеэва Вагнера˜

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend