Мракобесие под видом культуры

Нельзя говорить о суевериях, не говоря о евреях, которые носят амулеты.

«Хамса», серия телеочерков доктора Авишая Бен-Хаима на 13-м канале, на первый взгляд посвящена израильским суевериям, но обходит стороной нелегкие вопросы. Несмотря на то, что люди и пейзажи – местные, суеверия вполне универсальны или, по крайней мере, общие для многих культур, и вовсе не исключительно израильские. Сглаз, черная кошка, несчастливая цифра 13 (телекананалу стоит об этом подумать, а?), запрет женщинам подниматься на палубу рыбацкого судна; если сказать «соленая вода, соленая вода», то пчела не укусит – все это древние суеверия и нет в них ничего нового, израильского, такого, что стоит внимания.

Неужели до того, как доктор, специалист по израильскому мышлению, не проинтервьюировал старцев с иерусалимского рынка «Махане Йехуда», мы и не знали, что многие – и, быть может, слишком многие – израильтяне не раскроют зонтик дома, не переложат острый нож из руки в руку и впадут в легкую панику, увидев треснувшее зеркало? И прежде, чем Бен-Хаим не обратился к ученым истолкованиям доктора Михи Гудмана, мы не слышали, что с древних времен в иудаизме идут споры о сущности и проблематичности суеверий?

Насколько мне известно, единственное новшество, привнесенное евреями в мир магии, это «сгула» – заговор против дурного глаза. Его можно найти среди благословений, которые приводятся в Вавилонском талмуде, но даже этот полезный совет для тех, кто опасается сглаза – не более, чем ошибка толкователя в понимании слова «айн»: в тексте подразумевается родник, а не глаз. Но как можно вдаваться в такие детали, когда речь идет об охваченных тревогой невежественных людях, которые сталкиваются с тем, что их ум не в силах объяснить – как это всегда бывает с суеверными людьми. Ведь это люди, – и таких немало – которые не могут провести границу между миром физическим и чувственным, поэтому они приписывают скрытый смысл предметам, речениям и действиям, которые способны изгонять дьявола и отводить несчастья. Для того, чтобы придать правдободобие и убедительность своим суевериям, они, сами того не сознавая, начисто отрицают такие понятия, как случайность, причинно-следственная связь и вероятность. Что в этом израильского? Ничего. Кроме вопросов, которые Авишай Бен-Хаим обходит стороной.

Ибо конфликтные отношения между различными школами еврейской мысли в том, что касается суеверий, несколько сложней, чем Авишаю Бен-Хаиму удобно представить в нескольких фразах. Есть различие между рациональным подходом Рамбама, который был их противником (но не всегда) и видел в приверженности к суевериям поведение, недостойное еврея, и теми, кто эксплуатирует человеческое невежество ради денег и власти.

Красная нитка, предлагаемая вам за бешеные деньги на могилах праведников, к которым вы припадаете, или на празднествах при дворе Баба Сали, или в ближайшем к дому центре кабалы. Святая вода. Паломничество к «святому» камню, под которым, как предполагается, покоятся кости человека, который когда-то существовал – а, может, и нет. А над всем этим магические благословения и талисманы – только не произносите это слово вслух, иначе на вас набросятся этнические демоны.

Но что такое талисманы, если не предметы, которым верующие приписывают магические свойства, способные уберечь ото всех бед, какие только бывают? И кто эти люди, целующие талисманы, как не израильские евреи, которые устали от рационализма, если они вообще о нем слышали? Говорить об этом нельзя, потому что вас немедленно обвинят в ашкеназском высокомерии и расизме по отношению к выходцам из стран Востока, несмотря на то, что вера во всякую чепуху не свойственна исключительно восточным евреям – ее можно в той же мере обнаружить в любой этнической группе.

Когда Бен-Хаим снимает «мастера кабалистической терапии», да упокоит Всевышний его душу, который объясняет в своей «клинике», как при помощи масла, воды и различных инструментов можно распознать, а затем и отвести «дурной глаз», он не спрашивает целителя, сколько стоит сеанс, насколько эффективна его «терапия», кто его раввин, позволяющий ему этим заниматься, и сколько денег он заработал, эксплуатируя людские беды. Точно также он не вступает в конфликт с раввинами, приторговывающими талисманами и бормочущими под нос бессмыслицу с верой в собственное интеллектуальное превосходство, основанное на том, что они – евреи, или на принадлежности к избранному народу.

Особенно волнующая сцена происходит на призывном пункте. Родители призывников рассыпают соль или рис, или что угодно, лишь бы оно могло уберечь их детей от смерти. Бен-Хаим, просвещенный плюралист и антрополог-любитель, не берет на себя труд спросить, не является ли это, а также хамса или крошечный молитвенник, вне всякого сомнения спрятанные в солдатском вещмешке, примерами все того же невежества. Куда проще и увлекательней снять стену, увешанную хамсами, или доктора, который гладит черного котенка и остается в живых.

Что касается телекомпании «Решет», то, на самом деле, никто не знает, откуда взялась цифра 13 – возможно из христианства:13 участников тайной вечери, последним из которых был Иуда Искариот. Но у евреев 13 считается счастливым числом, так что вместе с глазом «Большого брата» это – талисман, который со временем принесет высокий рейтинг, если будет на то воля Всевышнего.

Ариана Меламед, «ХаАрец», М.Р. К.В.
Фото: Pixabay


Анонс

Реклама



Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend