Sunday 05.12.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    AP Photo/Sebastian Scheiner
    AP Photo/Sebastian Scheiner

    Юристы: можно ли заставить людей делать прививки?

    Пандемия коронавируса, охватившая земной шар, и волна теорий заговора о его происхождении и опасностях вакцинации, возможно, явление новое, но правовые вопросы, возникшие вокруг нее в Израиле, – нет.


    Лет за семь до вспышки коронавируса судья Верховного суда Эстер Хают постановила, что наложение санкций на противников вакцинации, которые в то время разминались в борьбе против попыток обуздать вспышку кори, является законным. Суд попросили вынести решение по законопроекту, который сокращал выплаты пособий на детей родителям, не вакцинировавшим своих детей. Целью закона было поощрить вакцинацию.

    Адвокат Нетанель Познер, эксперт по медицинскому праву, изучавший постановления израильского суда о стимулированию тех, кто вакцинируется, и санкциях против тех, кто вакцинироваться не желает, говорит, что это – «едва ли не единственный случай, когда Верховный суд рассматривал вопрос о вакцинах».

    Он также указал на постановление Национального суда по трудовым конфликтам 1989 года, в котором говорилось, что государство может требовать, чтобы государственные служащие в случае, если состояние здоровья может снизить их трудоспособность, прошли медицинский осмотр. Но в случаях, когда речь идет о предоставлении государству возможности сделать ребенку прививку против воли родителей, в мировых и окружных  судах, по его словам, принимались противоречивые решения.


    В соответствии с Постановлением об общественном здравоохранении времен британского мандата, технически государство может принуждать людей к вакцинации. Израиль использовал это постановление и раньше, поставив граждан перед выбором – сделать прививку или отправиться за решетку.

    Похоже, что общественность в целом прислушалась к этому обращению, а государство никогда не приводило в действие это постановление. Так было в 1949 году, когда в Израиле были обнаружены случаи оспы; в 1952 году – брюшного тифа; в 1994 и 2018-2019 годах – вспышка кори. Бывали случаи, когда непривитым детям запрещали посещать школу.

    «Постановление об общественном здравоохранении, которое дает государству право принуждать людей к вакцинации, имеет один серьезный недостаток, – объяснил профессор Гиль Сигель, ученый-юрист и врач, возглавляющий Центр медицинского права и биоэтики при Академическом колледже в Оно. – Это постановление архаично. Он возникло в период британского мандата и не является законом. Хотя оно не может быть отменено, опираясь на принятые недавно Основные законы, его реализация должна пройти проверку на конституционность, и этого не произойдет».

    Сигель добавил: «Даже если Верховный суд допускает возможность принудительной вакцинации, ему, следовательно, необходимо будет принять решение об использовании эффективной альтернативы, которая наносит меньший вред основным правам».

    Адвокат Майя Пелед-Раз с юридического факультета Хайфского университета, руководитель программы общественного здравоохранения Школы общественного здравоохранения, объясняет: «Чем значительнее нарушение прав индивидуума, тем в большей степени необходимо доказывать эффективность и исключительность решения для предотвращении инфекции».

    Она утверждает, что невозможно заставить людей сделать вакцину от коронавируса из-за неопределенности в отношении некоторых ее аспектов. Например, все еще остается открытым вопрос, «как долго вакцина сохраняет эффективность и предотвращает ли она заражение и распространение инфекции – в отличие от заболеваемости, которую она действительно предотвращает. Если бы существовали доказательства того, что вакцина устраняет болезнь, возможно, принуждение к вакцинации прошло бы проверку на соразмерность нарушению личных свобод».


    Адвокат Ади Нив-Ягода, эксперт в области общественного здравоохранения и медицинского права и преподаватель Школы медицины и права Тель-Авивского университета, говорит, что есть и другие меры, которые могут быть столь же эффективными для убеждения людей пройти вакцинацию: «Израиль не применял политику принудительной вакцинации или санкций, и все же 96 процентов населения получили обычные прививки. Израиль доказал, что может преуспеть в вакцинации населения с помощью информационных кампаний и обеспечения доступности прививок. То есть нам удалось сдержать очаги идеологического сопротивления, которых на самом деле не так много».

    Но пандемия коронавируса изменила правила игры. «Наша проблема сейчас в том, что целая индустрия фальшивых новостей была разработана тем же идеологическим ядром противников вакцинации», – говорит он. Это вызывает сомнения у тех, «кто не разделяет эту идеологию, но опасается побочных эффектов вакцины и пока не прививается; в политике их называют «колеблющимися избирателями, – добавил Нив-Ягода. – Если мы исключаем принуждение людей и есть проблема с дезинформацией населения, возникает вопрос, что еще приемлемого с юридической точки зрения можно сделать для увеличения числа людей, получающих прививки?»

    Одно из предложений, стоящих на обсуждении – разрешить израильтянам входить в торговые центры, общественный транспорт и другие общественные места только при наличии сертификата о вакцинации или отрицательного результата теста на COVID. Доктор Асаф Харэль, эксперт по конституционному праву, отмечает, что необходим различный подход к санкциям, которые применяются к основным потребностям, и санкциям, которые применяются к предметам роскоши.


    Действующий закон позволяет запрещать людям посещать общественные места, если у них проявляются симптомы заболевания, или они отказываются предоставить медицинское заключение, объясняет он, «но это относится только к самому вирусу, а не к вакцине. Я не вижу какой-либо законной возможности заблокировать доступ противников вакцинации к реализации основных потребностей, таких, например, как покупка еды, даже в соответствии с новым законодательством».

    С этим согласен профессор Эяль Гросс, эксперт по конституционному праву Тель-Авивского университета. Он говорит, что существует более удачная альтернатива санкциям – поддержание и обеспечение соблюдения правил министерства здравоохранения, известных под названием «фиолетовый сертификат», которые предназначены для ограничения количества людей в одном месте, и особенно это касается предприятий. «Мы должны быть осторожны, потому что нет ничего более постоянного, чем временное, – говорит Гросс. – Мы можем ввести на период эпидемии коронавируса общественные нормы полицейского государства, но они останутся навсегда – не всегда можно починить прорванную плотину».

    В то время как эксперты по конституционному праву в основной своей массе выступают против санкций в отношении противников вакцинации, ученые-юристы, которые также являются профессиональными медиками, видят в них определенные преимущества. «Я не вижу проблемы в том, чтобы предоставить владельцам бизнеса право – не обязанность – отказать противнику вакцинации, – говорит Пелед-Раз, – то есть потребовать, чтобы он предъявил свидетельство о вакцинации, как условие входа в его заведение».

    Она объясняет: «Можно ограничить получение услуг для тех, кто не вакцинирован, если услуги предоставляются лично и требуют физического присутствия. Хотя мы не знаем, является ли непривитой человек активным носителем инфекции, нам известно, что он подвергается более высокому и постоянному риску. Так что это – уместное различие, которое следует проводить, и оно не является дискриминацией. В отличие от попыток сделать это правило обязательным – что не сработает, потому что в Израиле просто не знают, как его реализовать, – предоставление владельцам бизнеса права ограничивать вход было бы эффективным шагом: они сами будут в этом заинтересованы, поскольку клиенты ищут безопасную среду, где все  вакцинированы».

    Пелед-Раз утверждает, что «ученые-правоведы проводят различие между вакциной и тестом на COVID, но если подумать, нет большой разницы между уколом или тампоном». Она продолжает: «Напротив, требование предъявить результаты теста приведет к медицинскому вмешательству каждые два дня, в отличие от укола, который нужно сделать только дважды».

    А как насчет сотрудников, которые решили не вакцинироваться? Адвокат Амир Баша, эксперт по трудовому праву, возглавляющий комитет израильской Коллегии адвокатов по этому вопросу, говорит, что «нет никаких правовых документов, делающих вакцинацию обязательной, поэтому работодатель не может самостоятельно лишить работника права зарабатывать на жизнь».

    Баша отметил: «В лучшем случае обсуждение должно касаться того, что работодатель может вынудить сотрудника представить отрицательный тест на COVID-19». Он добавил, что другие варианты действий работодателя могут включать перевод на удаленную работу (но никак не увольнение), «да и то лишь тогда, когда рабочая среда сотрудника такова, что непривитый работник подвергает опасности других».

    (Как сообщили Джуди Мальц и Идо Эфрати из "ХаАрец", 14 февраля свою лепту в эту научную дискуссию внес глава правительства Биньямин Нетаниягу, заявив, что будет способствовать принятию закона, по которому местные власти смогут получить в свое распоряжение списки лиц, которые не прошли вакцинацию - прим. "Детали").

    Нетаэль Бандель, «ХаАрец», М.Р. AP Photo/Sebastian Scheiner˜

     

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend