Главный » Общество » Можно ли считать сталинский режим левым?

Можно ли считать сталинский режим левым?

В статье "Политическое манихейство, или Как избавиться от трупа", опубликованной в «Деталях» 20 декабря 2019 года, Игорь Яковенко справедливо отмечает, что часто приверженцы и правых, и левых взглядов "стараются поделить политическое поле так, чтобы все «свои» оказались на стороне Света, а все «чужие» - на стороне Мрака… Сегодня в качестве полюса Мрака воспринимается фашизм, в широком смысле слова. Поэтому и левые, и правые пытаются выпихнуть фашизм за пределы своей части политического поля - на сторону оппонента. Примерно та же игра в перемещение понятий происходит со сталинизмом, от которого пытаются откреститься и правые (что закономерно) и левые (что немного странно, но с точки зрения их интересов оправданно)".

Яковенко, как и многие другие, убежден, что "левые" не могут открещиваться от сталинизма, так как сталинский СССР и сталинизм, как политическую систему и идеологию, нужно относить к левым.

Вот еще одна цитата из той же статьи Яковенко: "Переброска дурно пахнущих, токсичных политических объектов с одного конца «подковы» на другой стало вполне рутинным делом в политике и обслуживающей ее политологии. Американский политолог Брайан Майерс в 2010 в работе «Чистейшая раса» призвал не верить вождям и идеологам Северной Кореи, которые утверждают, что они поборники социализма, чучхе – это творческая версия марксизма-ленинизма, а Ким Ир Сен – величайший марксист-ленинист. В действительности, по Брайану Майерсу, КНДР – это крайне правое фашистское государство. То, что в КНДР в крайней форме воплощен главный атрибут левизны, а именно - отсутствие частной собственности, американский политолог Майерс в упор не замечает. Ему, как и российскому публицисту Скобову, важно «очистить» левый фланг политического спектра от крайне токсичного объекта".

Мне трудно согласиться с Яковенко, так как в данном случае мы имеем дело совсем не с перебрасыванием дурно пахнущих объектов на другую сторону. Спор идет о сущности таких режимов, как сталинский или северокорейский – то есть об очень важных, принципиальных вещах.

Для правильного понимания общественного явления нужно обращать меньше внимания на официальные заявления вождей, декларации и лозунги, а стремиться выявить настоящую сущность этого явления. Если мы постараемся понять основы и природу этих режимов, все сразу станет на свои места.

Долгие годы, прежде всего, в СССР, но также и на Западе, было принято считать советское общество социалистическим - главным образом потому, что так более семи десятилетий утверждал советский государственно-партийный и пропагандистский аппарат, поддерживаемый официальной советской историко-политической наукой. А еще потому, что советское общество и сталинский режим в частности - детище ленинской партии, которая называла себя российской социал-демократической рабочей партией (большевиков). Значит, и общество, построенное российскими социал-демократами, должно было считаться социалистическим. А еще потому, что создатели советского режима - Ленин и его ученик Сталин - называли себя и считались многими авторитетными людьми марксистами. Тогда как политический марксизм считается одним из вариантов социализма и, конечно же, является учением левого толка.

Следовательно, советский режим, отождествляющий себя с социализмом и марксизмом, в том числе и его сталинский период, нужно относить к левым? Можно привести еще много аналогичных аргументов. Но все они не имеют никакого отношения к сущности ни советского режима, ни сталинизма. На самом деле социалистические идеи и лозунги служили для Кремля только "ширмой".

В СССР многое, в том числе и основной закон – Конституция, было фикцией и имело только декоративное значение. То, что называли "Союзом свободных республик", по сути было империей, а "свободные республики" на самом деле являлись всего лишь ее провинциями и колониями. В СССР не было ни демократии, ни свободных выборов высших органов власти, ни независимой от власти судебной системы, ни политических партий. Так называемая коммунистическая партия – КПСС, а до того РКП(б) и ВКП(б), по крайней мере с начала тридцатых годов вообще не являлась политической партией, а представляла собой часть государственного аппарата. Усилиями Сталина и его окружения эта партия выродилась в стержнеобразующую часть тоталитарного государства. Поэтому можно смело утверждать, что название «социал-демократическая партия» не имело никакого отношения к той государственной структуре, в которую превратилась РКП(б).

Также обстояло дело в СССР и с социализмом. В постсоветский период советское общество стали справедливо называть псевдосоциалистическим, так как в этой стране социалистическое присутствовало только в программах, декларациях и лозунгах.

Если руководствоваться теориями классиков западноевропейского социализма, советское общество никогда не было социалистическим. Прежде всего, в СССР не было общественной (обобществленной), то есть действительно социалистической собственности. А государственная собственность при отсутствии демократии и самоуправления не является социалистической. И знаменитый физик, лауреат Нобелевской премии Лев Ландау приводил, как доказательство отсутствия в СССР социализма, тот факт, что в СССР "средства производства принадлежат бюрократии".

Кроме того, согласно теоретикам социализма, качественным отличием социалистических производственных отношений является общенародная форма присвоения. Но в Советском Союзе никакой общенародной формы присвоения не было, так как трудящиеся (рабочие и крестьяне) не распоряжались средствами производства и были отстранены от участия в распределении результатов своего труда. При отсутствии демократии и самоуправления, государственная собственность находилась в полном распоряжении высшего чиновничества – номенклатуры, что создавало условия для архаической формы эксплуатации подавляющего большинства населения страны. Власть узкого круга высшего партийного чиновничества периодически трансформировалась в неограниченную личную диктатуру генерального секретаря КПСС.

В СССР преследовалась любая независимая политическая, экономическая или общественная деятельность. Такая система больше похожа на специфическую форму добуржуазного азиатского общества, так как на самом деле в псевдосоциалистических формах здесь была реализована жестокая деспотия азиатского типа. Эту систему характеризовали принудительный труд, насилие над личностью и ее подавление, наличие множества запретов и ограничений, явные и скрытые привилегии, связанные с местом чиновника в государственной иерархии. Производственные отношения имели черты как феодального, так и азиатского докапиталистического общества.

Небуржуазность отнюдь не говорит, что общество является социалистическим! Советская коллективизация, например, по своей сути была очень похожа на крепостничество, только в государственной форме, когда помещика заменил назначенный сверху чиновник-бюрократ. Добуржуазность на протяжении многих веков являлась наиболее характерной особенностью жизни подавляющего большинства населения Руси. Именно поэтому сталинскому руководству удалась казавшаяся многим противоестественной и авантюрной насильственная коллективизация.

В СССР на всех уровнях всё решали чиновники, а простые граждане должны были только исполнять поступающие сверху указания. Народ не имел никакого влияния на решения правительства, жители города, поселка или деревни не оказывали существенного влияния на решения местных властей, а трудящиеся заводов, фабрик, колхозов и других предприятий были отстранены от участия в распределении результатов своего труда и не имели реальной возможности распоряжаться средствами производства в своих интересах. Ничего общего с социализмом такая система не имеет. Скорее, это была особая форма государственного рабства, так как государство (высшие чиновники) определяло судьбу и благосостояние советских граждан.

У сталинского режима больше общих черт с Московией времен Ивана Грозного, и не только потому, что оба правителя отличились беспрецедентной жестокостью, а, прежде всего потому, что и в сталинском СССР, и в Московии господствовал не закон, а произвол властителя - Грозного или Сталина. Как в Московии, так и в СССР в любой момент по решению Кремля могло быть кардинальным образом изменено положение любого гражданина, социальной или национальной группы, даже целого народа. Советская Россия стала в этом отношении продолжательницей Московского государства, унаследовав многие ее черты: произвол абсолютной власти, господство государственной собственности, несвободный образ жизни. Из всего этого видно, что советское общество имело много ярко выраженных добуржуазных, архаических черт, его нельзя называть социалистическим, и, значит, советский режим нельзя называть левым.

Точно так же нельзя называть левым и северокорейский режим. По моему мнению, критикуемый Игорем Яковенко политолог Брайан Майерс совершенно прав, когда считает, что нельзя "верить вождям и идеологам Северной Кореи, которые утверждают, что они поборники социализма, а Ким Ир Сен – величайший марксист". А воплощение, как пишет Яковенко, главного "атрибута левизны, а именно - отсутствие частной собственности" на самом деле никак не говорит о принадлежности северокорейского режима к левому лагерю. Ведь и социалистической собственности в этой стране тоже нет. Еще раз хочу подчеркнуть, что государственная собственность – это не обязательно собственность социалистическая.

Для меня не является серьезным следующий часто используемый в таких спорах аргумент: «другого социализма в мире нет и никогда не было. Значит, это и есть социализм. Реальный социализм другим быть не может».

Я не социалист, никогда не был ни социалистом, ни коммунистом, и не собираюсь здесь защищать или обелять социализм и социалистические идеи. Но ведь то, что, по сути, не имеет ничего общего с социализмом, никак нельзя считать таковым - даже если настоящего социалистического общества в мире не было, нет и, возможно, никогда не будет. Лозунги и декларации бывшего СССР и нынешней Северной Кореи действительно являются социалистическими, то есть левыми, но сущность этих режимов, как отмечено было выше, не имеет ничего общего с социализмом. И, что еще более важно, сущность этих режимов находится в полном противоречии с левыми идеалами и ценностями. Как же многие люди этого не видят?

Владимир Идзинский, «Детали». Фото: David Mdzinarishvili, Reuters

 

Реклама

Анонс

Реклама

Партнёры

Загрузка…

Реклама

Партнеры

  • Все новости | Cursorinfo: главные новости Израиля
  • Error
  • Error
  • Error

Когда гипотония не является следствием серьезных заболеваний, контролировать и корректировать давлен ...

Европейская комиссия заявила, что карнавал в Алсте является «несовместимым с европейскими ценностями ...

А вы знаете, что по губам можно узнать настроение человека, его тайные мысли? Дело в том, что в райо ...

Водитель получил не такие серьезные травмы, как ребенок. ...

Заворотнюк прервала длительное молчание: в Сети появились «прощальные» фотоПрактически с начала нового года нет никаких подробностей о состоянии Анастасии Заворотнюк, которая ...

RSS Error: WP HTTP Error: Предоставлен неверный URL.

RSS Error: WP HTTP Error: Предоставлен неверный URL.

RSS Error: WP HTTP Error: Предоставлен неверный URL.

Send this to a friend