Можно ли предотвратить выборы? И пять других вопросов, витающих над Израилем

Сейчас, когда Израиль готовится пойти на избирательные участки в пятый раз за последние годы, несколько вопросов витают над быстро меняющимся политическим ландшафтом страны. Эти вопросы обсуждает Йонатан Лис в «ХаАрец».


Есть ли способ избежать выборов?

По крайней мере на бумаге существует ряд возможностей, которые могут переломить ситуацию, стабилизировать правящую коалицию и предотвратить выборы, например отставка ряда мятежных депутатов или их участие в коалиции из-за страха за свое политическое будущее. Другая возможность – формирование альтернативного правительства во главе с Нетаниягу или другим кандидатом. Попытки сформировать правое правительство без роспуска кнессета кажутся на настоящий момент нереальными.

Что будет с Беннетом?

Будет ли Беннет снова баллотироваться на предстоящих выборах? Уйдет ли он из политики? После назначения на пост премьер-министра Беннету не удалось использовать свой статус для улучшения результатов опросов. «Ямина», партия с четкой правой идеологической линией, разваливается в кнессете, она поизносилась в общественном мнении, и на данный момент ее вряд ли можно считать электоральным активом.

Шансы Беннета вернуться на пост премьер-министра после выборов невелики, и неясно, захочет ли он потратить энергию, необходимую для участия в выборах, чтобы стать министром или депутатом кнессета на скамье оппозиции. Если Беннет все же надумает баллотироваться, он вполне может решить создать новый правоцентристский список в сотрудничестве с «Новой надеждой» или НДИ.

Продолжат ли Беннет и Лапид свое партнерство?

За последний год Беннет и Лапид продемонстрировали редкий альянс между лидерами партий, находящихся в разных частях политического спектра. Между ними установились хорошие дружеские отношения. Беннет постоянно давал понять, что выполнит данное Лапиду обещание о ротации, и вечером 20 июня он преподнес Лапиду премьерство на серебряном блюде.

Их дружба, несомненно, подвергнется испытанию, когда они будут решать, какой политический путь выбрать дальше. Среди циркулирующих в последнее время слухов есть и такой, согласно которому Беннет в кнессете присоединится к списку Лапида.

Если предположить, что Беннет решит баллотироваться, а не уйдет в отставку, то более вероятным будет предположение, что он будет баллотироваться во главе нового правого списка, вместе с «Новой надеждой» или НДИ. Такой шаг может послужить оси, созданной Беннетом и Лапидом за последний год: партия Беннет-Саар-Либерман может отнять драгоценные голоса у «Ликуда» или «Религиозного сионизма» и увеличить шансы лагеря «кто угодно, только не Биби», включая Лапида, сформировать правительство после выборов.

Кампания Беннета и Лапида на следующих выборах также будет интересной: пусть они и политические соперники, но у них есть общие достижения. Они, несомненно, будут восхвалять созданное ими правительство, и оба вполне могут заявить о своем намерении вновь сформировать такое правительство в будущем.

Что будет с Айелет Шакед?

Совместное заявление Беннета и Лапида о досрочных выборах пошатнуло политическое будущее Айелет Шакед. Шакед, давняя союзница Беннета, не стеснялась выражать свои сомнения по поводу нынешней правительственной коалиции. С одной стороны, она флиртовала с возможностью баллотироваться на следующих выборах от другой партии. Но с другой стороны, в последние несколько недель она работала над укреплением «Ямины» и предотвращением дальнейшего бегства членов партии.

Ее политический статус как человека, который еще несколько лет назад рассматривался как возможный кандидат на пост премьер-министра, в течение этого срока пошатнулся.

Будут ли «Авода» и МЕРЕЦ баллотироваться вместе?

В последние несколько недель, как и во время последней избирательной кампании, политические активисты левых партий начали спорить о том, как им лучше баллотироваться: лидеры МЕРЕЦа рассматривают возможность баллотироваться вместе с «Аводой» в одном списке, как это было при Амире Переце.

В последние недели МЕРЕЦ получила тяжелый удар, и нанесла его депутат Ринауи-Зоаби, которая считается катализатором атмосферы, охватившей коалицию в последние недели ее существования. В то же время члены «Аводы» обсуждают вариант совместной баллотировки с «Кахоль-лаван» Бени Ганца, известной своей близостью к левой линии, которая  ассоциируется с позицией Рабина.

Последние опросы прогнозируют, что если «Авода» будет баллотироваться самостоятельно, она получит примерно такое же количество мест, как и сейчас. В этом отношении председателю Мерав Михаэли, безусловно, удалось вдохнуть новую жизнь в партию, которую даже ее собственные избиратели считали лишь воспоминанием о том, чем она когда-то была.

Как досрочные выборы повлияют на арабские партии?

Предстоящая избирательная кампания станет важным испытанием доверия арабской общественности к своему руководству в кнессете. Решение РААМ, возглавляемой Мансуром Аббасом, войти в состав правительства и продвигать свои цели, находясь в органе исполнительной власти, было историческим шагом, который пошел вразрез с традиционной линией оппозиции, возглавляемой членами «Объединенного списка». Несмотря на усилия Аббаса, последние опросы показывают, что его партия не получит значительной поддержки, и что она может не преодолеть избирательный барьер.

Ключевым вопросом следующей избирательной кампании станет явка избирателей в арабской общине. На пике своей силы «Объединенный список» насчитывал 15 депутатов кнессета.

Отсутствие энтузиазма, четко отраженное в опросах, показывает крайнюю необходимость для левых партий оживить своих избирателей, чтобы сохранить свою актуальность и не дать правому блоку получить большинство в кнессете.

Лапиду пора сформировать коалицию «плавильного котла»

Под таким заголовком публикует свою колонку обозреватель Цви Барэль.

Он считает, что Яир Лапид, который станет премьер-министром переходного правительства, не должен превращаться в манекен на политической витрине, который считает дни до выборов. У него, человека, переступившего все красные черты, которые он сам и провел перед предыдущими выборами (он сидел с «зоабистами» и Исламским движением, держался за руки с религиозными, даже немного обнимался с харедим и отплясывал с «радикальными левыми»), есть все навыки и инструменты, чтобы создать из руин прочный политический блок.

Для того чтобы совершить революцию и построить демократический, либеральный, в некоторой степени правый, в некоторой степени левый блок с щепоткой религии, у него есть, по меньшей мере, три месяца, которые могут легко превратиться в полгода, а то и в год или даже больше.

Форма подобного блока, продолжает Барэль, уже была разработана в последние годы. Необходимый и невыносимо трудный шаг – это не переговоры о согласованной идеологии, а сглаживание торчащих во все стороны обостренных эго, которые пробили дыры в правительстве, так что от него остался лопнувший воздушный шар. В этом главное преимущество такого правительства и в этом потенциал успеха Лапида.

Этому правительству удалось возникнуть, потому что оно старалось избегать идеологии. Оно не стремилось положить конец оккупации. Оно в более или менее одинаковой степени возмущало поселенцев и арабов. Оно проводило эффективную внешнюю политику и в течение относительно долгого времени давало своим министрам чувство независимости и достоинства, вместо презрения и отвращения, с которыми Нетаниягу относился даже к самым близким ему министрам, превращенных им в евнухов.

Обратите внимание, напоминает автор: не министры или идеология привели к краху этого правительства, а дикие сорняки с их непомерным эго, выросшие на его задворках.

Поскольку это правительство справилось со своими идеологическими разногласиями, Лапид может и должен начать процесс объединения партий в более крупные блоки. Равив Друкер предложил объединить МЕРЕЦ и «Аводу». Это начало, но этого недостаточно. Партия Бени Ганца «Кахоль-лаван» не имеет никаких оснований для самостоятельного существования. Идеологически (насколько у нее есть идеология) она может слиться с «Еш атид», «Аводой» и даже с «Новой надеждой» Гидеона Саара. В конце концов, любой, кто был готов сидеть с Нетаниягу и верить его вранью, может приспособиться к любому политическому блоку.

Раскол среди арабских партий, в результате которого РААМ выступил отдельно от «Объединенного списка», а его лидер Мансур Аббас проявил редкую политическую мудрость, привел к политическому партнерству евреев с арабской партией. Самое главное– он обеспечил этой партии беспрецедентную легитимность, которой теперь может воспользоваться и «Объединенный список», если только у него хватит ума вновь встать рядом с РААМ.

Создание «плавильного котла» партий основано на предположении, что избиратели предпочитают большие блоки, а не маленькие партии или фрагменты партий. Это тот путь, который должен пройти Лапид, чтобы предложить избирателю реалистичную альтернативу, которая будет впечатляющей по своему размеру и убедительной по своим шансам на победу. Теперь остается только вопрос эго. Объединится ли Мерав Михаэли с Ницаном Горовицем? Обнимет ли Айман Уда Мансура Аббаса, и сможет ли Бени Ганц увидеть в Гидеоне Сааре равного себе? Это бредовые фантазии? Но другого пути просто нет, заключает Барэль.

«Детали», по материалам израильских СМИ, М.Р. Фото: Охад Цвигенберг⊥