Понедельник 21.09.2020|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...

    От «короны» умирают только старики? Как же мы ошибались!

    Общественная дискуссия по поводу воздушного моста в Умань переключила наше внимание на тех, кто кажется непосредственными виновниками второй волны эпидемии коронавируса в Израиле – на ультраортодоксов. Они постоянно требуют привилегий и не соблюдают инструкции.

    Однако надо сказать правду: даже гедонистический Тель-Авив не так уж невинен. Конечно, в списке «красных» городов, в основном, значатся ультраортодоксальные и арабские населенные пункты. Но и Тель-Авив тоже занимает там почетное место, хотя и с «оранжевым» цветом.

    Пренебрежение принципами социальной дистанции – это прерогатива не только ультраортодоксов и арабов. Израильское общество в целом недооценивает угрозу, проявляя откровенное равнодушие к эпидемии и ее последствиям, хотя число умерших стремительно приближается к 1000, число новых выявленных больных в день (из расчета на миллион жителей) в Израиле является одним из самых высоких в мире. Наши больницы стонут под такой нагрузкой, почти тысяча больных госпитализированы, около 450 находятся в критическом состоянии. Может быть, мы стали безразличными к эпидемии, потому что, в основном, она затрагивает стариков, которые так или иначе умрут в ближайшие годы и, следовательно, нам «не нужны»?

    Дифференциация по возрасту – ключевой элемент в управлении эпидемией коронавируса. Обычно эпидемии убивают детей и стариков, пропуская молодежь и средний возраст. Эпидемия «испанки» 100 лет назад вошла в историю, как особо смертоносная, потому что наряду с детьми и стариками она также убивала много молодых и здоровых людей. У сезонного гриппа тоже есть четкое распределение по возрасту: он убивает, в основном, пожилых людей. Но больше всего им заражаются и заражают других именно дети, для которых грипп почти не представляет смертельную угрозу.

    Коронавирус – это особенная эпидемия. На графике почти полностью отсутствуют дети. Они не заражаются и не заражают других. Главным двигателем инфекции является молодежь в возрасте 19-34 лет, но большая часть смертности приходится на пожилой возраст. В списке из 870 скончавшихся от коронавируса, предоставленном нам министерством здравоохранения, средний возраст составляет 80,6 года (женщины – 83; мужчины – 79). Число умерших в возрасте до 50 лет всего около 15, и даже в возрасте от 51 до 65 лет мы насчитали всего около 50 человек.

    Данные действительно таковы, что коронавирус убивает почти исключительно пожилых людей. Поэтому может возникнуть впечатление, что умирают только старые и больные люди, которые все равно умрут. Но это совершенно неверно.

    По словам профессора Марка Кларфилда, эксперта по гериатрии и общественному здравоохранению из Университета Бен-Гуриона, в возрасте 80 лет средняя продолжительность жизни человека в Израиле может составить еще десять лет. Более того, в этом возрасте только около 30 процентов пожилых людей нуждаются в патронажном уходе, а некоторые даже продолжают работать, они вполне самостоятельные люди с хорошим здоровьем.

    Одним из жестоких элементов коронавируса является то, что он убивает по признаку возраста без разбора. «Вера в то, что 80-летний человек, если он обладает крепким здоровьем, защищен от коронавируса – это иллюзия», – говорит Кларфилд. 80-летние люди, которые ежедневно бегают по 10 км, ведут активный и здоровый образ жизни, не защищены от коронавируса. У них риск заболеть в тяжелой форме с серьезными осложнениями выше, чем у 60-летних людей – даже с хроническими заболеваниями.

    Это не единственная жестокость вируса. Вторая жестокость – это безразличие молодых людей к болезни, потому что они практически защищены от тяжелых последствий, но при этом сами являются основным двигателем распространения заражения. Возраст 18-34 – это бомба замедленного действия, когда дело доходит до распространения коронавируса. Они свободно передвигаются и не поддерживают социальную дистанцию, так как чувствуют себя защищенными, но при этом игнорируют огромную опасность, которую они создают для пожилых людей вокруг себя. Их безразличие губительно, но не для них самих, а для других. Это также одно из объяснений того, почему так трудно остановить эпидемию – ведь это требует мобилизации и взаимовыручки со стороны тех, кому она не причиняет вреда.

    При этом тот факт, что от болезни страдают практически только пожилые люди, имеет большое экономическое и социальное значение. Профессор Хагай Левин, глава Ассоциации врачей общественного здравоохранения, откровенно признается, что смерть 10-летнего ребенка воспринимается по иному в сравнении со смертью 80-летнего человека, поскольку ожидаемое количество лет (оставшейся) жизни совсем другое. «Каждый человек – это целый мир, наполненный святостью жизни, – говорит Левин, – но когда вы делаете расчеты на национальном статистическом уровне, становится ясно, что смерть 10-летнего ребенка намного дороже, чем смерть 80-летнего. Именно так мы ежегодно расставляем наши национальные приоритеты при утверждении «корзины лекарств» больничных касс».

    Большинство экспертов утверждают, что, на самом деле, Израиль характеризуется относительно высокой чувствительностью к жизни пожилых людей. В том числе из-за высокого статуса семьи. И государство также приложило для этого много усилий. Таким образом, программа «Маген авот в'имаот» («Щит отцов и матерей») провозглашенная руководителем борьбы с эпидемией, профессором Рони Гамзу, успешно защитила дома престарелых от проникновения коронавируса. Однако все эксперты сходятся во мнении, что если бы корона убивала детей, реакция общества была бы совершенно иной, и мы увидели бы безумную истерию – в отличие от очевидного безразличия сегодня.

    Основное объяснение этого безразличия – отсутствие чувства опасности, что отчасти оправдано. В Израиле число смертей от эпидемии на миллион человек по-прежнему невелико на мировом фоне. Наша система здравоохранения стабильна, несмотря на продолжающийся рост числа серьезных пациентов, и в целом в этом году в Израиле нет слишком высокой смертности.

    Демограф Ари Палтиэль проанализировал для ЦСБ изменение общей смертности в Израиле в этом году. Самый поразительный результат заключается в том, что смертность в этом году аналогична среднему многолетнему показателю, даже если рассматривать ее по возрастным срезам. Смертность в возрасте 80 лет и старше в 2020 году не выше, чем была в 2019 году. Причина тому – эпидемия сезонного гриппа в этом году прошла относительно легко, потому что все стали носить маски и соблюдать дистанцию. То есть мы уменьшили заражение всеми инфекционными заболеваниями.

    Если проанализировать данные эпидемии сезонного гриппа в Австралии (где как раз заканчивается зима), можно заметить, что пожилые люди научились беречься от заражения, они носят маски и избегают места скопления людей. На основании этих данных можно сделать прогноз, как считает Палтиэль, что в 2020 году смертность будет аналогична смертности в 2019 году, а может даже ниже. Другими словами, коронавирус бьет по населению избирательно. Видимо, в этом главное объяснение того, что израильтяне пренебрегают указаниями минздрава.

    Верно и то, и другое. Тот факт, что принимаются меры по социальному дистанцированию, а сотни тысяч израильтян платят высокую экономическую и моральную цену из-за ограничений коронавируса, приносит свои плоды. Поэтому, с одной стороны, презрению или безразличию к смерти пожилых людей нет и не может быть никакого оправдания. Но, с другой стороны, нашему правительству не стоит увлекаться слишком жесткими и губительными мерами.

    «Нам повезло, что эпидемия не поражает молодежь, – говорит Левин. – Когда мы готовились к эпидемии в феврале, мы опасались гораздо более серьезных последствий, чем те, которые мы получили. Эпидемия наносит удары очень избирательно, и ответные меры на нее тоже должны быть избирательными. Хватит тотального карантина, закрытия школ, хотя дети не заражаются и не заразны. Вопрос в том, что хуже – подвергнуть опасности жизнь пожилых людей или нанести вред миллионам детей, закрыв систему образования. Это – вопрос ценностей. Здесь нет черного и белого, и, принимая решения об ограничениях, нужно учитывать цену. В противном случае ограничения нанесут более серьезный ущерб, чем сам вирус».

    Мейрав Арлозоров, «ХаАрец» Ц.З. Фото: Эмиль Сальман.˜

     

     

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend