Может ли Трамп спасти Израиль в следующей войне?

Политические проклятия, окружающие президента Дональда Трампа, цветут пышным цветом, множатся и переплетаются. Происходит это в крайне неблагоприятное время для Биньямина Нетаниягу, с которым Трамп провел переговоры на этой неделе — оба лидера выступили с обращениями к ООН.

Подобно тому, как военная доктрина Нетаниягу получила серьезный удар на севере, вызвав опасения приближения новой войны, свобода политического маневрирования Трампа становится все более ограниченной.  В свете назначенных на ноябрь промежуточных выборов, ситуация для президента может лишь усугубиться.

С точки зрения Израиля, надо задать один вопрос – и едва ли правительственные чиновники захотят, чтобы его произнесли вслух:

Сможет ли Трамп спасти Израиль в грядущей войне? Попытается ли он предотвратить ее? Или, с учетом его сложных отношений с Владимиром Путиным, – перед которым он в долгу, – в состоянии ли Трамп всерьез вмешаться в то, как будут развиваться события?

Да и можно ли вообще рассчитывать на человека столь переменчивых настроений, столь приверженного изоляционистским лозунгам в стиле «В первую очередь – Америка»,  человека столь обидчивого и мстительного, который не прощает малейшего проявления нелояльности и неблагодарности? Израильтяне его только что на руках не носят – но придет ли он им на помощь?  

В этом месяце этот вопрос прозвучал достаточно остро.

В результате инцидента с российским самолетом в Сирии, Нетаниягу, одержимый концепцией сдерживания, был поставлен перед весьма не радующим фактом контрсдерживания. 

Ошибка сирийских зенитчиков стоила жизни 15 российским военным, находившимся в «Ил-20». Возможно, это положило конец – хотя бы временно – полной свободе действий ВВС Израиля, наносивших авиудары по транспортам, доставлявших иранское оружие «Хизбалле» в Сирии, а также по новым военным объектам, которые Иран строит в этой стране.

Россия возложила ответственность за происшедшее на Израиль, обвинив его в «преступной халатности», неблагодарности и тому подобном. Формулировки были жесткими, а форма – что необычно – максимально публичной.

В Израиле опасения за дальнейшее развитие событий подскочили вверх в свете сообщений о том, что Москва намерена в ближайшие две недели отправить в Сирию восемь установок ПВО С-300, более грозных, чем С-200, и что Россия уже усиливает свои системы электронной войны в Сирии, что включает технологию предотвращения активации спутниковых систем слежения вдоль побережья Сирии и, в целом, существенно ограничивает возможность Израиля наносить авиаудары на территории своего северного соседа.

Помощники Нетаниягу уже давно видели в его углубляющихся отношениях с Путиным ключ к многостороннему плану решения целого ряда проблем безопасности северных границ Израиля. То, что Россия длительное время воздерживалась от поставок С-300 в Сирию – один из примеров функционирования схемы силового баланса, выбранной Израилем.

Однако теперь военные аналитики говорят, что действовавшие длительное время правила игры в Сирии больше не работают.

Какие варианты развития событий для Израиля на данном этапе предпочтительны?

«У Нетаниягу нет иного выбора, кроме как попытаться вовлечь Трампа», — написал во вторник в «Йедиот ахронот» комментатор Надав Эйяль. По его словам, в идеале Израиль предпочел бы, чтобы Трамп и Путин заключили «большую сделку», которая заставила бы Иран покинуть Сирию. Но если быть реалистами, Израиль хотел бы, чтобы Трамп предложил россиянам нечто такое, что вернет Израилю возможность действовать в Сирии против Ирана.

Отметив, что российский лидер оставил дверь открытой для переговоров, Эйяль предостерегает, что «проблема заключается не только в Путине, но и в Трампе, и в его непредсказуемой манере строить свои отношения с Москвой – то глубокий кризис, то льстивая пресс-конференция, то снова кризис».

Действительно ли у Трампа есть выстроенная политика в отношении Сирии? Он говорил о полном выводе войск США из Сирии и невмешательстве американцев в ближневосточные войны. Но в недавно опубликованной книге «Страх: Трамп в Белом доме» журналист Боб Вудворд пишет, что Трамп отреагировал на состоявшуюся в апреле в Идлибе  химическую атаку, потребовав… убить президента Сирии Башара Асада; согласно сообщениям, он вызвал министра обороны США Джеймса Маттиса и сказал: «Давай убьем его к чертовой матери! Давай войдем туда и наколошматим целую гору!»

По-прежнему остается открытым вопрос, насколько сильны тайные связи Путина с Трампом и как долго Путин готов за них держаться. Если он почувствует, что Израиль наносит ущерб национальным интересам России в Сирии, он может приглушить, а то и вовсе блокировать возможную реакцию Трампа.

«На данный момент Израиль, как никогда, нуждается в присутствии на Ближнем Востоке сильной Америки, что касается и ее отношений с Россией», — заключил Эйяль, и добавил, имея в виду Америку Трампа: «Но, похоже, такой Америки тут нет».

Брэдли Берстон, «ХаАрец», М.Р. Фото: Оливье Фитусси

Реклама

Анонс

Реклама

Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend