Фото: Maxim Shipenkov, REUTERS

Может ли Израиль доверять России

Как известно, согласно итогам традиционного опроса, проводимого американским новостным журналом U.S. News & World Report, Израиль вошел в десятку самых могущественных и влиятельных стран мира, заняв в этом рейтинге восьмое место. Выступая перед ликудовскими законодателями на заседании фракции, премьер-министр Израиля Биньямин Нетаниягу неоднократно подчеркивал этот факт, справедливо отметив, что все страны, которым Израиль «уступил», многократно превосходят его в населении.

И потому, если рассуждать здраво, Израиль остается «особым, отчужденным игроком» на международной игровой площадке; к тому же Ближний Восток в настоящий момент – далеко не самый важный регион на карте мира.

Стратегические перспективы зависят во многом от отношений между мировыми державами, к которым в рейтинге самых могущественных «пристегнули» и нашу страну. Торговая война, объявленная администрацией Трампа Китаю, а также отношения между США и Россией, чья прочность подвергнется серьезному испытанию на саммите Трампа-Путина в ближайший понедельник в Хельсинки.

Ключевую роль в сознании Нетаниягу играет по-прежнему борьба с Ираном. В прошлом году эта борьба только укрепилась, поскольку предпринимались попытки остановить ядерную сделку с Ираном, а также устранить иранское присутствие в Сирии.

Но, даже учитывая ситуацию с Ираном и Сирией, Израиль должен принимать во внимание общемировой контекст. Так, в настоящее время Россия настаивает на завершении плана деэскалации в Сирии. Возможно, в какой-то степени Нетаниягу во время встречи с Путиным в минувшую среду удалось повлиять на определение границ этого плана. Но что будет дальше? Это зависит от того, что произойдет, когда Путин окажет свое, чуть ли не магическое, (возможно, шантаж часть этого?) влияние на президента США Дональда Трампа.

Путин, похоже, намерен заключить более обширную сделку, которая, помимо Сирии, включит также новые договоренности по Восточной Европе. И, прежде всего, это касается отмены наложенных на Россию санкций в связи с участием этой страны в агрессии против восточной Украины.

Российский план в Сирии ясен: Башар Асад получает контроль над большей частью своей страны, в том числе, и над сирийскими Голанскими высотами, куда вскоре должны вернуться правительственные войска, а Израиль обязуется не вмешиваться в данный процесс. В свою очередь, Москва обязуется блокировать иранские прокси, не допуская их близости к Голанам: упоминались разные расстояния – 40, 60 и даже 80 километров. Нетаниягу считает, что русские сдержат свое слово. Выступая на брифинге перед израильскими журналистами в Москве, он рассказал об этом процессе так, будто он уже начался.

ЦАХАЛ выражает в связи с этим осторожный оптимизм. Устранение проиранских сил рассматривается как соответствие российскими интересам – война вот-вот закончится, и выгода, которую Иран мог принести Кремлю, уже исчерпана. А Путину не нужны дивиденды от успехов, которые надо с кем-то делить. Асад, вероятно, также хотел бы избавиться от слишком тесных «иранских объятий».

Данный прогноз, — скажем так, — минимизирует потенциальные трудности. Даже в условиях нынешней международной обстановки, нравственного международного климата, где верность данному слову далека от нормы, Москва выделяется своим цинизмом, а Путин и его спикеры лгали годами, не моргнув глазом.

Потому Израиль вряд ли сможет так легко доверить настойчивым убеждениям российской стороны, что принятые договоренности соблюдаются. Особенно это касается густонаселенного региона Дамаска, находящегося в пределах той территории, которую Израиль хотел бы видеть свободной от иранских прокси. Во всяком случае, уже есть некоторые сообщения, что бойцы из спецподразделения КСИР – Корпуса стражей исламской революции, — и боевики из шиитской милиции просто-напросто переодеваются в форму правительственных войск, чтобы принять участие вместе с ними в боевых действиях на юге Сирии.

Даже после того, как Иран получил несколько, весьма ощутимых ударов по своим сирийским базам и прочим объектам, он не отказался от своего намерения укрепить присутствие в регионе, пытаясь вновь и вновь разворачивать передовые системы вооружения. Израиль, скорее всего, предпримет меры, чтобы не допустить этого, включая авиаудары с воздуха по конвоям с оружием, и будет продолжать это делать, если русские не сдержат своего слова.

Интересно, что после обмена «любезностями» 10 февраля (когда иранский беспилотник попытался проникнуть на израильскую территорию, и был сбит израильским Ф-16), Москва не выступала с какими-либо осуждениями в адрес Израиля. Можно с известной долей допущения предположить, что израильская сторона действовала намного активнее и наносила гораздо больше ударов, чем это было известно СМИ. По большей части обошлось без сбоев или осложнений, и здесь в какой-то степени Израиль может быть удовлетворен оперативными результатами: проникновение Ирана в Сирию ограничено, и «Хизбалла» на данный момент не смогла достичь своей цели – улучшить точность и дальность своего ракетного арсенала в Ливане.

В более долгосрочной перспективе, как сказал Нетаниягу на встрече с Путиным, Израиль по-прежнему настаивает на депортации иранских советников и проиранских сил из Сирии, поскольку системы вооружений, развернутые даже на расстоянии 100 или 200 километров от израильской границы с Сирией, угрожают безопасности Израиля.

Оборонное ведомство нашей страны позитивно отреагировало на статью госсекретаря США Майка Помпео, где в двенадцати пунктах была изложена политика Белого дома в отношении Ирана. Смена вектора в американской стратегии также касается и Сирии. В предыдущие годы администрация Обамы, а затем и Трампа, сосредоточила свои усилия в Сирии и Ираке на борьбе с Исламским государством – ИГИЛом. Это позволило режиму Асада и россиянам высвободить значительные силы и авиацию, чтобы атаковать повстанческие группировки, а затем заполнить тот вакуум, что образовался после ухода ИГИЛа с сирийской территории. Теперь американцы пытаются использовать более сбалансированный подход и укрепить координацию с Израилем.

Помпео, который побывал в минувший вторник в Объединенных Арабских Эмиратах, дал интервью местному телевидению, подчеркнув: главная цель — сформировать региональную коалицию для противодействия Тегерану.

Помпео также обвинил Иран в использовании его европейских посольств в качестве террористических баз и сообщил о попытке иранцев установить взрывные устройства в Париже, на конференции противников режима аятолл.
Особое внимание государственный секретарь США уделил генералу Касему Сулеймани, возглавляющему спецподразделение КСИРа — «Аль Кудс»; по словам Помпео, это подразделение сеет смуту и смерть в Сирии и в Ираке, и Сулеймани, и «Аль Кудс», по мнению госсекретаря, должны заплатить за это высокую цену.

Что же касается возможности смены режима в Иране, то она под большим вопросом. Несмотря на участившиеся волнения, иранские власти способны подавить их, как это уже было в свое время в 2009 году.

Амос Харель, «ХаАрец». М.К.
Фото: Maxim Shipenkov, REUTERS


Реклама



Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend