Tuesday 24.05.2022|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    война-в-Украине-российская-агрессия-мирное-население-разрушения
    Фото: ТВ канал "Украина 24"

    «Моя цель – рассказать о нацистских методах российских оккупантов»

    «Вчера мой отец, спустя тридцать один год, принял решение закрыть свою газету. Журналистам здесь находиться небезопасно», - объясняет Татьяна Кумок, израильтянка, которая последние полгода живет в украинском Мелитополе вместе с родителями (историю о Татьяне и том, как русские военные арестовали эту семью, подробно рассказывали «Детали»).


    По словам Татьяны, российские военные потребовали, чтобы газета писала то, что нужно им, но «отец решил, что если нельзя говорить людям правду, то лучше газету закрыть».

    Возобновит ли свою работу газета в будущем или нет – пока неясно. «Когда я сказала русским, что в конце концов им придется уйти отсюда, они ответили, мол, и не думайте, никто уходить не собирается. Так что привыкайте», - рассказывает Кумок, добавляя, что она и ее родители пробыли под арестом несколько дней.

    Но вначале задержали отца Татьяны, затем пришли за матерью и потребовали отвести туда, где живет дочь. По ее словам, русские нацелились на ее отца. «Он уже на пенсии, но у него есть типография и местная газета», — отметила она.


    Татьяна вспоминает, что была дома, когда услышала стук в дверь, открыла и увидела трех молодых людей, одетых в военную форму, и свою плачущую мать.

    «Они вошли, не спросясь, хотя я попыталась объяснить, что вовсе их не приглашала. – Отмечает Татьяна. – На просьбу представиться, эти люди отвечали уклончиво. Похоже, это такая, своего рода игра в незнакомцев: на униформе нет знаков различий, только белая полоса».

    Через некоторое время Татьяну и ее мать вывели из квартиры, а затем доставили к захваченному зданию городской администрации, на котором почему-то снаружи был вывешен советский флаг вместе с российским флагом.

    «Нас посадили в комнату, где находившиеся там трое военных обратились к маме, - отмечает Кумок, - и приказным тоном сказали ей, чтобы надавила на меня, заставив давать показания, мол, иначе мне же будет хуже. Я ответила, что ради мамы отвечу на любые их вопросы, но попросила все же сообщить мне, нахожусь ли я на допросе. Один из военных, назвавшийся «Александром», нехотя бросил, что речь идет об обычной беседе, и со мной, дескать, хотят просто поговорить.


    Те, кто меня допрашивал, поинтересовался моими личными данными, прочие документы они не потребовали, и все выясняли, собираюсь ли я ходить на демонстрации, платят ли мне за то, что я пишу, и знаю ли я, что в городе есть много людей, которым моя «писанина» не по душе. Я сказала, что если кому-то что-то и не нравится, то вполне может обратиться ко мне напрямую. После чего мне задали вопрос, не боюсь ли я, что с родителями что-то может случиться, сидела ли я когда-нибудь в тюрьме, и так далее, в таком же духе. И все это продолжалось на протяжении трех часов».

    Что интересно: допрашивающие, как вспоминает Татьяна, постоянно повторяли, что речь не идет о какой-либо оккупации, а только лишь о помощи, в которой, дескать, нуждается город. Затем ее попросили дать обещание не ходить на протестные акции; она согласилась, как согласилась и подписать документ, что к ней отнеслись с уважением, не били, не пытали; «и в самом деле, этого не было, потому я и подписала бумагу, - признается Татьяна. – Правда, у нас забрали мобильные телефоны, обещав вернуть их на следующий день. Но не вернули».

    Татьяна Кумок – 40-летний модельер, разведена, детей нет. Впервые репатриировалась в 2000 году, пробыла здесь около года и вернулась в Украину; около десяти лет назад вновь иммигрировала в Израиль, а примерно полгода назад перебралась в Мелитополь, где начала свой собственный бизнес.


    Татьяна указывает, что война в этом городе началась с самого первого дня вторжения России, поскольку именно в этот день город уже заняли русские. «Я помню, как через несколько дней по улицам разъезжала машина с громкоговорителем, объявляя по-русски, что ничего страшного не произошло, и что к горожанам пришла помощь, но на демонстрации лучше не выходить и вести себя так, как прикажут, и тогда все будет хорошо, будет еда и будет порядок. Вот тогда я почувствовала, как в меня входит настоящий страх, потому что именно так и вели себя нацисты», - подчеркивает Татьяна.

    Да, еда в городе есть, но не у всех есть деньги, чтобы купить продукты; много беспомощных, стариков, нуждающихся в пище и тепле, но русские не пропускают конвои с гуманитарной помощью. Кредитные карты не работают, и потому те, кто получает пособие, или те, кому поступили какие-то деньги на карту, не могут их получить.

    Мелитополь подвергался ударам с воздуха с самого начала войны, и горожане, для которых обстрелы вообще в новинку, боялись этого больше всего. Тем более что изначально там нет, как в Израиле, подготовленных бомбоубежищ, и прятались, где попало – в подвалах или просто в незащищенных зданиях.

    Но на демонстрации протеста мелитопольцы все равно выходят; источники указывают, что собирается порой до семи тысяч человек. «Это очень много для города с населением в 150 тысяч», - подтверждает Татьяна. Сама она не собирается пока никуда уезжать, не хочет оставлять родителей одних, а кроме того, считает, что как очевидец должна рассказывать правду людям – что она, собственно, и делает, выкладывая посты в социальных сетях.

    После ареста ее отца и подчиненных ему журналистов второй новостной сайт города оказался в опасности.  «Владелица сайта и журналисты уехали из города сразу в начале войны и работали удаленно, но вчера русские вышли на отца владелица, 75-летнего больного человека. Они арестовали его и сказали, что вернут только тогда, когда его дочь приедет в город и попросит его освобождения. Это нацистская практика, моя миссия — рассказать об этом», — сказала Татьяна.

    «Весь мир теперь понимает, что такое Россия и кто такой Путин. Как только я это уяснила, тотчас перестала бояться. И то, что я делаю, продиктовано, прежде всего, тем, что я – человек, который хочет помочь Украине. Да, конечно же, я бы хотела вернуться к нормальной жизни, вернуться в Тель-Авив, я скучаю по Израилю, по моему любимому кварталу Неве-Цедек, и мне не хватает моря, до которого от Неве-Цедека рукой подать. Но я считаю своим долгом рассказывать миру о том, что происходит здесь, в Мелитополе. Поверьте, это отнюдь не война Путина против Украины, а война России против всего мира. И на этой войне у меня своя миссия: я – солдат пера!»

    Йоав Итиэль, Walla,  М.К. Фото: ТВ канал "Украина 24"

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

    DW на русском: главные мировые новости

    "Заповедник": сатирическое шоу

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend