Главный » Общество » «Моссад» на службе Нетаниягу

«Моссад» на службе Нетаниягу

Вот четыре неизвестных факта о внешней разведке "Моссад", которую враги окрестили "длинной рукой Тель-Авива".

Директор-"манекенщик"

В политической системе директора "Моссада" Йоси Коэна называют «манекенщиком», углубляясь в описание его многочисленных профессиональных навыков, но, в основном, акцентируя внимание на его способности увлекаться властью и деньгами.

Его путь к руководству "Моссадом" пролегал через дружбу и лояльность — качества, необходимые для того, чтобы поддерживать близкие отношения с главой правительства и его женой, а также с миллиардером Арноном Мильченом. В свою очередь, тесные и сомнительные связи последнего с израильскими премьерами отнюдь не начались с Нетаниягу и с "дела 1000", но были частью обычной модели поведения миллиардера, где смешивались капитал, власть и безопасность с целью продвижения собственных экономических и налоговых интересов или для решения серьезных проблем с американскими властями.

Один из лучших способов за последние годы понять, каким недугом страдает политика и государственное устройство — это наблюдать за тем, как "Моссад" публично разыгрывает спектакли в разгар корона-кризиса.

Первая утечка, произошедшая неделю назад, сразу поставила жирный знак вопроса: высокопоставленные правительственные чиновники дали понять, что премьер-министр поручил "Моссаду" закупить медицинское оборудование, необходимое для борьбы с вирусом. Интересно, какими такими преимуществами обладает эта организация при закупке необходимого оборудования? Ответственные лица, знакомые с "Моссадом" и его возможными связями, утверждают, что эти преимущества в лучшем случае ограничены. Министерство здравоохранения обладает необходимыми знаниями, а министерство обороны — огромными способностями и опытом в сфере закупок и ведения переговоров. Почему "Моссад"?

Затем последовало продолжение. 3 апреля Коэн посадил одного из своих своих заместителей перед камерой в телепрограмме "Увда" ("Факт"), чтобы мы послушали героические сказки о закупке необходимого оборудования. Видимо, цель его появления состояла в том, чтобы заставить нас поверить, что у "Моссада" есть какие-то особые секретные возможности, которые должны помочь Израилю в борьбе с коронавирусом. Однако буквально через десять минут после начала интервью стало понятно: чтобы связаться с дилерами, продавцами или сотнями производителей, которые с радостью продают медицинское оборудование по завышенной цене, разведчики не нужны.

Высокопоставленный чиновник, связанный с "Моссадом", пояснил: "Использование "Моссада" в такого рода целях кажется, как минимум, бредовым. У министерства обороны в плане закупок возможностей куда больше, а вероятность, что "Моссад" сможет воспользоваться своими стратегическими активами в других областях для закупки оборудования, близка к нулю".

Так чем же руководствовался Нетаниягу, который предпочел именно "Моссад" для проведения операции по закупке оборудования?

Есть три характерные особенности, указывающие на поведение премьер-министра в данном случае и объясняющие его выбор.

Первое — это лояльность. Коэн, в отличие от большинства высокопоставленных правительственных чиновников, демонстрирует полную лояльность премьер-министру и его супруге.

Вторая причина — политическая: "Моссад" и его руководитель отождествляются с Нетаниягу и находятся под его контролем, а министерство обороны возглавляет Нафтали Беннетт, противник Нетаниягу.

Третья причина заключается в секретности: "Моссад" защищен от любого общественного контроля, поэтому общественность никогда не узнает, как были приняты решения при закупке оборудования, какие цены уплачены и кому, кто выступал в роли посредников, каковы были результаты в отношении другой альтернативы.

Учитывая эти и прочие сторонние соображения, директор "Моссада" поспешил через своего приближенного похвастаться в телеэфире достижениями наших ребят в крупномасштабных акциях. Самой своеобразной особенностью этого спектакля стал момент, когда выступающий заявил, что длинная рука "Моссада" дотянулась до продукции, к которой он не имел никакого отношения. То есть по идее телезритель должен был понять, что речь идет о некой "краже".

Какая польза от всего этого "Моссаду", Государству Израиль и всем, кто участвовал в данной операции? Зачем, в конце концов, нужен был этот спектакль?

Метод Нетаниягу

Участие "Моссада" в закупке медоборудования – не вина этой организации, а метод, которым характеризуется система правления Нетаниягу. Он прекрасно знает, что делает, ослабляя формальные и неформальные институции, работающие в любой демократической рыночной экономике, заменяя их централизованной лояльностью и специальными транзакциями. Количественный ущерб от такого рода практики определить очень трудно. Но в конечном счете это может привести нас к подобию автократического правления или к итальянской модели: к государству со слабыми демократическими институтами, совокупности групп, действующих с позиций силы, а также замене государственной политики на потребительскую и коррумпированную.

Однако куда более пугающе в настоящее время выглядит не поведение Нетаниягу, давно ставшее постоянной моделью, а скорость, с которой Бени Ганц и его советники сдают свои позиции и отказываются от ведения переговоров по созданию такого правительства, которое предприняло бы срочные, критически важные меры, необходимые для исправления резко ухудшившейся ситуации за последние три года. Единственным оправданием для вступления в правительство Нетаниягу может служить назначение независимого министра юстиции, который постарается воспрепятствовать атаке на прокуратуру и суды. Но время уходит, а с ним укрепляется и чувство страха, что правительство Нетаниягу-Ганца тоже окажет токсическое воздействие на систему.

Какой бюджет у "Моссада"?

Бюджет на здравоохранение в Израиле — один из самых низких в мире. Более того, значительная часть бюджетных средств идет на повышение заработной платы в системе здравоохранения, и лишь незначительная – на то, чтобы расширить рамки ее возможностей и хотя бы смягчить остроту существующих проблем.

Зато бюджет "Моссада" за последнее десятилетие резко вырос. За 12 лет бюджет "Моссада" и Службы общей безопасности (ШАБАК) удвоился, приближаясь к 9 млрд. шекелей. Конечно, тому есть объяснение – к противостоянию добавились и сражения в кибер-пространстве, но есть и еще одна причина: Нетаниягу вкладывает колоссальные средства в организации, находящиеся под его полным контролем при практическом отсутствии прозрачности.

Вирус и демократия

Участие "Моссада" в борьбе против коронавируса пролило свет на еще одну интересную особенность переживаемого нами момента.

В США эксперты предсказывают резкое увеличение смертности от бесконтрольного применения опиоидных анальгетиков. В течение следующих десяти лет от передозировок опиоидами там может погибнуть около полумиллиона человек.

Эпидемия опиоидов — это не «вспышка», она возникла не на зараженных китайских рынках диких животных, и ее причины известны ученым уже много лет. Это — спланированная и преднамеренная эпидемия, которая напрямую связана с политикой правительства и умышленным отказом правительства привлечь виновных к ответственности.

«Корона» — это не спланированная эпидемия, а глобальный провал в ее быстром течении; в частности, неспособность справиться с ней в некоторых странах кажется сродни опиоидной эпидемии: результат политической культуры и деятельности воротил большого бизнеса и предводителей  элиты, чьи системы здравоохранения, внимание к проблемам общественности, качество и сила демократических институтов и качество национальных инфраструктур провозглашались  главными приоритетами.

В ситуации, подобно той, что царит сейчас в Израиле, вирус должен был столкнуться с демократическими институтами в демократической либеральной экономике – от чего мы давно уже отказались.

Гай Рольник, TheMarker, М.К.

На фото: директор "Моссада" Йоси Коэн. Фото: Мегед Гозани˜

 

Реклама

Анонс

Реклама

Партнёры

Загрузка…

Реклама

партнеры

Send this to a friend