«До стабильности в Сирии еще очень далеко»

“Слава Богу, что мы не живем в период холодной войны. Однако, конфликт вокруг сбитого российского самолета четко продемонстрировал, что интересы Израиля и России на Ближнем Востоке далеко не во всем совпадают”, – сказал в интервью “Деталям” бывший министр обороны и бывший начальник генштаба Моше (Буги) Яалон.

- Внезапное заявление президента США о выводе войск из Сирии повергло израильтян в изумление. Еще две недели назад Трамп написал в своем “Твиттере”, что США остаются на Ближнем Востоке только из-за Израиля. Почему же он так резко сменил курс?

- Не берусь анализировать эти причины, но это событие большого значения, прежде всего, для курдов. Ведь американское присутствие в регионе служило им защитой. Возможно, американцы продолжат защищать курдов с воздуха, без присутствия сухопутных сил. Но, если они не найдут способа защитить их, это очень ударит по статусу США в регионе, который сильно пострадал еще во времена президента Обамы – уже тогда умеренные арабские государства, региональные союзники США, утверждали, что Америка защищает их интересы меньше, чем раньше.

- Как решение Трампа скажется на нас? Ведь мы традиционно опирались на американскую поддержку?

- Вопрос в том, продолжат ли США превентивные меры по предотвращению создания “коридора”, который должен связать район Персидского залива со Средиземным морем. До сих пор, американское присутствие плюс поддержка с воздуха, предотвращали дальнейшее закрепление Ирана (в непосредственной близости от наших границ - “Детали”). Нужно проверить, каковы намерения Вашингтона в этом направлении.

- Как вы думаете, останется ли Америка верна своим обязательствам или полностью покинет регион?

- Возможно, глава правительства во время своего последнего разговора с Трампом получил разъяснения по этому поводу. Полагаю, что этот вопрос поднимался. Если американцы уходят окончательно и бесповоротно – это переложит на нас всю тяжесть и ответственность за безопасность на севере. Мы и далее должны будем проводить в жизнь линию, мешающую Ирану обосноваться в опасной близости от наших границ, и препятствующую созданию коридора, о котором было сказано.

Мы в состоянии это сделать, но тогда вся нагрузка ляжет исключительно на наши плечи. Все станет сложнее, в этом нет сомнений, но мы способны действовать самостоятельно. Большинство мер в этом направлении в последнее время осуществлялось исключительно израильскими силами. Всю  “политику красных линий” мы проводили без участия американцев. Во всем, что касается иранского присутствия в регионе, американцы должны были играть более весомую роль. Будем надеяться, что они продолжат оказывать нам поддержку с воздуха, несмотря на вывод наземных сил.

Естественно, остается открытым и российское направление. Я не знаю, было ли решение Трампа каким-то образом согласовано с Путиным, но, чем большую слабость демонстрируют американцы в регионе, тем более весомую роль здесь играет Россия.

- Иными словами, Израилю придется в одиночку справляться с последствиями американского решения, поскольку Россия отнюдь не является ни нашим лучшим другом, ни союзником на Ближнем Востоке…

- Да, и это делает нашу задачу еще труднее. Так что, слава Богу, что мы не живем во время холодной войны. Но вспомним и то, что Россия не поддержала нашу позицию во время голосования в Совете безопасности по поводу Ливана и террористических туннелей, использовав свое право вето.

- В свое время именно  вы стали инициатором координации действий в Сирии с российским армейским руководством. Что изменилось в последнее время в этом направлении?

- Да, инцидент с самолетом “ИЛ-20” изменил правила игры. Потому что, та самая прямая линия связи, которую мы организовали между командирами российского контингента в Сирии и нашим генштабом, должна была предотвратить подобные инциденты. Мы знаем, что российский самолет не был сбит израильской армией – его сбили сирийские ПВО ракетой российского производства. То, что россияне решили обвинить в этом Израиль – серьезное происшествие, которое необходимо урегулировать. И это уже происходит. Я был рад, что израильская армейская делегация посетила недавно Москву и провела там встречи, обсудив ситуацию в Ливане.

Вместе с тем, видимо, этого оказалось недостаточно, чтобы Россия поддержала нас в Совбезе и признала, что речь идет о нарушении наших суверенных границ. Так что, зачастую наши цели с Россией не совпадают. Но нужно найти возможность предотвращать инциденты, достичь взаимопонимания по вопросам, связанным с Ливаном и Сирией.

- Российские СМИ обсуждали, не стоит ли потребовать с Израиля компенсацию за сбитый самолет. Подобное вообще возможно?

- Я так не считаю. Это не наша ответственность.

- Мы более-менее представляем себе, какие американские силы и в каком количестве личного состава находятся в регионе. Есть ли у нас аналогичные данные о российском военном присутствии в Сирии?

- Мы многое знаем о российских ВВС, которые базируются либо на базе в Хмеймим, либо прибывают из других мест. Мы наблюдали за действиями российских ВМФ, знаем, что в регионе действует спецназ, а также российские наемники. И, конечно же, нам известно о работе военных советников, которые консультируют сирийскую армию и работают в районах под контролем Асада.

Кстати говоря, если уж мы заговорили об этом, нужно помнить, что, несмотря на все заявления о скорой победе сирийского президента, он контролирует пока что не более половины сирийской территории. Еще 15 процентов находятся под контролем Турции, а курды, пока еще при американской поддержке, контролируют около 30 процентов. Так что, до стабильности там далеко, и все это закончится еще очень нескоро.

Гражданская война в Сирии продолжается – посмотрим, что произойдет дальше. Есть мнение, что реальной целью этого шага Трампа стало его желание подстегнуть Россию также покинуть ближневосточный регион. Мне это кажется не очень убедительным, но время покажет.

Есть еще один нюанс: может быть, именно сейчас появилась  возможность добиться от американцев, наконец-то, признать израильский суверенитет на Голанских высотах. Все реально мыслящие люди понимают, что Голаны были, есть и должны оставаться частью Израиля. Учитывая нынешнюю ситуацию в Сирии, нет никаких шансов на достижение каких бы то ни было договоренностей с этой страной по возвращению Голанских высот. Так, может быть, именно сейчас, когда американцы покидают регион, настало время для американского, а затем и международного признания Голанских высот израильской территорией.

Игорь Молдавский, «Детали». К.В. Фото: Моти Мильрод

тэги

Реклама

Анонс

Реклама

Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend