Моше Даян знал, как поступить с Газой. Его решение актуально и сегодня

Моше Даян знал, как поступить с Газой. Его решение актуально и сегодня

С начала 1970-х годов и в течение более чем двух десятилетий я имел честь служить в «Моссаде», ШАБАКе и АМАНе. Я был бойцом, охранником, разведчиком, находясь в непосредственной близости с африканскими, израильскими, американскими, арабскими, европейскими и азиатскими лидерами.

Я видел, как высокомерны становятся лидеры, когда их решения оказываются успешными, – и какими параноидальными трусами, если терпят неудачу. Я также смотрел на толпу их сопровождающих. Часть из них – никчемные льстецы, сбегающие при первом же неуспехе.

Применительно к нынешней войне былое предложение Моше Даяна передать контроль местным кланам может быть актуальным. Передать – пусть даже временно – контроль над гражданской инфраструктурой.

Лидеры

В июне 1973-го во время своего визита в Израиль канцлер Германии Вилли Брант полетел на Масаду. Он приземлялся на вертолете, двигатель которого дымился. Из-за сильного ветра вертолет понесло на гору. В это время нам пришлось спасать канцлера и выпрыгивать из задней части вертолета. Он дрожал от страха.

В ноябре 1973-го я охранял государственного секретаря США Генри Киссинджера в его поездках на встречи и переговоры. Когда он находился в кнессете, правые демонстранты смогли преодолеть ограду и силой, с криками, вторгнуться на его территорию. Киссинджер впал в ступор. От страха его трясло. Нам пришлось вывозить его на спасательной машине кнессета.

В июле 1974-го я был назначен личным охранником президента США Ричарда Никсона во время его визита в Израиль. А когда в конгрессе обсуждали его импичмент, я и члены его штаба ехали с ним в президентском автомобиле №1 – Beast. Никсон, который обычно водил аккуратно и был вежлив, пришел в ярость, когда услышал [по радио] об импичменте, и обрушился на свою команду с руганью и проклятиями.

В 1978 году я сопровождал премьер-министра Израиля, ныне покойного Ицхака Рабина, во время его ужина во дворце президента Ирана с шахом Мохаммедом Резой Пехлеви. В конце ужина шах уже просто умолял Рабина спасти его и от своих же офицеров, и от поддерживающих исламскую революцию и Хомейни.



В июле 1976 года я был начальником службы безопасности министра обороны Шимона Переса. После того как стало известно, что самолет Air France был угнан в Энтеббе, Перес заявил, что похищенных можно спасти путем военной операции. Но его остановили премьер-министр Ицхак Рабин и глава Генштаба Моти Гур, которые предпочитали вести переговоры об освобождении заложников.

Тут Перес и его команда из трех человек (которые не имели ни оперативного опыта, ни доступа к донесениям разведки) вспомнили, что я воевал и в Шестидневную войну, и в Войну Судного дня, был командиром спецназа и представителем «Моссада» в Уганде. За это время я близко познакомился с президентом Уганды Иди Амином, а в своих операциях пользовался аэропортом Энтеббе, когда доставляли боевое снаряжение повстанцам Южного Судана и когда надо было тайно вывезти наших людей из Уганды. И – да, Перес попросил меня поделиться своим опытом разведдеятельности с группой, которая будет создана (без привлечения к этому главы Генштаба) для планирования и управления операцией по вызволению заложников.

В ноябре 1977-го после визита Анвара Садата в Израиль я вылетел с министром обороны Израиля Эзером Вейцманом и министром обороны Египта Мухаммадом Джамси (не согласившимся на инициативу Садата) на встречу с египетским президентом в его поместье на берегу Суэцкого канала.

На обратном пути Джамси указал мне из окна на Нил [над которым мы пролетали] и сказал: «Видишь тот спокойный островок на реке? Это Израиль на Ближнем Востоке. И когда на Ниле поднимается шторм, островок этот исчезает под водой. Нет никаких шансов на то, что инициатива Садата будет принята арабским миром». Я ответил ему, что у нас есть всего лишь одна река, к тому же маленькая, но мы построили на ней электростанцию, осушили болота Хулы, сделав почту пригодной для земледелия и основали национальную компанию по орошению пустынь. Вы видите в вашей реке разрушающий шторм, а мы в своей видим возможности для созидания. Поэтому выбран будет наш путь.

Страх неудачи

Сравните и проанализируйте портреты двух лидеров, возглавляющих враждующие стороны в «войне 7 октября», – главаря ХАМАСа в Газе Яхью Синуара и премьер-министра Израиля Биньямина Нетаниягу, а также их ближайшего окружения. Это позволит увидеть схожесть: оба заинтересованы в продолжении войны и сохранении своего статуса.

Плюс к этому, страх перед собственным будущим, перед тем, какое место ты займешь в истории, системное самоубийство. Окружение себя членами семьи и людьми, зависящими от них, – и устранение всех, кого можно заподозрить в предательстве, некомпетентности, на кого можно возложить ответственность за ошибку. Только краткосрочное прогнозирование и множество частых перемен.

История нашего народа знает немало проигравших лидеров. От царя Шауля, который принял меч филистимлян; царя Цедекии, сыновей которого убили на его глазах, ему же выкололи глаза и в цепях отправили в Вавилон; и до Матитьягу Антигонуса Второго, последнего из царей Хасмонейских, которого взяли в плен и который был потом обезглавлен по приказу Марка Антония.

Судьбы лидеров арабского мира тоже не внушают оптимизма. Президент Сирии Хусни Аз-Заим – арестован и расстрелян. Король Ирака Фейсал Второй – схвачен повстанцами и повешен на городской площади. Президент Ирака Саддам Хуссейн скрывался от американских войск в яме, был ими схвачен и позднее казнен через повешение. Президент Туниса, сбежавший в Саудовскую Аравию, президенты Египта Мубарак и Мурси, брошенные в тюрьму, президент Ливии Каддафи, которого линчевала толпа…

Завтра

Если говорить о решении на «день после войны» – мне довелось присутствовать при визитах Моше Даяна к главам палестинских городов: А-Шаува правил Газой, Джабари был в Хевроне, Фарадж – в Бейт-Лехеме, Натша – в Шхеме. Даян достиг взаимопонимания с ними по схеме управления ими гражданской инфраструктурой и контроля, осуществляемого чиновниками и муниципальной полицией.

В духе этих соглашений следует выбрать представителя четвертого поколения клана А-Шаува, а также трех поколений глав семьи – Саида, Рашида и Эвана, которые на протяжении долгого времени были мэрами Газы. В этой должности они помогали евреям и работали в координации с правительством Израиля.

По этой же формуле надо передавать власть в секторе Газа, на первом этапе – в координации с Израилем, на втором – под контролем международного сообщества.

Амос Горен, Israel Defense. Фото: Cohen Fritz, GPO

Будьте всегда в курсе главных событий:

Подписывайтесь на ТГ-канал "Детали: Новости Израиля"

Новости

Human Rights Watch обвиняет Израиль в нарушении постановления суда ООН
Генсек ООН: война в Газе и ситуация в Украине возможно нанесли смертельный удар по Совбезу
Elbit продаст Австралии системы для БТР на 600 миллионов долларов

Популярное

«То, что солдаты погибли – не наше дело… Они нам не братья»

Когда силам безопасности Израиля удалось вырвать из самой глубины Газы двух заложников, Фернандо Мармана и...

Самолет компании «Эль Аль» попытались отклонить с маршрута, взломав сеть связи

18 февраля серьезный инцидент произошел на рейсе израильской авиакомпании «Эль Аль» с острова Пхукет в...

МНЕНИЯ