Главный » Общество » Моральные дилеммы в эпоху коронавируса
Фото: Flavio Lo Scalzo, Reuters

Моральные дилеммы в эпоху коронавируса

Пандемия нового коронавируса породила не только кризис в системе здравоохранения и мировой экономический спад, но и целый ряд моральных дилемм — персональных, общественных и международных. Причем проблемы эти возникают в основном там, где привыкли, что врачи борются за человеческую жизнь до последнего момента. Там, где у людей достаточно ресурсов для того, чтобы не биться в кровь за кусок хлеба или мяса: в странах Запада, особенно — в наиболее успешных из них. Там, где люди уже несколько десятков лет живут, а не выживают, где не помнят ничего подобного со времен Второй мировой войны, где последней эпидемией была «испанка» в 1918-м.

Разумеется, коронавирус оставит свой след и в африканских государствах, и в густонаселенных странах Юго-Восточной Азии, и на арабском Востоке. Однако там, где лишь недавно бушевали эпидемии эболы, СПИДа или холеры, и где миллионы людей погибают в кровопролитных войнах, к «короне» относятся несколько иначе. Для сирийских беженцев бомбежка их населенного пункта, шторм при попытке пересечь Средиземное море или голод из-за отсутствия работы грозят смертью не меньше, а иногда и больше, чем коронавирус, которым они либо переболеют, либо нет.

Миллиарды людей на планете не имеют доступа к проточной воде и элементарной санитарии. Вряд ли кто-то в полуразрушенной больнице Йемена будет отделять погибших от коронавируса от тех, кто умер от голода и других болезней. Так что, как ни парадоксально, но тяжелее всего пандемию сегодня переносят там, где пока есть и больницы, и супермаркеты, и «Нетфликс», а собственные страдания из-за невозможности сходить в ресторан или отправиться в Италию кататься на лыжах можно красочно живописать в соцсетях.

На Западе существуют ресурсы, которых сегодня многие могут лишиться, отсюда и страх – «а вдруг не хватит именно мне?» Когда люди боятся, и в особенности когда боятся за свои семьи, они склонны терять тот легкий налет цивилизации и культуры, который человечество приобрело за последние десятки лет. Если при этом государственные системы дадут слабину, нетрудно представить, куда этот процесс может нас завести.

Говорят, что тот, кто предупрежден – вооружен. Если так, то стоит хотя бы начать обсуждать вопросы, накопившиеся за эти безумные недели.

1. Коронавирус грозит пожилым

В самом начале кризиса многие свято верили, что молодым, спортивным и подтянутым COVID-19 ничем не угрожает, а жертвами вируса становятся только старики. Но и сейчас, когда уже известно, что от коронавируса умирают также люди среднего возраста, подростки и даже младенцы — многие продолжают разглагольствовать о том, что раз вирус «грозит только старикам», незачем вгонять во всеобщий карантин тех, кто теоретически не входит в группу риска, и платить за это высокой вероятностью экономического кризиса. Периодически можно услышать и довод, что «люди в любом случае умирают, так не все ли равно, от чего».

Но предложение продолжать жить, как обычно, потому что болезнь смертельна, в основном, для представителей старшей возрастной группы, мало чем отличается от идеи отправить слабых и экономически бесполезных стариков в светлое будущее на льдине. Впрочем, вопреки этим рассуждениям, на данном этапе большинство правительств в мире ставит человеческую жизнь выше экономических интересов. Возможно, потому, что большинство лидеров и сами находятся в группе риска, а может, по гуманным и моральным соображениям.

2. Пиратский захват или забота о населении

Страны ведут борьбу, в прямом смысле слова не на жизнь, а на смерть за маски, перчатки, ватные палочки, аппараты искусственной вентиляции легких. Вот Турция перехватила партию заказанных Испанией в Китае аппаратов искусственного дыхания. Вот Израиль задействовал разведывательную службу «Моссад», чтобы приобрести в одной из стран, с которой у Иерусалима нет дипотношений, компоненты для тестов на выявление коронавируса (неизвестно, кому именно они предназначались изначально). Вот в США федеральное правительство отобрало вентиляторы у штата Колорадо — после того, как президент Трамп сам же и приказал штатам «самостоятельно» бороться с коронавирусом.

Международное соперничество такого рода доказывает несовершенство мировой системы торговли, выстроенной после Второй мировой войны. Вспышка коронавируса была зарегистрирована в Китае уже в конце декабря. За минувшее время можно было наладить глобальное производство и масок, и аппаратов ИВЛ, и защитных костюмов для медиков — так, чтобы их хватило всем, а не пришлось уводить из-под носа заказанные и оплаченные другими странами маски и халаты. К сожалению, не глобальное сотрудничество, а глобальное соперничество преобладает, и в этом плане поведение многих стран мало чем отличается от поведения сомалийских пиратов у берегов Западной Африки.

Именно из-за этого несовершенства системы сегодня перед еще одной тяжелой дилеммой оказались врачи. В Италии им порой приходится выбирать, кому отдать дефицитный прибор для искусственной вентиляции легких, если, например, на соседних койках оказались два пациента – 90-летний старик и 20-летний юноша. Не будем отвлекаться на спор о побочных эффектах самого прибора, но попытаемся оценить эту ситуацию при несколько других исходных данных. Предложим, в больницу поступают двое больных, одному из них 65 лет, и он отец трех маленьких детей, а вторая – женщина, ей всего 40 лет, но она одиночка, а в детстве страдала заболеванием легких. Кто должен будет вершить судьбы этих людей? И какими принципами в таких ситуациях должны руководствоваться люди в западном мире, провозгласившие человеческую жизнь наивысшей ценностью?

3. Время санкций

Еще один аспект международных отношений во времена «короны» — попытка избавиться от санкций. Эту борьбу ведет Тегеран. Иран стал ближневосточным эпицентром пандемии. Ситуация в стране фактически вышла из-под контроля. Там тысячи погибших и сотни тысяч зараженных (вряд ли кто-то сегодня в самом Иране точно знает, сколько человек заболели COVID-19), там перегружены больницы и не хватает медицинского оборудования.

В Тегеране считают, что этих обстоятельств вполне достаточно для того, чтобы потребовать снятия международных экономических санкций. Но означает ли это, что США обязаны выполнять требования иранцев? Если бы из-за пандемии Иран отказался от своей ядерной программы, а также от поддержки своих иностранных военных проектов (таких, как «Хизбалла»), если бы заявил, что спасение человеческих жизней является главным и единственным приоритетом иранского руководства – тогда требование отменить санкции было бы логичным и полностью легитимным.

Однако иранский режим продолжает и в эти дни тратить энергию и ресурсы для становления своей гегемонии на Ближнем Востоке и создания угроз другим странам региона — и в то же время выгоняя из страны команду «Врачей без границ», строившую полевой госпиталь для больных коронавирусом в Исфагане. Потому и отмена санкций не стоит на повестке дня, несмотря на попытку некоторых стран все свести к вопросу о морали: «справедливо ли душить Иран санкциями в разгаре эпидемии»?

4. 500 шекелей на ребенка к празднику и «Мы пройдем это вместе»

Как именно государство должно распределять общественный ресурс между теми, кто оказался сегодня в бедственной ситуации? В Израиле сегодня уже свыше миллиона безработных, значительная часть которых — независимые предприниматели. Пока помощь, выделенная им государством, вызывает горькую улыбку. Мало кто получит сумму, равную хотя бы половине его былого месячного дохода. А ведь у людей есть ссуды, аренда и ипотека в банке. Выясняется, что возможность отсрочить выплату ипотеки на три месяца сопряжена с выплатой немалых процентов, так что в итоге банки все равно получат кругленькую сумму.

Но что произойдет, если на грани финансового краха окажется сам банк и его владельцы? Тогда, вполне возможно, что государство выделит необходимую сумму для спасения банков, точно так же, как сегодня помогает частным компаниям, таким как «Эль-Аль». Частный предприниматель, который всю жизнь платил непомерные налоги, получит жалкую подачку к Песаху – 500 шекелей на ребенка, а положение владельца банка существенно не изменится. Поэтому самой аморальной рекламой эры коронавируса могут счесть рекламу банка «Хапоалим»: «Мы пройдем это вместе».

Нынешняя экстремальная ситуация лишь обнажила то, что и так было на поверхности. Недостаточное внимание к системе здравоохранения в дни кризиса выливается в нехватку реанимационных коек, медоборудования и неспособность контролировать ситуацию. Социальное неравенство лишь углубляется в период кризиса, когда нищие теряют последнее и падает уровень благосостояния среднего класса. Наружу вырываются звериные инстинкты, и гуманизм с человечностью уступают место эгоизму, себялюбию и жестокости. Замеченные на днях стычки в очередях за яйцами – лишнее тому подтверждение.

Сумеют ли страны и их лидеры, которые сегодня заняты перехватом друг у друга масок, медоборудования и яиц, сделать выводы из происходящего и усовершенствовать систему взаимоотношений (в том числе экономических) между нами?

Ксения Светлова, «Детали»
На фото: гробы людей, умерших от COVID-19, в кладбищенской церкви
города Алессандрия в Италии. Фото: Flavio Lo Scalzo, Reuters˜

 

Реклама

Анонс

Реклама

Партнёры

Загрузка…

Реклама

партнеры

Send this to a friend