Монстр, сеющий смерть, возвращается. И это – не коронавирус | detaly.co.il
    Вторник 29.09.2020|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    AP Photo/Lefteris Pitarakis
    AP Photo/Lefteris Pitarakis

    Монстр, сеющий смерть, возвращается. И это – не коронавирус

    Сначала повышается температура и подташнивает. Затем организм начинают мучать болезненный кашель и одышка. Инфекция распространяется стремительно, передаваясь от человека к человеку. Чтобы предотвратить массовую вспышку, необходимы пристальное и внимательное наблюдение за пациентами, отслеживание их контактов, изоляция и лечение в течение нескольких недель, а возможно, и месяцев. Эта коварная болезнь заглянула во все уголки земного шара.

    Это – не коронавирус, это – туберкулез, крупнейший в мире «инфекционный убийца», уносящий ежегодно до полутора миллионов человеческих жизней. До начала нынешнего года туберкулез и его «подельники» – СПИД и малярия – несколько отступили: общее число жертв каждой из этих болезней достигло минимума в 2018 году, когда в последний раз были опубликованы конкретные данные. Но теперь, когда пандемия коронавируса охватила всю планету и отвлекла на себя глобальные ресурсы общемирового здравоохранения, эти болезни, похоже, вернулись.

    «Коронавирус может отвлечь все наши усилия и вернуть нас туда, где мы были двадцать лет назад», – сказал в интервью «Нью-Йорк таймс» доктор Педро Алонсо, руководящий программой Всемирной организации здравоохранения по борьбе с малярией.

    Однако дело не только в том, что коронавирус отвлек внимание ученых от туберкулеза, СПИДа и малярии. Как утверждают в  «Нью-Йорк таймс» после общения с более чем двумя десятками представителей общественного здравоохранения, врачами и пациентами по всему миру, карантин, особенно в некоторых странах Африки, Азии и Латинской Америки, создал непреодолимые препятствия для пациентов: они вынуждены выбираться из дома, чтобы им поставили диагноз или чтобы купить лекарства.

    Страх перед коронавирусом и закрытие клиник отпугнули многих пациентов, борющихся с ВИЧ, туберкулезом и малярией, в то время как введенные ограничения на перемещения по воздуху и морем вызвали серьезные затруднения с доставкой лекарств в наиболее пострадавшие регионы.

    Около 80 процентов всех программ, связанных с борьбой против туберкулеза, ВИЧ-инфекции и малярии, терпят сегодня перебои с предоставлением соответствующих услуг, и, по данным ООН, каждый четвертый, у кого диагностирован СПИД, сообщает о проблемах с получением необходимых препаратов. Тогда как перерывы в приеме лекарств или задержки в лечении могут помешать выработке антител, что уже считается во многих странах проблематичным.

    В Индии, где проживает около 27 процентов больных туберкулезом в мире, с момента вспышки число диагнозов снизилось примерно на 75 процентов. В России клиники СПИДа были преобразованы в центры тестирования на коронавирус.

    Сезон малярии начался в Африке, на которую приходится 90 процентов случаев смерти от малярии в мире, но обычная профилактическая стратегия – распространение обработанных инсектицидами противомоскитных сеток и опрыскивание пестицидами – была остановлена из-за введенных ограничений.

    Согласно одной из оценок, трехмесячное закрытие больниц в разных странах и постепенное возвращение к нормальной жизни в течение десяти месяцев могут привести к дополнительным 6,3 миллиона случаев туберкулеза и 1,4 миллиона смертей от него.

    По данным ВОЗ, перерыв в антиретровирусной терапии на шесть месяцев может привести к более чем 500 тысячам дополнительных смертей от болезней, связанных с ВИЧ. Еще одна модель, построеннная экспертами ВОЗ, показала, что в худшем случае смертность от малярии может удвоиться, достигнув 770 тысяч летальных исходов в год.

    Некоторые специалисты в сфере общественного здравоохранения предупреждают, что если текущие тенденции сохранятся, коронавирус, вероятно, перечеркнет годы, а то и десятилетия кропотливого труда и достигнутого прогресса в борьбе с туберкулезом, СПИДом и малярией. По оценкам, чтобы смягчить понесенный ущерб, потребуется не менее 28,5 млрд долларов – средства, которые очень трудно изыскать.

    Если из складывающейся ситуации и можно извлечь какой-то урок, то лишь тот, что влияние коронавируса на беднейшие слои населения будет ощущаться даже спустя долгое время после того, как болезнь удастся искоренить. Так, социально-экономический кризис 90-х годов прошлого века в странах Восточной Европы привел к рекордному числу больных туберкулезом, на которых не действовали различные препараты, и даже на сегодняшний день этот регион считается проблемным.

    Отправной точкой этой деструктивной цепочки событий следует считать диагностический сбой. «Чем дольше болезнь не диагностируется и чем дольше откладывается лечение, тем больше вероятность, что инфекционное заболевание будет очень быстро распространяться, заражать и убивать», – считает доктор Лучика Диттио, председатель организации «Остановить туберкулез», международной ассоциации, объединяющей 1700 групп, борющихся с этой тяжелой болезнью.

    Инфраструктура, созданная для обнаружения СПИДа и туберкулеза, помогла многим странам в их стремлении бороться с коронавирусом. GeneXpert – устройство, используемое для идентификации генетического материала при туберкулезе и ВИЧ, также полезно для тестирования РНК вируса COVID-19. «Однако большинство клиник теперь используют его только для теста на коронавирус, и это само по себе неразумно, поскольку нельзя пренебрегать одним ради другого», – подчеркивает доктор Диттио.

    По данным ВОЗ, нынешняя пандемия вызвала значительное снижение числа поставленных диагнозов туберкулеза во многих странах: снижение на 70 процентов в Индонезии, на 50 – в Мозамбике и Южной Африке и на 20 процентов – в Китае. В конце мая, когда число пациентов с коронавирусом в Мексике увеличилось, согласно правительственным отчетам, количество диагнозов туберкулеза упало до 263 – по сравнению с 1097 на той же неделе в прошлом году.

    Состояние больных СПИДом или туберкулезом, вынужденных снизить дозу прописанных им лекарств, может в ближайшее время ухудшиться. В конечном итоге это может иметь далеко идущие последствия: повышение лекарственной устойчивости этих заболеваний. По данным ВОЗ, по крайней мере, 121 страна сообщила о сокращении числа больных туберкулезом, обращающихся в клиники и больницы с начала пандемии, – явление, которое угрожает подорвать с трудом завоеванные позиции в борьбе с упомянутыми заболеваниями.

    «Мы приложили огромные усилия, чтобы добиться впечатляющих результатов, – констатирует доктор Диттио. – Возможно, мы не взобрались на вершину горы, но были далеко от ее подножия. Затем сошла лавина, и нас тотчас сбросило вниз».

    Во многих местах карантин был введен настолько внезапно, что лекарственные запасы резко сократились. Даже если правительства захотят с помощью крупных организаций по оказанию помощи закупить препараты на несколько месяцев вперед, не факт, что им это удастся – лекарственные ресурсы небезграничны.

    Правительства и организации по оказанию помощи пытаются минимизировать ущерб, увеличивая поставки и накапливая медикаменты. В июне прошлого года ВОЗ изменила свои рекомендации по лечению резистентного туберкулеза: вместо 20 месяцев инъекций пациенты теперь могут принимать таблетки от 9 до 11 месяцев. Это изменение означает, что им не придется ездить в клиники, которые закрываются на карантин.

    В некоторых странах, таких как Южная Африка, большинство пациентов получают необходимые лекарства в общественных центрах, а не в больницах. По мнению Салима Абдула Карима, эксперта в сфере общественного здравоохранения в ЮАР и руководителя правительственного консультативного комитета по борьбе с коронавирусом, «в некотором смысле это стало большим преимуществом».

    Марк Котлярский, по материалам зарубежных СМИ
    На фото: проверка бездомного в Лондоне на туберкулез. AP Photo/Lefteris Pitarakis˜

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend