Sunday 17.10.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    AP Photo/Oded Balilty
    AP Photo/Oded Balilty

    Молодые израильтяне вышли на улицы – что ими движет?

    Почти четыре года 66-летний Амир Хаскель стоял на ключевых перекрестках Израиля с плакатами, требуя отставки премьер-министра Биньямина Нетаниягу. Иногда к отставному бригадному генералу ВВС присоединялись несколько человек в возрасте 60–70 лет. Но по большей части это был протест одиночки.


    Как Хаскель ни старался, он не смог вовлечь молодых израильтян в свой крестовый поход против лидера нации. «Они ужасно апатичны», — сетовал он.

    Но это уже не так. За последнюю неделю на улицы Иерусалима и Тель-Авива вышли тысячи молодых израильтян, чтобы выразить протест против того, как правительство справляется с эпидемией коронавируса и потребовать отставки Нетаниягу. Протесты были шумными, полными жизни, они выплескивались с городских площадей на улицы и порой завершались столкновениями с полицией и арестами.

    После наделавшего много шума ареста самого Хаскеля во время небольшой мирной демонстрации в Иерусалиме отставной генерал стал лидером этого быстро растущего протестного движения.


    В две последние субботние ночи молодые израильтяне, по его словам, составляли около 25 процентов участников протеста перед резиденцией премьер-министра в Иерусалиме. 14 июля они составили около половины. В субботу 18 июля — подавляющее большинство.

    Хаскелю ясно, что именно выводит толпы молодых израильтян на улицы. «Это определенно коронавирус, — говорит он. — Молодые люди по своей природе не хотят сидеть взаперти. Им не нравится носить маски. Им не нравится, когда им указывают, что делать. И они ценят свободу. Многие из тех, кто только что демобилизовался из армии, отправились бы сейчас за границу или работали, если бы не пандемия. Путешествовать сейчас невозможно, работы нет. Но вместо того, чтобы позаботиться о них, правительство поглощено борьбой за налоговые льготы для премьер-министра».

    «Успех движения зависит от того, выйдут ли на улицы массы, — говорит Хаскель. — Решающее слово – за этой молодежью».

    Без страховочной сетки

    У молодых участников протеста пока нет ни вышедших из их среды лидеров, ни реальной повестки дня. Они выходят на улицы, потому что опасаются за свое будущее.

    «Это поколение, перед которым еще несколько месяцев были открыты все двери, — говорит Роби Натансон, директор макроэкономического центра политической экономики в Тель-Авиве. — Они могли выбирать себе работу, получить образование, путешествовать по всему миру. Когда началась пандемия, всему этому пришел конец, и они поняли, что им придется дорого заплатить за то, что сейчас происходит».


    В отличие от предыдущих поколений израильских рабочих, которые, как правило, вступали в профсоюзы, эти молодые израильтяне по большей части не работают по найму, многие из них — фрилансеры, и социальной защиты у них практически нет. «Многие из них даже не имеют права на пособие по безработице», — отмечает Натансон.

    Многих вывело улицы «отчуждение» правительства от народа, о чем говорят плакаты, которые несут участники протеста. По их словам, об этом свидетельствует создание раздутого правительства с десятками министров и замминистров, функции которых туманны, и это в то время, когда бушует безработица, а многие израильтяне едва могут заплатить за квартиру или купить продукты.

    Это «отчуждение», говорят они, бросается в глаза и в том, что правительство затратило массу времени и энергии на разговоры о возможной аннексии Западного берега вместо того, чтобы разработать стратегию, которая предотвратила бы вторую волну эпидемии.


    Идеальное время

    17-летний Амир Рибак участвует в антиправительственных акциях движения «Черные флаги», которые проходят каждый субботний вечер на автомобильных мостах по всей стране.

    «Я приятно поражен и взволнован тем, что многие мои друзья тоже пробудились к активности, — говорит он. — Они публикуют в Instagram тексты, критикующие правительство, и поймите – речь идет о подростках, для которых еще несколько недель политика была последним, что могло их интересовать. Я верю, что молодое поколение начинает пробуждаться, потому что они чувствуют, что могут добиться перемен. Иначе они не тратили бы на это время».

    AP Photo/Oded Balilty

    Наряду с теми, кого движет идеология, есть молодые израильтяне, которые вышли на улицы, потому что в эти дни им просто больше нечем заняться. «Кафе и клубы закрыты, зато на улицах – сплошное действо», — объясняет Хаскель.

    Время для протестов оказалось идеальным, говорит Тамар Герман, директор Центра общественного мнения и политических исследований им. Гутмана при Иерусалимском институте демократии Израиля.

    «Сейчас лето, у людей есть свободное время, погода хорошая, отчего бы не выйти на улицу, — говорит она. — Не будем забывать, что именно в это время года в 2011 году вспыхнули массовые социальные протесты, где тоже преобладали молодые люди».

    Социальные протесты 2011 года, которые вовлекли почти полмиллиона человек, вспыхнули из-за дороговизны жизни. Их девизом было «Народ хочет социальной справедливости!»

    Как и в случае с нынешними акциями протеста, отмечает Герман, большинство участников движения девять лет назад больше волновало состояние их банковских счетов, нежели высокие идеологические принципы.

    «Я не хочу создать впечатление, что я склонна к резким суждениям и оценкам, но большинство молодых людей, участвующих в протестах последних недель, — это те, кто потерял работу. Скажем, официантка, или разорившийся владелец малого бизнеса, — говорит она. — Тем не менее, большинство протестных движений в мире, добившихся успеха, начались таким образом».

    Sebastian Scheiner AP Photo

    Став Шафир, в прошлом — депутат кнессета от партии «Авода» и одна из лидеров социальных протестов 2011 года, не удивлена, что молодые израильтяне снова набирают силу.

    «Большинство революций начиналось с молодежи, — говорит она. — Возможно, они так долго не выходили на улицы потому, что израильская молодежь не представляла себе, что может быть другой лидер, кроме Нетаниягу. Они родились после  убийства Ицхака Рабина в 1995 году и другого руководства не знают. На улицы их выводит внезапное ощущение того, что их душат, что они теряют свободу, и им остается только одно — дать отпор».

    Лидерство – это личный пример

    25-летний Дин Зальцбергер вспоминает, как в 2011 году, будучи подростком, вместе с родителями участвовал в социальных протестах. «С тех пор я был на многих протестах, но они были какие-то тихие», — говорит он. 14 июля он был одним из нескольких тысяч участникиов демонстрации перед резиденцией премьер-министра. «Энергия, гнев и надежда, светившиеся в глазах протестовавших, внезапно напомнили мне о протестах 2011 года», — рассказывает он.

    По его словам, многие его ровесники, которые большую часть своей жизнь прожили при правительствах Нетаниягу, со временем стали относиться к политике с немалым цинизмом и пренебрежением. «Вместо того, чтобы выйти на улицы и протестовать, они направляли свои силы в просветительскую работу, — говорит Зальцбергер, который осенью начнет занятия на юридическом факультете. — Они стали лидерами молодежного движения, перед призывом в армию год прослужили на общественных работах и продолжали трудиться на благо общества в армии. Но в последние недели я замечаю, что многие из моих друзей заново открывают для себя силу, таящуюся в уличных протестах».

    Фото: Ammar Awad, Reuters

    Он говорит, что спусковым механизмом для начала молодежных протестов стало не только беспокойство за свое будущее в материальном плане, но и негодование, которое вызывает у них политическое руководство страны.

    «В Израиле мы привыкли брать на себя руководящие роли в относительно молодом возрасте, как в молодежных движениях, так и армии, и нам постоянно говорят, что лидерство основано на личном примере, — говорит Зальцбергер. — А посмотрите на Нетаниягу: он не только не может служить примером для подражания, но и пытается уничтожить все демократические институты страны».

    В отличие от многих молодых израильтян, впервые вставших плечом к плечу перед резиденцией премьер-министра лишь на прошлой неделе, 30-летняя Тамар Шнек регулярно участвует в демонстрациях с того момента, как переехала в Израиль из Америки пять лет назад. «Было очень приятно видеть, что все больше и больше молодых людей выходят на улицу, потому что, как правило, в акциях протеста участвуют люди старшего поколения», — говорит Шнек. На прошлой неделе во время демонстрации она заработала сотрясение мозга: направленная прямо на нее струя из водомета отшвырнула ее на асфальт.

    Шнек, студентка третьего курса юридического факультета, говорит, что лично ее на улицу вывел страх, что «Нетаниягу использует чрезвычайную ситуацию коронавируса, чтобы захватить побольше власти и избежать суда».

    Гендиректор движения «Даркену» Яя (Яир) Финк говорит, что среди молодых израильтян растет понимание того, что «основной договор между государством и его гражданами нарушен. Это — молодые люди, которые чувствуют, что страна, которую они любят и которой они так много дали, не выполняет свою часть договоря и лишает их надежды на будущее, — говорит он. — Я считаю, что суть протестов именно в этом».

    «Что-то висит в воздухе»

    14 июля 29-летний Натан Гинзбург впервые принял участие в демонстрации протеста против Нетаниягу. «Я чувствовал, что больше не могу оставаться в стороне», — объяснил он.

    Для Гинзбурга, студента отделения джаза Иерусалимской академии музыки и танца, принять участие в протестах перед домом Нетаниягу еще недавно было немыслимым: он вырос в религиозной семье в поселении на Западном берегу. «Но я рад, что пошел, — говорит он. — В воздухе было что-то особенное, и я обязательно вернусь. Я верю, что движение будет нарастать».

    AP Photo Sebastian Scheiner

    В последние недели участники протеста собирались перед домом премьер-министра каждую пятницу во второй половине дня. На прошлой неделе на трибуну пригласили студента по имени Итай, чтобы он выступил с речью от имени молодых демонстрантов, число которых растет на глазах.

    Итай рассказал собравшимся, что всего несколько недель назад он недоумевал, почему израильтяне тратят время на протесты. А потом он увидел телекадры протеста возле здания суда в Иерусалиме, куда доставили в наручниках арестованного отставного генерала Хаскеля. «Вдруг я понял, что мы в Израиле уже дожили до политических арестов, — сказал он. — Политические аресты – это не просто красная лампочка, это красный прожектор». С тех пор он принимает участие в каждой демонстрации протеста.

    Конечная цель многих участников протестов – добиться смещения Нетаниягу. Натансон совсем не уверен, что им это удастся.

    «Если ситуация в стране ухудшится, это движение, возможно, будет набирать обороты, — говорит он. — Но если Нетаниягу решит направо и налево раздавать деньги, это движение, вероятно, утихнет. И не будем забывать, что в настоящий момент реальной политической альтернативы не существует».

    Герман с ним соглашается: «Сейчас очень сложно предсказать, к чему все это приведет, — говорит она, — но я не думаю, что результатом этого станет революция. Если Нетаниягу решит остановить это движение, он может с легкостью это сделать, забросав участников протестов деньгами. Если это произойдет и начнут снова открываться рабочие места, многие из протестующих отправятся по домам».

    (Сегодня, 21 июля, бывший министр Узи Барам опубликовал в «ХаАрец» статью «Биби рухнет, как рухнул МААРАХ в 1977-м»:

    «Есть явное сходство между нынешним положением Биньямина Нетаниягу и крушением МААРАХа в 1977 году. За предшествующие годы МААРАХ находился под градом критики и обвинений в коррупции и моральном разложении, что стало результатом чересчур затяжного нахождения у власти (...) 

    При всех провалах Нетаниягу его сторонники продолжали утверждать, что он незаменим из-за его успехов в сфере экономики. Сейчас он рухнет не из-за коррупции — он рухнет из-за краха, который ударил по каждому гражданину. Новые демонстранты, ведущие явную общественно-экономическую борьбу, могут свергнуть его власть — прим. «Детали»)

    Джуди Мальц, «ХаАрец», М.Р. На фото: демонстрация в Иерусалиме 18.7.20 Фото: Oded Balilty.˜
    Фото на врезках: Sebastian Scheiner, Odеd Balilty, AP Photo, Ammar Awad, Reuters

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend