Фото: Handout, REUTERS

Саудовская Аравия: друг или враг?

В этом месяце президент Ирана Хасан Роухани призвал иранцев проклясть США, Израиль и Саудовскую Аравию. Это реакция иранского режима на растущие, хотя и неофициальные, связи Израиля с королевством Саудовская Аравия.

Без сомнения, эти новые связи заманчивы, особенно для Израиля. Но ему стоит вспомнить бурный расцвет, а затем крах отношений с президентом Уганды Иди Амином в 1970-х годах. Из этого можно извлечь полезный урок, прежде чем идти на тесное партнерство с Саудовской Аравией.

Отношения Израиля с Иди Амином начались еще до того, как он встал во главе Уганды. До свержения прежнего диктатора Милтона Оботе в 1971 году Амин сотрудничал с израильскими военными. Занимая высокий пост в армии Оботе, Амин помогал израильтянам поставлять оружие суданским повстанцам.

По некоторым данным, именно по совету израильтян Амин подготовил преданные лично ему армейские подразделения, что помогло ему совершить государственный переворот и занять пост президента Уганды. Отношения Амина с еврейским государством были настолько хороши, что даже его первый дипломатический визит был нанесен не в Соединенное королевство или Соединенные Штаты, а в Израиль.

Но все изменилось после того, как Амин попытался купить израильские истребители. Когда ему было отказано, диктатор обратился за поддержкой к ливийскому президенту Муамару Каддафи, который поставил условием разрыв отношений с еврейским государством.

Амин с легкостью изменил курс, депортировав израильских граждан из Уганды. Его спецслужбы арестовывали и убивали членов угандийской еврейской общины. И, конечно же, он поддержал угонщиков самолета «Air France», на борту которого были израильтяне, а его солдаты защищали террористов в аэропорту Энтеббе в 1976 году.

Сегодня Израиль предоставляет различную помощь саудовскому кронпринцу Бин Салману для консолидации власти внутри страны, в частности, в области кибериндустрии. Сообщается, что принц и его сторонники использовали передовую систему наблюдения, поставленную израильской компанией для борьбы с диссидентами и критиками режима.

Судя по недавним сообщениям, есть все признаки, что сотрудничество с саудитами будет все более углубляться на фоне растущей иранской угрозы.

Хотя премьер-министр Биньямин Нетаниягу осудил убийство известного диссидента Джамала Хашогги в прошлом году, он занял более мягкую позицию, чем большинство западных лидеров.

Сегодня принц Салман отвечает взаимностью Израилю с помощью ряда дипломатических инициатив, хотя они гораздо более завуалированы, чем те, которые предпринимались в свое время режимом Иди Амина.

Но в свете прошлых позиций правительства Саудовской Аравии в отношении Израиля и безрассудного поведения наследного принца израильское правительство должно предвидеть возможность внезапного изменения отношений в духе бывшего угандийского правителя. К тому же и отчет о ситуации в Саудовской Аравии в отношении антисемитизма вызывает опасения.

Авантюрное поведение наследного принца может быть еще более тревожным фактором. Он продолжил военную кампанию в Йемене, которая и так была сложной задачей до его непосредственного участия. Но во многом благодаря его усилиям, операция в Йемене грозит стать кошмаром во вьетнамском стиле.

Сумма саудовских ошибок — это риск, скрывающийся за внешне безоблачным горизонтом отношений  кронпринца с Израилем. Из-за его многих необдуманных решений партнерство с Саудовской Аравией воспринимается в США неоднозначно. Так же, как и тесная дружба Нетаниягу и президента Дональда Трампа. Все это может в дальнейшем породить серьезные политические проблемы для Израиля.

Безусловно, параллель Амин-Салман не абсолютна. Амин был правителем своей страны, в то время как наследный принц — еще не полновластный правитель. Кроме того, Амин не предложил Израилю никакой помощи в борьбе с большой стратегической угрозой, в то время как Салман может предоставить Израилю возможность противостоять растущему влиянию Ирана на Ближнем Востоке.

И все же саудовский наследник остается рискованным партнером. Без сомнения, Израиль должен преследовать свои стратегические интересы, чтобы изменить баланс сил в свою пользу, особенно в связи с тем, что иранская угроза становится все более серьезной. Но ему следовало бы проводить более взвешенную политику с учетом его прошлых ошибок, памятуя об отношениях с Угандой.

Закари Шапиро, «ХаАрец», В.П. К.В. 
(автор — научный сотрудник Центра по изучению Ближнего Востока в Совете по международным отношениям в Вашингтоне, округ Колумбия).

Фото: Handout, REUTERS


Анонс

Реклама



Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend