Главный » Общество » Судьба Рут-моавитянки в Израиле

Судьба Рут-моавитянки в Израиле

В праздник Шавуот в синагогах принято читать Книгу Рут (в русской традиции – Руфь), которая разительно отличается от других библейских книг тем, что нет в ней ни зверств, ни войн, ни крови, ни разврата, ни вероломства, ни грехопадения. По большому счету это и не книга вовсе, а всего несколько страниц незамысловатой истории о двух женщинах – свекрови и невестке. Еврейке и нееврейке, ибо была Рут из моавитян, которых по Моисееву закону запрещалось принимать в «общество Господне» до десятого колена (Второзаконие, 23:3) и, тем более, вступать с ними в брак.

А поскольку в ТАНАХе нет ни слова о том, что до выхода замуж Рут прошла гиюр (хотя на этом настаивали поздние комментаторы), неудивительно, что свекровь уговаривала невестку вернуться к моавитянам после смерти ее мужа.

По умолчанию ясно, что женщина по имени Рут была чужой. Это – ключевое слово для понимания того, сколь многое изменилось у евреев за последние четыре тысячи лет. В те времена, несмотря на запрет, евреи еще могли принять чужих в ряды своих. Поэтому Рут, которая «прилепилась» к свекрови, пошла с ней к ее Богу, в ее землю, к ее народу, к которому тоже прилепилась и привязалась до того, что стала прабабушкой... царя Давида.

Эта крамола заслуживает отдельной статьи, ибо сегодняшние ультраортодоксы никогда не приняли бы в евреи царя с такой подмоченной родословной, а саму Рут забили бы камнями, чтоб другим неповадно было. Потому что форма (а как еще назвать черные кафтаны!) у нас важнее содержания.

Удивительная Книга Рут полна неподдельного лиризма, душевного благородства и высоты универсального духа, той высоты, с которой человек виден таким, как он есть, а не таким, каким его отметили те, кто воюет не на жизнь, а на смерть с чужаками всех мастей. Сегодня Рут остановили бы уже на погранконтроле, а если бы ее поймали на еврейском поле с несколькими жалкими колосками в руках, то наверняка упекли бы в кутузку за кражу.

Тогда как Книга Рут напрямую связывает выпавший на Шавуот праздник дарования Торы с дарованием признания чужой женщине-нееврейке, которую еврей Боаз взял в жены при поддержке всего народа, несмотря на строжайший запрет. Такие были либеральные времена и нравы четыре тысячи лет назад. И таков парадокс: те же евреи, которые в борьбе за обладание землей Ханаанской могли сотворить с чужими народами что угодно, вплоть до их полного истребления, в своей душевной щедрости неукоснительно следовали заповеди возлюбить ближнего своего, кем бы он ни был.

Кто сегодня помнит об этой заповеди? Кто ей следует? Где тот еврейский народ, который раскрыл объятия чужой женщине, разделившей с ним его судьбу?

В довершение всего здесь хорошо ощутимо невероятное целомудрие, которое характеризует поведение не только Рут, но и Боаза. Правда, в ушербном синодальном переводе это звучит комически: «И спала она у ног его до утра, и встала прежде, нежели могли они распознать друг друга» (3:14). Горе-переводчики перепутали понятия «распознать» и «познать», и не поняли, что в ту ночь Боаз не познал Рут, зато распознал в ней своего человека.

В далекие библейские времена никто не спрашивал Рут о ее родословной, никто не проверял чистоту ее крови, тогда как в наше время дело дошло до лабораторных тестов, а сама идея проверять кандидатов в евреи на чистоту крови подозрительно напоминает самый мрачный период человечества в середине XX века.

Мало того, что правящая в стране бал ультраортодоксальная община ненавидит «гоев», то бишь инородцев, так она еще на дух не принимает даже «геров» (неевреев, перешедших в иудаизм), не вступая с ними в брак, как когда-то с моавитянами. Не только «геры», но точно так же реформистские и консервативные евреи считаются в их среде настолько «трефными», что их надо гнать поганой метлой отовсюду, и прежде всего – от Западной стены Иерусалимского храма. А уж если мы начнем сравнивать с Книгой Рут существующий в Израиле запрет на брак с нееврейкой и дискриминацию женщин в обществе, прогрессивный вид «государства старт-апа» померкнет прямо на глазах.

«Какое, милые, у нас тысячелетье на дворе?» Посмотришь на календарь – третье. Выглянешь из окна – первое.

Рут-моавитянка не дожила до Иерусалимского храма, зато увидела храм души еврейского народа, который четыре тысячи лет спустя, в возрожденном еврейском государстве читает раз в год Книгу Рут, не задумываясь над тем, что эта простая история о любви к ближнему должна была стать для всех нас руководством к действию.

Владимир Лазарис, «Детали»

На фото: фрагмент гравюры Гюстава Доре "Руфь". Фото: Wikipedia public domain


Реклама

Анонс

Реклама

Партнёры

Загрузка…

Реклама

RSS Партнеры

Send this to a friend