Дамоклов меч эвакуации

…Когда жители небольшого поселения Мицпе Крамим узнали, какое решение вынес судья окружного иерусалимского суда Арнон Дарель, их радости не было предела.

С того времени было высказано много предположений, что это еще не конец эпопеи, что их противники оспорят решение в БАГАЦе. Но пока этого не случилось — может быть, потому, что противники поняли, что их шансы невелики? Так или иначе, пока что жизнь в поселке течет своим чередом.

«Это решение положило конец абсурду, который длился семь лет. У нас появилась надежда на возрождение, перед нами открылись новые горизонты, о которых мы мечтали все это время. А самое главное, что у нас, как мы думаем, наконец-то начинается жизнь на законных основаниях», — сказал в беседе с «Деталями» пресс-секретарь поселения Дорон Лешем.

Мицпе Крамим расположен недалеко от большого поселения Кохав ха-Шахар; оно было создано около двадцати лет назад. В то время правительство возглавлял Эхуд Барак. Первые дома появились поодаль, не в том месте, где сейчас находится Мицпе Крамим. Однако через несколько лет в Верховный суд поступил соответствующий иск: истцы жаловались, что тот земельный участок принадлежит арабам. Тогда было принято так называемое «соглашение о форпосте», и государство выделило для Мицпе Крамим другой участок земли.

Однако семь лет назад была подан еще один иск с той же претензией — и планируемое расширение поселения снова риостановлено. Несмотря на то, что план строительства был принят еще в 2000 году и давно утвержден.

Ситуация изменилась, когда по инициативе министра юстиции Айелет Шакед была создана комиссия по легализации форпостов, которая, в координации с канцелярией премьер-министра, министерствами обороны и сельского хозяйства, была призвана разобраться с указанной проблемой, касающейся не только Мицпе Крамим, но и других относительно недавно созданных поселений или форпостов. О создании такой комиссии лидеры «Еврейского дома» договорились с «Ликудом» еще раньше, при подписании коалиционных соглашений. Эта комиссия и рекомендовала в спорных вопросах, подобных Мицпе Крамим, прибегнуть к пункту номер пять Уложения о государственной собственности (рыночное урегулирование). Эту рекомендацию принял юридический советник правительства Авихай Мандельблит, о чем и сообщил суду, рассматривавшему просьбу жителей Мицпе Крамим о признании их прав на оспоренный земельный участок.

Однако следует добавить еще одну деталь: по настоянию той же Айелет Шакед, отныне земельные споры будут рассматриваться на уровне окружного суда, а не Верховного. Этим и воспользовался иерусалимский окружной судья, вынося свое решение.

Принцип рыночного урегулирования возлагает на государство ответственность за продажу или сдачу этой земли в аренду поселенцам, и сохраняет права за ними, даже если будет доказано, что земля, в самом деле, некогда принадлежала арабам — тогда государство обязуется выплатить владельцам должную компенсацию.

Жители Мицпе Крамим надеются, что принятое судом решение откроет двери для многих из тех, кто хотел бы к ним присоединиться.

— Сколько человек живет сейчас в поселении?

— Сорок семей, — отвечает Дорон Лешем. — Мы считаем по семьям, поскольку в поселении живут только семьи. Часть из них — молодожены, им по двадцать два-двадцать три года, а нашим старожилам – более сорока. Конечно, в Мицпе Крамим растут и дети, и подростки самого разного возраста. Почти все обитатели Мицпе Крамим работают, каждое утро они разъезжаются по своим рабочим местам. У нас нет тех, кто сидит дома.

— Каков социальный состав поселения?

— Достаточно разнообразный. Кто-то работает сам на себя, но есть наемные работники: медсестры, инженеры, учителя, воспитатели… Некоторым приходится ездить на работу в Иерусалим и в другие города страны.

— Как в поселении решается вопрос с детсадами и школой, с медицинскими учреждениями?

— Мицпе Крамим – это, по сути, район, входящий в состав большого поселения Кохав ха-Шахар, а там есть и поликлиника, и детский сад, и школа, словом, все необходимое для нормальной жизни.

— Но для нормальной жизни необходимо еще и жилье…

— Здесь ситуация обстоит следующим образом: у шестнадцати семей есть свои собственные дома. Остальные живут в вагончиках-«караванах», платят за них около двух тысяч шекелей и больше — если вагончики сдвоенные, к примеру, для большой семьи. Но это, конечно же, проблему не решает. В особенности, если речь идет о многодетных семьях.

Мицпе Крамим. Фото: Михаль Фаталь

Дело в том, что первоначальное указание БАГАЦа, заморозившее развитие Мицпе Крамим, не позволяло никакого дополнительного строительства. То есть, нельзя было даже «караваны» сдвигать, чтобы присоединить к ним хотя бы небольшую пристройку, или добавить еще один вагончик с учетом прибавления в этой семье… Нельзя – и все тут! Мы возражали, но разрешения нам никто не давал.

— Как же вообще можно жить в таких условиях?

— В том-то и дело! Мы не могли ничего строить, не могли расширяться, и часть семей, которые жили в караванах, устали ждать. У них иссякло терпение. Ведь за семь лет в семье появляются еще два ребенка, а у некоторых и побольше! Мы никого не осуждаем, упаси Бог. В самом деле, как долго люди могут жить во временном жилище, не видя решения проблемы? Процесс рассмотрения нашей просьбы затягивался, было неизвестно, когда он завершится. И вот несколько семей в результате ушли от нас, перебрались в другие поселения.

— Как в Мицпе Крамим воспринимали этот уход?

— Знаете, у нас свой микромир — теплый, интимный, дружеский. Нас это, конечно, ранило. Все равно, что от тебя уходит близкий друг. Дети тоже задавали вопросы. Моему старшему сыну семнадцать лет, а младшему – четыре года, они меня постоянно спрашивали: «Кто здесь хороший, а кто — плохой? А разве суд против нас?» Они смотрели новости по телевизору и снова спрашивали: «Почему от нас хотят избавиться? Сколько времени мы еще будем здесь жить, когда нас выселят?»

Каждый такой детский вопрос отдавался болью в сердце. Каждое судебное слушание отнимало у нас силы. Детям вновь и вновь приходилось объяснять, что происходит, а главное — воспитывать их так, чтобы они не стали анархистами, отрицающими законы своей страны и настроенными против нее. Нужно было затратить много душевных сил, успокаивая детей и объясняя, что государство не хочет причинить нам вреда, мы боремся за нашу страну, мы за то, чтобы она стала сильней.

Потому можно понять нашу радость, когда мы получили решение окружного суда, дающее нам возможность жить нормально. Семь лет над нами висел дамоклов меч эвакуации.

— Теперь, когда суд занял вашу сторону, о каких перспективах можно говорить?

— В сущности, через год после того, как мы перебрались на новое место, были оговорены условия нашего существования, а также запланировано расширение строительства. Потом его заморозили. Так что теперь правительству достаточно всего лишь следовать первоначальному плану и выполнять взятые на себя 18 лет назад обязательства — так же, как это было в случае с другими поселениями.

— Кто-то уже изъявил желание поселиться в Мицпе Крамим в ближайшее время?

— Да, есть семьи, которые хотели бы присоединиться к нам, среди них — и люди, когда-то покинувшие поселок. Да и люди, до сих пор живущие в вагончиках-«караванах», будут рады переселиться, наконец в нормальные дома. Надеемся, что это произойдет как можно быстрее.

Марк Котлярский, «Детали». Фото: Михаль Фаталь

тэги

Реклама

Анонс

Реклама


Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend