Маккарти жив-здоров и живет в Израиле

Министр культуры даже не пытается притворяться, что ее заботит культура.

Иногда кажется, что правый лагерь палит из всех орудий в кромешной тьме, но более тщательная проверка фактов показывает, что у него есть план с совершенно четкими очертаниями. Он окончательно решил вести войну на трех фронтах, – СМИ, судебная система и культура –чтобы демонтировать их и собрать заново, сделав их лояльными только правому лагерю.

Чтобы приручить СМИ, было расформировано Гостелерадио и создана общественная корпорация «Кан», а потом предпринята попытка закрыть Первый телеканал, потому что «он не из наших», и 10-й телеканал – в попытке заткнуть рот Равиву Друкеру с его расследованиями и Лиору Шлайну с его сатирой. Не говоря о других шагах, которые расследуются полицией.

Второй фронт – судебный. Цель в том, чтобы нагнать ужас на судей, выставить их решения не заслуживающими никакого доверия и заменить судебную систему «новой элитой» – плодом усилий Айелет Шакед и Ярива Левина.

Третий фронт – культура. Здесь целью стали театр и кино, потому что все-таки трудно представить, что Мири Регев захочет переделать на свой лад музыку и балет.

21 октября министерская комиссия по законодательству утвердила «законопроект о лояльности в культуре», инициированный Мири Регев, по которому она получит право лишать бюджета любые учреждения культуры, которые, по ее мнению, будут заниматься подрывной деятельностью, направленной против государства и его символов.

В то время, как война, которую правительство ведет на первом и втором фронте, протекает достаточно медленно, «закон о лояльности в культуре» позволяет министру культуры наложить немедленные санкции, если, по ее мнению, какой-нибудь спектакль позорит флаг или государство.

По словам министра культуры, она отказывается быть только «банкоматом», который выдает бюджеты учреждениям культуры. Большинство ее предшественников проявляло большую осторожность, не вмешиваясь в содержание произведения, и были «гордыми банкоматами». Если бы Регев осознала смысл своей должности, она собирала бы все больше денег для «банкомата», чтобы помочь созданию новых учреждений культуры.

Но полемика с Регев касается не только ее должности. Эта полемика носит принципиальный характер: допустимо ли демократическому режиму подчинять культуру правительству, как делали коммунисты и фашисты? Ответ – категоричное «нет». Между культурой и лояльностью нет и быть не может ничего общего. Точно так же, как нельзя принять закон, говорящий о «справедливой преступности». Не может быть никакой связи между лояльностью и культурой, поскольку в своих проявлениях культура по сути своей бывает столь острой и вызывающей, что это трудно переварить.

Подобный закон может привести деятелей культуры к самоцензуре и полностью изменить то послание, с которым они обращаются к публике. Театр «Бейт-Лесин» ставит спектакль «Осло», описывающий переговоры, которые предшествовали соглашению. Министр культуры может заявить, что речь идет о переговорах с террористическими организациями и спектакль косвенно вдохновляет на установление связей с такими организациями, а посему не отвечает критериям лояльности в культуре. Ясно, что с таким законом нет никаких шансов на постановку пьес вроде тех, что писал Ханох Левин.

Американский кинематограф создал много фильмов, которые «опозорили» американский флаг во время войны во Вьетнаме и во время борьбы против сегрегации. Америка поняла цену демократии. Израиль перестанет быть тем же государством, если будет принят «закон о лояльности в культуре».

Сенатор Джозеф Маккарти, которого Америка изрыгнула из себя в 1954 году, воскрес в единственном демократическом государстве на Ближнем Востоке.

Узи Барам, «ХаАрец», Р.Р.

Фото: Мегед Гозани.

Реклама

Анонс

Реклама


Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend