Минпрос провалил поставленные перед ним задачи | detaly.co.il
    Среда 23.09.2020|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    543546_Corona_School_distant_Eyal_Toueg

    Минпрос провалил поставленные перед ним задачи

    Министерство образования не готово ко второй волне корона-кризиса. Когда дети вновь останутся дома, их дистанционное обучение будет не лучше, чем во время первой волны. Хотя еще в марте 2019 года была принята поправка к закону о всеобщем обязательном образовании, требующая от минпроса обеспечить детям, по тем или иным причинам остающимся дома, полноценное образование – по сей день для введения в действие этой поправки не сделано ничего.

    - Эпидемия коронавируса не просто изменила характер работы, но сделала явными серьезные огрехи в деятельности минпроса, - сказал в интервью «Деталям» адвокат Эран Райхман, сотрудник консультативного Центра по вопросам права и политики в сфере образования. – Основной удар нанесен детям, предрасположенным к заболеваниям коронавирусом. Речь идет о детях, страдающих различными хроническими заболеваниями; о детях, которые отправлены на карантин; и о детях, где в семьях есть больные коронавирусом. Нам известно, что примерно 20-25 процентов детей из групп риска лишены возможности заниматься дистанционно. К сожалению, не похоже, что министерству образования есть до них дело, потому что до сего дня никакого приемлемого решения их проблем не найдено.

    Адвокат Эран Райхнер. Фото: Яков Кляйн

    Центр был основан в 2009 году при юридическом факультете Хайфского университета. На днях Центр вновь потребовал от министерства образования организовать качественное дистанционное преподавание. Государство не готово к этому, хотя еще в прошлом году, после принятия поправки, обязано было усовершенствовать систему онлайн-обучения.

    - Тогда были предложены различные программы, но, к сожалению, они не учитывали детей из группы риска, - рассказывает адвокат Райхман. - В итоге дети в карантине лишены возможности нормально учиться. И нет никакой инструкции от министерства образования, которая могла бы регулировать ситуацию.

    - 9 сентября ситуацию обсуждала парламентская комиссия по образованию. Что решили депутаты?

    - Там наши худшие предположения только подтвердились: нет никаких поводов для оптимизма. Выяснилось, что до сих пор не установлены критерии на государственном уровне, согласно которым, скажем, конкретного ребенка следует считать заболевшим или входящим в группу риска, а стало быть - нуждающимся в переходе на дистанционную форму обучения. Нет никаких распоряжений на этот счет. Нет никаких гарантий, что дети – а некоторые оставались дома с начала учебного года - смогут учиться и получать полноценное образование. Неясно, кто должен преподавать онлайн - педагоги из школы или кто-то со стороны? Даже если они примут решение сейчас, бюрократические проволочки затянут процесс.

    - Что же делать?

    - Пока хотя бы использовать те возможности, которые есть у самих школ. Скажем, преподаватель ведет урок – этот урок снимается на видео, а затем видеозапись пересылать ребенку.

    - Педагоги не будут против?

    - Профсоюз учителей артачится, и я, честно говоря, не понимаю причины. По моему мнению, педагог и в таком ракурсе может быть частью учебного процесса. А если уж он так не хочет, чтобы его снимали, может выделить дополнительное время, в обычное время (после периода всеобщего карантина) для учеников, вынужденных по объективным причинам заниматься дома. Вложения нужны небольшие и не требуется многочисленных разрешений.

    Все можно было сделать - времени хватало с избытком. Еще до коронавируса следовало хоть что-то предпринять. Министерству просвещения следует проявить определенную гибкость, адаптироваться к ситуации, но создается впечатление, будто там просто не знают, что делать.

    - И это еще усугубляется серьезной разницей в уровнях образования в центре и на периферии...

    - Безусловно! По этому поводу мы еще в прошлом году обращались с иском в Высший суд справедливости. По нашим данным, в Израиле около 300 тысяч детей либо лишены доступа к интернету, либо не имеют компьютеров. Но государство отказывается признать эти данные, и от проблемы отмахивается. В мае нынешнего года, за несколько дней до того, когда система образования после карантина вернулась к прежнему режиму, вдруг было заявлено: мол, история с нехваткой компьютеров у детей – пройденный этап, давайте двигаться дальше. Куда дальше? Государство в этом году ничего не сделало для слабой части населения, которая лишена возможности пользоваться интернетом.

    В БАГАЦе нам сказали, что мы подняли безусловно важную тему, но вернуться к ней надо после того, как эпидемия сойдет на нет. Но даже при этом суд указал, что надо все-таки позаботиться о жителях городов, ставших сейчас "красными" – там ведь очень много районов бедноты. Но ничего так и не было сделано.

    Рафи Перец и Нафтали Беннет. Фото: Эмиль Сальман

    Мы утверждаем, что сегодня более двух тысяч школ не имеют возможности учить дистанционно. Необходимо приобрести соответствующее оборудование. Уже утверждено выделение средств на оборудование, которого должно хватить для охвата 150 тысяч учеников - но деньги пока не перечислены. И до января 2021 года вряд ли будут переведены. При этом не сделано предпочтения «красным» городам.

    Другими словами, новый учебный год, который начался в "тени короны", характеризуется огромным количеством школьников, которые в карантине не смогут учиться дистанционно. А министерство образования в ответ на сетования со стороны директоров школ сказало им: ищите альтернативу дистанционному обучению. Где же они эту альтернативу найдут?!

    - В чем причина усиливающейся разницы в уровне обучения между центром и «социальной периферией»?

    - В недостаточном дотировании слабых местных советов, не позволяющем им сократить этот разрыв. К примеру, в Раанане или Рамат ха-Шарон местные власти могут за свой счет увеличить бюджеты, выделяемые местной системе образования, чуть ли не вдвое. А у слабых местных советов нет таких возможностей. Кроме того, в богатых городах или районах дают деньги еще и родители - то, чего нет у школ в районах с низким уровнем жизни. Так возникает еще и проблема сегрегации. У нас самые лучшие школы – это самые богатые школы. В результате сосуществуют две системы образования: одна для богатых, другая для бедных. А министерство образования не только не пытается сократить этот разрыв – напротив, всячески его усиливает.

    Статистика только подтверждает это: двадцать две лучшие израильские школы находятся в центре страны – Тель-Авив, Кирьят-Оно, Герцлия, Рамат ха-Шарон, Раанана. Они же, скажем так, самые богатые. Принимают в эти школы далеко не всех, ежегодно родители учеников платят дополнительно тысячи шекелей на различные нужды. В самом низу этой пирамиды – арабские школы. И я считаю, что самое время бить тревогу, поскольку речь идет о будущем страны, а при таком подходе оно под угрозой.

    Марк Котлярский, «Детали»
    На фото: дистанционное обучение. Фото: Эйяль Туэг.

    Адвокат Эран Райхман, фото: Яков Кляйн, предоставлено к публикации Центром по вопросам права и политики в сфере образования

     

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend