Министерства утратили дееспособность, но это не удивительно

Министерства утратили дееспособность, но это не удивительно

«Когда война закончится, а похищенные вернутся домой, Государству Израиль придется разработать новый подход к обеспечению безопасности своих граждан. Для этого мы должны уже сейчас проанализировать ошибки прошлого и отказаться от опасных иллюзий, которыми все были введены в заблуждение».

Эти слова предваряют специальный проект Фонда им. Берла Каценельсона «Провал концепций». Авторы проанализировали 10 концепций, продвигаемых правительствами Нетаниягу, но в итоге провалившихся. В их числе – стратегии управления конфликтом, усиления ХАМАСа, «необязательности» западной поддержки, достижения мира без оглядки на палестинцев, и пр. Предлагаем вашему вниманию один из этих материалов.

«Свои» – не значит «лучшие»

Годами нам говорили, что концентрация в руках правительства большей власти – именно то, чего ему не хватает для надлежащего функционирования. Но в Черную субботу мы увидели сильную нацию и могущественное гражданское общество, а также… правительство, не способное обеспечить восстановление Израиля.

7 октября Государство Израиль погрузилось в кризис национального масштаба, возможно, самый тяжелый за всю его историю. Кроме ужасной травмы, вызванной резней, захватом заложников и тяжелой войной, граждане Израиля вынуждены преодолевать еще одну, не менее тяжелую проблему: развал госслужбы. Должностные лица, которые должны справляться с кризисом, оказались неспособны выполнять свои функции. После 7 октября израильское общество, вместо быстрого восстановления, осталось с недействующими министерствами, парализованными министрами и разваленным профессиональным эшелоном.

Даже госконтролер Матаниягу Энгельман, которого Нетаниягу назначил специально, чтобы избежать критики правительства и расследований коррупции, утверждает, что «правительство провалило заботу о тыле», а Лиора Шимони, сотрудница офиса госконтролера, контролирующая заботу о тыле, сказала: «Мы видим большие неудачи на местности, большой провал. Мы видим огромную дезорганизацию. Мы не верили, что такое может случиться. Доверие к министерствам утрачено: вы не видите их там, где они должны быть».

Снижение качества госслужб стало результатом революции в госсекторе, которую в последние десять лет осуществляли правые правительства в рамках ложного «принципа управляемости». Целью их шагов была политизация госслужбы вместо ее нейтральности, и в соответствии с желаниями политического эшелона – министров и депутатов. «Способность реализовывать цели в том виде, в каком они были определены, является необходимым условием хорошего управления, но ни в коем случае не достаточным, — писала бывший министр юстиции Айелет Шакед в своей статье 2016 года «Пути к управлению». — Хорошее управление оценивается прежде всего тем, насколько министры имеют возможность самостоятельно ставить цели».

Ради этого подхода Айелет Шакед, Ярив Левин и другие представители правого лагеря пытались изменить и порядок назначения специалистов на госслужбу, и сферу их полномочий – например, отменить комиссии по назначению и дать возможность назначать на высшие должности в министерствах, — например, юридических советников и заместителей гендиректоров, — людей, лояльных министру. Даже несмотря на то, что многие из этих инициатив не прошли, в правительстве все равно укоренилась норма комплектации ключевых вакансий в соответствии с близостью к назначающему министру или с политической лояльностью. Прямым результатом стало предпочтение соратников профессионалам, назначение людей без соответствующей квалификации на важные должности, тем более — на связанные с контролем.

Одновременно правые политики уже много лет ведут агрессивную кампанию против профессионального эшелона. Они называют его «властью чиновников» и «дипстейтом». Каждого критикующего объявляют действующим против государства. В 2019 Нафтали Беннет, который тогда входил в правительство Нетаниягу, объявил, что «для победы над ХАМАСом нужно освободить ЦАХАЛ от БАГАЦа». Мири Регев объяснила: «Нас избрали, чтобы мы правили, а не были марионетками власти чиновников». Галит Дистель-Атбарьян тоже не так давно пожаловалась, что за время ее недолгого пребывания в должности министра информации она «не могла переложить ручку с одного края стола на другой без согласия юридического советника».

Таким образом, для правых политиков разложение общественного сектора превратилось в норму, естественное право избранных лиц. Или, как незадолго до 7 октября сказал депутат кнессета от партии «Ликуд» Ариель Кельнер: «Правительство имеет право делать плохие и негодные назначения».

И действительно — за последние десять лет министры от «Ликуда» полностью реализовывали это «право». «Чего стоит Таагид (корпорация телерадиовещания), если мы его не контролируем?» — восклицала Мири Регев в 2016-м. Этот же подход она применяла и став министром транспорта, назначая своего приближенного, члена «Ликуда» Моше Бен-Закена гендиректором министерства, несмотря на отсутствие опыта; члена «Ликуда» Игаля Амади – председателем совета директоров кампании «Нетивей Исраэль»; а адвоката Эльада Бардуго, племянника политического комментатора 14 телеканала Яакова Бардуго – юридическим советником «Нетивей Исраэль». Во время войны министерство во главе с Регев в основном отличилось тем, что отменило работу общественного транспорта на исходе субботы, когда им пользуются солдаты.

Министр Дуди Амсалем, отвечающий за правительственные компании, недавно кричал на интервьюеров, посмевших спросить, почему он использует свою должность для назначения на ключевые посты приближенных, не обладающих необходимыми навыками: «А кого мне назначать? Я беру тех, кого знаю». Амсалем пытался уволить начальницу управления государственных компаний Михаль Розенбойм из-за того, что она противилась его неразумным назначениям и решениям. Он уволил других — например, директора Почты Израиля Мишеля Вакнина и начальника отдела по борьбе с расизмом. И во всех этих случаях причиной было желание назначить своих людей вместо независимых профессионалов.

Амсалем
Фото: Оливье Фитусси

Но больше всего в последние годы с политическими назначениями неспособных, непрофессиональных, неподходящих людей ассоциируется окружение премьер-министра. Достаточно вспомнить список назначенцев, за последние годы прошедших через администрацию и офисы Нетаниягу и позднее ставших подозреваемыми по уголовным делам, обвиняемыми или замешанными в различных скандалах: советник Натан Эшель ушел с поста из-за подозрений в сексуальных домогательствах; начальник администрации Галь Шефер был под следствием из-за непристойного поведения; советница по законодательству Перах Лернер призналась в использовании служебного положения; ее партнер, начальник администрации Давид Шаран проходил подозреваемым по делу о подводных лодках, как и его адвокат и двоюродный брат Нетаниягу, Давид Шимрон; начальник администрации Ари Аро был подозреваемым и стал государственным свидетелем по делам Нетаниягу; Шломо Фильбер, назначенный в 2015 году гендиректором министерства связи во главе с Нетаниягу после того, как в том же году руководил избирательной кампанией Ликуда, тоже стал государственным свидетелем по делам премьер-министра.

Нынешний начальник администрации премьер-министра Йоси Шели получил назначение благодаря членству в «Ликуде» и после того, как провел его последнюю избирательную кампанию. В том же году Нетаниягу пытался назначить его председателем ЦСБ, несмотря на отсутствие соответствующего опыта. После начала войны Шели и возглавляемую им администрацию обвиняли в вопиющем отсутствии функционирования. После 7 октября Шели возложил ответственность (частично) за резню на участников фестиваля «Нова» возле кибуца Реим, сотни из которых были убиты в Черную субботу, и сравнил задержки в опознании с «очередью в супермаркете».

И, как будто этого недостаточно, правительство порой решало в течение долгого времени вообще не заполнять важные вакансии, лишь бы не назначать тех, кто не нравился политическому эшелону. Так Израиль в речение двух лет обходился без верховного комиссара полиции. А Верховный суд обходится без председателя, поскольку министр юстиции Ярив Левин умышленно не назначает нового после завершения каденции судьи Хают.



В результате страдают и возможности гражданского населения контролировать действия правительства или защищать себя от них. Но помимо этого можно говорить о тяжелом ослаблении государственной системы, сильном ударе по общественному доверию к ней, сокращении возможностей профессионалов на госслужбе достойно исполнять свои обязанности из-за радикализации и разложения политического эшелона. Только в этом году спрос на рабочие места в правительственных учреждениях упал на 30%, а те, кто остался, вынуждены следовать бестолковым указаниям политического эшелона, чтобы сохранить свои рабочие места.

Яркий тому пример – полиция Израиля. После нескольких лет умышленного ее ослабления со стороны Нетаниягу ответственность за нее передали Бен-Гвиру, ранее осужденному за поддержку террора. И эта разваливающаяся система делает все для того, чтобы его удовлетворить, в том числе подвергает опасности жизни граждан беспорядочной раздачей оружия.

Бен-Гвир
Фото: Офер Вакнин

7 октября выяснилось, что после многолетнего заражения госслужбы коррупцией, ее истощения, направленной против нее тяжелой и целенаправленной кампании она уже не способна к управлению страной. Поскольку профессиональный эшелон все больше состоит из несоответствующих должности политических назначенцев, государство становится неспособным к управлению ни в обычное время, ни во время кризисов. Желание правых создать «управляемость» привело к тому, что сотни тысяч граждан нуждаются в помощи и вынуждены сами заполнять созданный государством вакуум.

«Детали» — в сотрудничестве с Фондом им. Берла Каценельсона. Перевод на русский язык: Анна Кац. Фото: Илан Ассаяг

Будьте всегда в курсе главных событий:

Подписывайтесь на ТГ-канал "Детали: Новости Израиля"

Новости

Ракетный залп из Ливана: несколько поселков на севере Израиля остались без электричества
12-й канал: посольству Израиля в Лондоне дано указание не содействовать визиту Ганца
Иностранных рабочих на северной границе обрекают на смерть

Популярное

Все остается в семье: как сыновья Либермана стали богатыми людьми

Сыновья Авигдора Либермана разменяли лишь четвертый десяток лет, но уже успели делать бизнес с Россией...

Новый поворот: крупнейший лоукостер отменяет тысячи билетов в Израиль и обратно

Компания-лоукост EasyJet, одна из крупнейших в мире бюджетных авиакомпаний, отменяет тысячи авиабилетов в...

МНЕНИЯ