Главный » Общество » В разгар кризиса минфин в крутом пике

В разгар кризиса минфин в крутом пике

Руководство Израиля определенно оторвано от действительности: Нетаниягу просыпается только когда все рушится, а правительство не осознает, что реальность изменилась.

На прошлой неделе министр финансов Исраэль Кац представил наброски бюджета и свое экономическое видение борьбы с кризисом, которые будут вынесены на обсуждение правительства и кнессета. Не прошло и трех дней, как премьер-министр Биньямин Нетаниягу объявил народу с телеэкрана, что поручил минфину подготовить другой план, который даст ответ в долгосрочной перспективе для тех, кто остался без работы, а также для бизнесов из тех отраслей, которые до сих пор не открылись.

Вскоре после этого Кац быстро объявил, что в течение дня пройдут первые заседания с участием руководителей высшего звена с целью разработки комплексной программы помощи всем секторам экономики – как наемным работникам, так и частникам — к середине следующего года.

«В настоящее время, вопреки всем ожиданиям, кризис коронавируса остается с нами. Судя по всему, он не закончится до того, как будет найдена вакцина. Это произойдет примерно через год. Поэтому экономика должна быть подготовлена в это время», — говорится в официальном заявлении минфина.

Знал ли Кац заранее о точке зрения Нетаниягу или услышал об этом по телевизору во время его пресс-конференции, как все мы, не имеет значения. С одним выводом нельзя поспорить: проект бюджета, представленный несколькими днями ранее, полностью игнорировал состояние экономики и тот факт, что коронавирус останется с нами еще надолго — по крайней мере, до создания вакцины.

В набросках бюджета, представленных Кацем, ничего не сказано о том, что банкетные залы, туристическая индустрия и сфера авиаперевозок не смогут работать еще долгие месяцы. Никто не уделил внимание владельцам бизнесов и работникам в тех секторах, которые не вернутся к работе в ближайшее время. Не было сказано, каким образом им собираются помогать, хотя все это было известно. Ведь никто даже представить себе не может, что авиаперевозки, туризм и другие отрасли продолжат работать, пока эпидемия не взята под контроль.

Никто не дал ответа сотням тысяч безработных, нет никакого плана, чтобы помочь малым и средним предприятиям пережить кризис. А программа, представленная в области трудоустройства, опирается на отчет «комиссии 2030», который был составлен до эпидемии и поднимает такие вопросы, как повышение занятости в ультраортодоксальном и арабском секторах, а также повышение пенсионного возраста. Комиссия базировалась на прошлой ситуации, очень благополучной, с самым низким уровнем безработицы. Никто в «комиссии 2030» не мог себе представить, что сотни тысяч молодых люди станут хроническими безработными, не говоря уж о людях в возрасте старше 55 лет, потерявших работу.

Не осознают реальность

Отрыв правительства от реальности родился не на этой неделе, он просматривается в опрометчивых решениях минфина на протяжении всего кризиса. На словах у нас летали по воздуху миллиарды, но на практике бюджеты выделялись слишком поздно. Или вообще не достигали своей цели. Продление пособий по безработице произошло за мгновение до того, как 262 тысячи человек остались без денег. Гранты малому бизнесу были предоставлены только после давления со стороны общественности, по каплям и при бесконечной бюрократии.

Компенсация для предприятий, чьи отрасли не вернулись к работе, была получена спустя несколько долгих месяцев неопределенности и безнадежности. И всем ясно, что обещанный грант в 6 млрд. шекелей для стимулирования занятости вовсе не стимулирует занятость, а в основном помогает крупному бизнесу.

Бюрократия не только усложнила жизнь бизнесу, но и помешала работе государственных учреждений, министерств и ведомств. Например, в начале июня были внесены изменения в «Основной закон: народное хозяйство». Поправка гласит, что сумма, выделенная по статье «Поощрение трудоустройства и инвестиции в человеческий капитал», будет повышена до 1,35 млрд. шекелей. При этом организации, занимающиеся поощрением занятости, не могут по сей день получить бюджеты, которые были обещаны несколько месяцев назад, когда было объявлено о первом этапе в сумме 800 млн. шекелей.

Нетаниягу и министр финансов провозглашают раздачу миллиардов шекелей, но весь правительственный аппарат находится в другой реальности, где «нет бюджета» и любые нештатные расходы должны проходить отдельное утверждение у главного аудитора минфина. Результат: некоторые, на первый взгляд, удачливые организации, которым пообещали бюджет, тоже пока ничего не получили.

По большому счету, в минфине и других правительственных учреждениях вели себя так, будто сразу после открытия экономики все проблемы устранятся сами собой. Они не понимали, что реальность изменилась. Они игнорировали тот факт, что коронавирус пришел к нам, чтобы остаться и создать «новую нормальность». И нельзя ждать, пока вернется прежняя реальность. Возможно, она не вернется никогда.

Отсутствие этого понимания характерно для всех правительственных учреждений, а не только для министерства финансов, которое не отреагировало адекватно на проблему массовой безработицы и не разработало реальных программ трудоустройства. Министерство здравоохранения тоже не смогло спланировать нормальный режим жизни при коронавирусе, который позволил бы людям зарабатывать на жизнь. Министерство образования не воспользовалось двумя месяцами, когда школы были закрыты, чтобы придумать новый формат работы школьной системы, в результате чего учителя и директоры школ оказались в кафкианской реальности.

Стратегия в Израиле – недоступная роскошь

Планы, разработанные для решения задач новой реальности, также игнорировались. Например, Национальный экономический совет поручил стратегическим департаментам различных министерств составить планы с учетом различных сценариев, которые могут возникнуть в результате кризиса. Однако, несмотря на эти указания, лишь немногие гендиректоры министерств отдали такое распоряжение своим работникам. Большинство из них решили подождать, когда закончится «чрезвычайный» период, и жизнь вернется в нормальное русло. Во многих министерствах подразделения по стратегическому планированию не были классифицированы как жизненно важные службы, и всех работников отправили по домам на карантин.

Стратегическое планирование остается у нас недостижимой роскошью. А необходимость в подготовке считается ненужной. Таким образом, хотя рабочее предположение состояло в том, что вторая волна эпидемии начнется в сентябре, не было никаких оценок или прогнозов. Поэтому, когда эта волна пришла раньше, чем ожидалось, не было никаких готовых программ, которые можно было достать из ящика стола и претворять в жизнь.

Оркестром политиков, оторванных от жизненных реалий, дирижирует Нетаниягу, который утверждает, что личные дела не мешают ему управлять государством. Кажется, ему не трудно найти время, чтобы управлять своей личной — правовой и политической – борьбой. И только когда все идет своим чередом, он просыпается и возвращается к государственным делам, заявляя, что лично возглавит все изменения, которые должны были сделать еще несколько месяцев назад.

Если бы до тех, кто принимает решения, дошло, что мир вступил в новую реальность, и прошлое больше не вернется; если бы они попытались находить системные решения и мыслить в долгосрочной перспективе; если бы министры и их министерства начали работать вместе, они смогли бы сформулировать нужный план еще в марте-апреле. Такой план успокоил бы людей и дал им надежду, что все вернется, а также предотвратил огромные растраты государственных средств. Но для того, чтобы так произошло, перед глазами у тех, кто принимает решения, должно стоять благо государства, а не личные интересы.

Сиван Клингбэйл, TheMarker, Ц.З. На фото: Биньямин Нетаниягу и Исраэль Кац. Фото: Оливье Фитусси˜

 

 

Реклама

Анонс

Реклама

Партнёры

Загрузка…

Реклама

партнеры

Send this to a friend