Миллиарды Центробанка не дошли до народа и вернулись назад | detaly.co.il
    Вторник 29.09.2020|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    nir_keidar_Bank_6914

    Миллиарды Центробанка не дошли до народа и вернулись назад

    Несмотря на кризис и попытки Банка Израиля вливать деньги в экономику, коммерческие банки воздерживаются от предоставления денег населению. Учетная ставка почти равна нулю, и Банк Израиля выбросил на рынок капитала почти 68 млрд шекелей. Но объем кредита увеличился всего на 4 млрд шекелей. Деньги стали «дешевыми», но банки ведут слишком осторожную политику, избегая рисков. Результат – кредитный кризис для домохозяйств и бизнесов, испытывающих трудности с оплатой текущих расходов.

    Банк Израиля открыл плотину, но деньги не потекли

    Что касается денежно-кредитной политики, у Банка Израиля есть два основных инструмента, с помощью которых он влияет на предложение и цену денег. Первый – это учетная ставка, которая сегодня составляет 0,1 процента, и рассмотрение любых предложений ее поднять было отложено с началом  корона-кризиса на неопределенный срок. Второй инструмент – инициативные действия в качестве «супер-игрока» на рынке капитала. И особенно покупка облигаций, что на самом деле является созданием денежных потоков на рынок. Имея в своем распоряжении эти два инструмента, Банк Израиля выжал педаль газа до конца.

    Согласно данным Банка Израиля, с начала корона-кризиса и по июль 2020 было потрачено 68 млрд шекелей на рыночные операции. Сюда входит и покупка государственных облигаций, которые Банк Израиля обязался купить на сумму 50 млрд шекелей. А также приобретение корпоративных облигаций, которые он обязался купить на 15 млрд шекелей.

    Покупка облигаций Банком Израиля преследует две основные цели. Во-первых, стабилизировать рынок во время кризиса – предотвратить бегство инвесторов, которые боятся, что их активы обесценятся. Вторая цель – вливать деньги в финансовую систему и, особенно, в коммерческие банки. Банк Израиля берет с рынка долговые расписки на бумаге и дает вместо них наличные. Идея этого шага заключается в том, что чем больше ликвидных средств есть у банков, тем больше у них стимулов предоставлять кредиты населению. Чем больше денежная масса на рынке, тем ниже должна быть цена.

    Но деньги, которые Банк Израиля изыскал и отправил на рынок, застряли где-то по пути. Вместо того, чтобы ссужать их своим клиентам, банки фактически предпочли хранить деньги в Банке Израиля. И накапливать их. Фактически, с начала корона-кризиса банки увеличили свои накопления в Банке Израиля на 92 млрд шекелей.

    Да, каждый из банков в Израиле имеет свой текущий счет в Банке Израиля. Так же, как каждый из нас. Через этот счет банки могут получать ссуды от Банка Израиля под проценты. И могут вносить туда деньги. В ситуации монетарной экспансии, которая происходит в последние месяцы, Банк Израиля вливает деньги на рынок капитала, но также позволяет рынку возвращать свои излишки с помощью «депозитных аукционов».

    Проблематичность монетарной опции

    Большая проблема этой системы состоит в том, что Банк Израиля не может заставить банки выдавать деньги людям. Или, точнее, он не может заставить коммерческие банки давать людям ссуды под такие проценты, чтобы люди были заинтересованы их брать.

    В конце марта регулятор банковской деятельности снизил требования к достаточности капитала на 1 процент, чтобы банки могли хранить меньше денег на депозитах в качестве гарантий для каждой ссуды. Бывший инспектор банковской деятельности Хедва Бар напрямую обратилась к коммерческим банкам с призывом предоставлять ссуды даже ценой снижения прибыльности. Но в конечном итоге банки – это коммерческие предприятия, работающие на свободном рынке, и надзорный орган не имеет возможности заставить их что-либо делать.

    Во время кризиса повышается уровень риска ссуд, и уже сегодня банки сталкиваются с волной убытков из-за того, что многие заемщики не могут выплачивать ссуды. Банк «Хапоалим», например, пережил снижение прибыли на 85 процентов во втором квартале 2020 года.

    «Нельзя толкать канат»

    Это явление не ново: в 1935 году, в разгар Великой депрессии в США, управляющий Федеральной резервной системы Марринер Экклз пытался объяснить, почему одними действиями Центробанка, без бюджетной помощи со стороны правительства, невозможно вывести американскую экономику из рецессии: «Нельзя толкать канат. Мы находимся на пике рецессии, и, помимо создания благоприятных кредитных условий, Федеральная резервная система мало что может сделать».

    Используя пример каната, который можно тянуть, но невозможно толкать, Экклс объяснил, что инструменты Центробанка отлично работают в одном направлении – когда нужно ограничить кредитование путем повышения процентных ставок. В другом направлении это не работает. Максимум, что может сделать Центробанк, это снизить процентные ставки и дать возможность коммерческим банкам легко предоставлять ссуды. Но Центробанк не может заставить коммерческие банки давать ссуды.

    Сегодня, 85 лет спустя, данные доказывают, что Марринер Экклз был прав. Можно критиковать решения правительства о предоставлении прямой помощи людям из госбюджета в связи с эпидемией коронавируса, но одно можно сказать наверняка: почти все деньги, которые правительство тратит на борьбу с рецессией, в конечном итоге доходят до экономики и стимулируют экономическую активность. По состоянию на конец июля правительство потратило 56 млрд шекелей на помощь экономике, и подавляющая часть этих денег попала на рынок через карманы домохозяйств и бизнесов, что способствовало повышению экономической деятельности.

    Йонатан Киршенбаум, «Давар ха-овдим б'Эрец-Исраэль». Ц.З. Фото: Нир Кейдар˜

     

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend