Суббота 17.04.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    Dan_Gertler_Tomer_Appelbaum

    Криминальные миллиарды: досье израильского алмазного магната

    В марте 2018 года в аэропорту одной из европейских столиц приземлился самолет, из которого вышла не обращавшая на себя внимания семья: муж Гради Коко, его беременная жена и их маленькая дочка. Скромный багаж включал два чемодана и небольшую сумку – все, что удалось упаковать в спешке. Остальное пришлось бросить впопыхах в Демократической Республике Конго (ДРК), на их родине, которую они вряд ли увидят в ближайшее время.

    Супруги взяли такси и направилась по известному адресу – к знакомым, которые согласились принять нежданных гостей на короткое время. Впоследствии Коко и его супруга то и дело переезжали из одной квартиры в другую, и вскоре дошло до того, что им пришлось питаться в бесплатных столовых.

    Гради Коко было что терять: в ДРК он вел зажиточную жизнь, занимая престижную должность в Afriland First Bank в Киншасе – возглавлял департамент внутреннего аудита. Его ежемесячная зарплата равнялась совокупному заработку нескольких десятков конголезских рабочих, занимавшихся тяжелым физическим трудом.

    И все же однажды жизнь Коко пошла по иному руслу, когда рано утром один из его подчиненных, Нави Малела, обратил внимание босса на необычного клиента – с виду ультортодоксального еврея. Малела узнал в нем израильтянина Дана Гертлера, одного из самых влиятельных людей в богатой природными ресурсами африканской республике.

    Благодаря своим тесным связям с Джозефом Кабилой, президентом ДРК до января 2019 года, молодой ультраортодоксальный миллиардер из Бней-Брака Гертлер в течение двух десятилетий владел эксклюзивными правами на добычу в огромных масштабах меди, кобальта, золота, алмазов и других полезных ископаемых. Дополнительные деньги ему  принесли инвестиции в сельское хозяйство и банки.

    По словам самого Гертлера, за все, что он сделал для развития Конго, ему пора получить Нобелевскую премию. Оказавшийся под санкциями сразу двух международных организаций и Белого дома за коррупционную деятельность, Гертлер вряд ли получит Нобелевскую премию, но в его семье уже есть награда: его дед Моше Шницер был основателем и первым президентом израильской Алмазной биржи и получил Госпремию Израиля. Так что без всякого преувеличения можно сказать, что жизненный путь Дана Гертлера из Тель-Авива в Киншасу был усеян алмазами.

    Но в то же время он оказался замешан в разного рода коррупционных сделках, попав в поле зрения правоохранительных органов Великобритании, США и Швейцарии. В декабре 2017 года администрация США наложила жесткие санкции на него и его предприятия за «коррумпированные сделки» в сфере добычи полезных ископаемых. В результате банки по всему миру, в том числе  в Израиле, закрыли двери перед миллиардером, опасаясь за свою репутацию и возможные «юридические неприятности».

    Единственный банк, который принял Гертлера с распростертыми объятиями – Afriland First Bank. И сразу после этого люди из окружения опального миллиардера стали наведываться в этот африканский банк, вкладывая наличными десятки миллионов долларов и евро на различные счета, которые они тотчас открывали. Коко и Малела контролировали поступление денег, хотя и предупредили банковское начальство, что слишком большое поступление наличных на счета – иногда более миллиона долларов или евро – даже в обычных условиях может вызвать подозрение.

    Все бы шло гладко, если бы не начались некоторые события, о которых Коко и Малела предпочитают умалчивать; однако в результате вначале страну покинул Коко, а два года спустя – и Малела, опасаясь за личную безопасность.

    Не так давно Коко и Малела решили открыто заявить, что сливали информацию об активности партнеров Гертлера в филиале киншасского банка для «досье Конго» – так назывался документ по результатам международного расследования, обнародованный в июле 2020 года в TheMarker, Bloomberg и Le Monde; а также для отчета организаций Global Witness и Platform to Protect Whistleblowers in Africa, известной как PPLAAF, – активных борцов с коррупцией в Африке.

    Малела и Коко утверждают, что в крупномасштабной афере была замешана дирекция банка, которая практически засекретила дела Гертлера и его партнеров .

    Эти два аудитора несколько раз предупреждали начальство, что ситуация грозит серьезными последствиями, а операции с наличной валютой становятся все интенсивнее, а стало быть, и опаснее.

    Малела и Коко пытались добиться проведения внутреннего аудита, чтобы понять, как далеко зашел банк в своем рвении. В особенности, учитывая тот факт, что все счета, которые открыли люди Гертлера, управлялись дирекцией банка. Причем, они делали вид, что эти счета никакого отношения к Гертлеру не имеют – так банк пытался обойти санкции, наложенные на миллиардера.

    «Досье Конго» выявило двух основных вкладчиков наличных денег. Одним из них был Шломо Абу-Хацира, сын раввина-каббалиста Давида Абу-Хациры из Нагарии. Согласно имеющейся документации, Абу-Хацира вложил 19 млн долларов наличными на различные счета на сумму до 3 млн долларов. Другим человеком был Алан Муконда, конголезец, сотрудник Гертлера, который вложил 12 млн евро наличными на различные счета, в том числе счета двух компаний, с которыми Гертлер не отрицает свою связь. Примечательно, что Гертлер, Абу-Хацира и Муконда заявили, что все сведения о счетах были фальсифицированы. Как и Гертлер, Муконда отрицает, что когда-либо посещал банк.

    Однако Коко и Малела утверждают обратно: всех троих в разное время они видели в банке, и не один раз, а несколько. Более того, все операции по приему денег проходили по специально отработанной схеме, а информация тотчас заносилась в компьютер после каждого посещения. Именно на этой информации и построили свои выводы два аудитора, проанализировав ее и поняв, что события принимают преступный оборот.

    По словам Коко, после того как он обратился начальству с предупреждением, его вызвали в головной офис и предупредили, чтобы он держал язык за зубами, иначе ему не поздоровится. Как считает Коко, угрожали не только ему, но и многим другим. Главное, что после этой встречи с начальством буквально через неделю он был вынужден покинуть страну. О подробностях Коко не говорит, но понятно, что речь шла об угрозе жизни его и его семьи.

    Конечно, заманчиво считать историю Коко и Малела историей двух Дон-Кихотов, сражавшихся с ветряными мельницами: с руководством банка и всемогущим магнатом. Но это не совсем так. Скорее, это история о том, что далеко не все можно купить за деньги. Есть, наверное, некий предел, за которым начинается беспредел.

    Что касается Дана Гертлера, то конец его личной истории еще не написан. Гертлер и банк не пожалели ресурсов, пытаясь предотвратить публикацию документов, предоставленных Коко и Малелой. В разговоре с TheMarker в июле прошлого года Гертлер заявил, что хотел побудить разоблачителей, как он выразился, «покаяться», например, упоминая об их близких родственниках, которые остаются в ДРК. Накануне публикации отчета о расследовании в Израиле, Франции и Конго была проведена международная клеветническая кампания против PPLAAF, Global Witness и журналистов, включая размещение отредактированных записей некоторых из участников. Часть материалов распространялась через сеть анонимных пользователей в соцсетях.

    Предпринимались попытки выйти непосредственно на самих Коко и Малелу, чтобы каким-то образом запугать их, скомпрометировать или даже откровенно купить. Но Малела и Коко по-прежнему стоят на своем.

    «Я хочу сказать, что Гертлер может оставить себе свои миллиарды. Я заплатил слишком высокую цену, чтобы отречься», – говорит Малела. Он и его товарищ хотят идти до конца, считая, что в бедственном положении Конго, в проевшей насквозь все структуры коррупции виноваты во многом экс-президент Кабила и такие магнаты, как Гертлер, хищнически эксплуатировавший природные ресурсы этой африканской страны.

    «Я жалею только об одном: что не прихватил с собой больше документов по этому делу», – добавил Коко.

    Как и следовало ожидать, Боаз Бен-Цур, адвокат Гертлера, категорически опроверг все данные, содержащиеся в публикации, заявив, что все это – часть преднамеренной кампании, ставящей целью опорочить его клиента. По его словам, журналисты опираются на поддельные документы и фальшивые сведения.

    Боаз Бен-Цур также отметил, что его клиент намерен потребовать через суд компенсации за ущерб, причиненный его репутации.

    Afriland First Bank и управляющий банком, в котором работали Коко и Малела, на запрос редакции не ответили.

    Гур Мегидо, Хагар Шезаф, «ХаАрец», М.К.˜ На фото: Дан Гертлер с экс-премьером Эхудом Ольмертом. Фото: Томер Аппельбаум

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend