Мэры стали слишком сильными

Муниципальные выборы остались позади. Тонны макулатуры – листовок и наклеек — отправились в свой последний путь в мусорные баки. Плакаты исчезли с балконов, и уже никто не вспомнит, кем были все эти люди, на протяжении нескольких месяцев обещавшие “хорошо управлять”, “очистить город” и, конечно же, “сконцентрироваться на интересах горожан”.

Если бросить даже беглый взгляд на муниципальные кампании от Димоны до Кирьят-Шмоны, легко заметить постыдное сходство лозунгов — как будто всем этим управляли одни люди, из одной центральной штаб-квартиры. Муниципальные копирайтеры не особенно напрягаются: лозунги повторяются каждые пять лет.

Но не только кампании идентичны — сами муниципалитеты тоже практически не меняются. Да, время от времени появляются новые мэры, но остается заметным феномен, когда они остаются на своих постах в течение многих лет. И это поразительно. Если мэр не оказывается замешанным в какой-либо преступной деятельности и не совершает грубых проступков в течение первого срока правления, то с ним становится трудно соперничать, даже если он не блещет особыми талантами.

Как израильские мэры стали такими могущественными?

До середины 1970-х годов все было совсем иначе. Голосование проводилось только одним бюллетенем — в местный совет, а затем уже члены совета избирали мэра. И они же могли снять его с поста. Муниципальные списки были партийными и политические подрядчики контролировали города.

Но такая система порождала нестабильность в органах власти, и в 1975 году первое правительство Рабина сотворило политическое чудо: к изумлению функционеров, был принят закон о прямых выборах мэров и глав местных советов. И вот с 1978 года по сей день мы голосуем двумя бюллетенями: один —  за главу местного управления, другой – за список в местный совет.

Мэр избирается напрямую, его нельзя сместить. Состав совета почти не имеет значения. Фактически, мэру даже не нужно большинство. На практике местные советы слабы, коалиции широки, оппозиция неэффективна, а мэр становится единоличным правителем в своем городе.

Спустя сорок лет после изменения закона можно сделать два вывода: эта система спасла местную власть, но зашла слишком далеко. Вместо слишком влиятельных и сильных местных советов и слабых мэров, у нас появились слишком влиятельные и сильные мэры и беспомощные советы.

Преимущество этой системы понятно: у органов местной власти в Израиле КПД может быть куда выше, чем у правительства. Опытный мэр может воплощать в жизнь крупные проекты со скоростью, о которой правительство лишь мечтает. Он обладает редкой свободой действий. Однако данной свободой пользуются и коррупционеры! Системе сдерживания трудно обуздать всемогущего босса, который напрямую контролирует муниципальный аппарат, и этот механизм полностью мобилизован для его очередного переизбрания с прямым использованием городских ресурсов. Демократично ли это? Не совсем.

Члены местного совета, по большей части, являются верноподданными муниципального шерифа. В отличие от депутатов кнессета, члены местных советов служат на добровольной основе и не получают вознаграждения даже за участие в работе комиссий. Они вынуждены зарабатывать на жизнь и не могут полностью посвятить свое время муниципальной деятельности. Все попытки изменить эту данность и каким-либо образом вознаграждать их за работу потерпели неудачу. И неудивительно, что самыми ярыми противниками данного шага были… сами мэры! Ведь последнее, чего они хотят — это получить сильный местный совет с активными депутатами. А пока что горсовет собирается один раз в месяц и обычно является исключительно представительским органом власти.

Расцвет строительства и рост рынка недвижимости в Израиле превратили муниципалитеты в настоящий Клондайк. Муниципальная система, предоставляющая разрешения на строительство, не в состоянии устоять перед искушением и выдержать давление, оказываемое на аппарат и на мэра.

Именно поэтому необходимо произвести важнейшие изменения: укрепить положение городских контролеров, выделить зарплаты депутатам горсоветов и расширить их полномочия, а также ограничить посредством закона срок пребывания мэров на посту.

Ницан Горовиц, «Либерал». А.М.
Фото: Моти Мильрод


тэги

Реклама

Анонс

Реклама


Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend